Жить, а не выживать

В Израиле погода обманчива. Второй день с моря спокойно и уверенно наступают тучи. Серые, низкие, тяжелые. Они обильно поливают нас дождем. Конечно в радость. Будет вода в Кинерете. Будет урожай… Но все, кто могут не выходить из дома, сидят в теплых пижамах около работающих радиаторов.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Вдруг выскочило солнце. И сразу стало тепло. Я в надежде погреться вышла на улицу. Да и заказ надо было забрать — книгу Маршака для внука.

Надо мной голубое окошко, из которого во всю мощь греет солнце. Радуга в полнеба. Несутся дождевые реки в открытые люки. Жизнь удалась! До того мгновенья, когда окошко в небе закрылось и открылся кран с напором. Пока открыла зонтик, вся промокла. С порывом ветра зонтик уже не понадобился. Он был суше чем я.

За 30 лет жизни в Израиле есть уже опыт с коварством природы, но я опять повелась на дразнящее солнышко. Очень уж оно было манящее.

Дрожа от холода, хлюпая мокрыми туфлями, я приползла домой. По дороге думала: как же там мои? Всегда, когда мне плохо, я думаю о своих детях.

Мои — это сын, доча и мои сладкие внуки. Одному 3 года, второму 3 и 7 месяцев. И две девочки по 4 месяца каждой. Невестка и дочь почти одновременно подарили мне такую радость. И, конечно, тревогу. Всегда кажется, что дети немного легкомысленно относятся к здоровью моих внуков.

Например, у старшего внука болело горлышко, а его отправили в садик.

Прижавшись к радиатору, укутанная в огромный плед звоню. Сначала дочери.

— Мам, не волнуйся. Муж на работе, Яэль спит в своей кроватке. Денис здоров, он в садике. Про горло он наврал тебе — хотел мороженого.

В Израиле если болит горло, детям дают мороженное. Денис — это ребенок с иракско — смоленскими генами. Говорят, что дети от смешанных браков получаются умными. Так это правда. Он может манипулировать мной, как хочет. Парень растет очень смышленый. У него талант конструктора. Может выстроить любую комбинацию из подручного материала. Сам ремонтирует свои машинки, роботов… Правда, перед этим он их разбирает. А вот читать не любит. Книги не признает совсем, как, впрочем, и его папа.

Потом звоню сыну.

— Ма, я занят, у нас совещание. Я здоров, жена здорова, дети здоровы. Мишка в садике, а Тали уже научилась переворачиваться. Все хорошо.

Садик у Мишки хороший. Его там любят. Смесь смоленщины и марроканщины дала чудесного малыша с голубыми глазами, с умом великих философов. Парень в свои 3 года прекрасно знает, как и с кем себя вести. Изъясняется на 2-х языках свободно, поет песни и знает точно, в какой ситуации какую выдать песню.

Очень любит, когда ему читают. Я и сын читаем ему на русском, его мать — на иврите. Песни он учит в садике, а на русском — из мультиков, которые я ему подсовываю, когда он у меня. Во всяком случае, когда его мама требует немедленного подчинения, он выдает ей популярную фразу: «Ну, мама, погоди!»

Должность бабушки не простая. Чтобы быть на уровне, мне надо знать марки всех машин в Израиле, имена супергероев, которые все время что-то спасают, имена героев в современных мультиках. Мне надо знать песенки на иврите, складывать лего, хорошо разбираться в растениях, сочинять рассказы про разную живность… Между всем этим вбивать в эти израильские головки сказки Пушкина, песни Шаинского, стихи Барто, Маршака, Чуковского….

А скоро подрастут внучки. Эти маленькие принцессы принесли в мою семью такое счастье!

В пятницу вечером у меня день посещений. Внуки любят приезжать ко мне, потому что я их не воспитываю, а просто люблю. Ну, а взрослые дети любят эти встречи, потому что у меня создался островок уверенности, что их любят и балуют, как маленьких.

И готовлю я для каждого. Мне нравиться их благодарность и удовольствие, с которым они кушают свое любимое блюдо.

Сочетание иракской, марокканской и нашей обычной пищи берет много времени. Поэтому без Гугла мне не обойтись.

Сначала мне надо приготовить меню. Я открыла Гугл и начала работать. Нужно было найти комбинации марроко-ираккско-смоленскй еды. Это целое искусство. Для этого надо знать все приправы. Что к чему подходит, их сочетание. Когда солить, в чем варить, сколько чего вложить и как потом подать….

Но самое главное — здесь необходима крепкая связь со сватами. Мне надо знать приправы, которыми пользуются мамы моих невестки и зятя. Какие блюда они любят, а какие терпеть не могут.

Поэтому звоню Эти, матери невестки. Полчаса беседы из которой узнаю о какой-то чудо-сковородке, на которой без масла можно жарить все. А мама зятя, Шушана, рассказала новый рецепт грузинских чебуреков, которые она ела в гостях у своего младшего сына. Тот женат на выходцах из Грузии. А там умеют готовить.

По ходу блуждания по сайтам, переписываюсь с хозяйками со всего мира. Языков знать не надо. Конечно, Гугл переводит ужасно, но понять можно даже китайский.

Прочитав советы, рецепты с разный континентов, к вечеру закончила составлять меню. Осталось самое легкое — купить и приготовить.

Готовить надо всегда с хорошим настроением. Я обычно включаю музыку. Но такую, чтобы не мешала фантазировать, комбинировать, думать.

Сбор начинается где-то в 4. Приезжают они обычно вместе. И сразу в квартире все меняется.

Комнаты наполняются игрушками, колясками. Ходить надо осторожно, потому что целые участки превращаются в железные дороги, стоянки, трассы. Между ними ползают мои сладкие внуки с завываниями полиции, скорой или пожарных машинок. Завывания у них громкие и очень звучные. Мамы и папы иногда без особой надежды просят тишины. Малышки же на вопли своих братьев особенно не реагируют. Наверно привыкли.

Вечером, когда уставшие и довольные мальчики засыпают, в квартире наступает тишина. И мы можем поговорить. О детях, о стране, которая стала нам всем домом. О работе, политике. О планах на будущее….

Я редко вмешиваюсь, больше слушаю. Мои советы не воспринимаются всерьез. Конечно, они лучше меня знают правила выживания в этом мире. И эти правила мне не нравятся. Я бы хотела, чтобы моим и чужим детям было легко жить, а не выживать. Чтобы мамы могли быть с грудничками, а не бежать через 3 месяца после родов на работу, потому что может не хватить денег.

Чтобы мужья зарабатывали столько, сколько будет хватать их женам и детям жить в радости. Чтобы у них было больше времени, для того чтобы быть вместе. Чтобы не надо было боятся, что малышей обидят в садиках. Чтобы на дорогах все берегли друг друга. Ведь мы все так зависим от других, как, впрочем, и другие зависят от нас.

Есть на иврите слово «арвут». Оно определяет особое отношение друг к другу. В таких отношениях основное — это чувствовать взаимосвязь. Хорошую взаимосвязь. Вот такую, какая в пятницу вечером у меня дома. Когда мои большие дети готовы помочь друг другу, а маленькие уверены, что их здесь все любят. Ведь мы семья.

Но мне лучше не говорить своих мыслей вслух. Знаю, что скажут, — что я не знаю жизни. А я думаю, что знаю жизнь даже слишком хорошо . Знаю, что без «арвута» нам здесь, на этом маленьком кусочке земли, не выжить. Слишком мы все связаны.

Вот только связь какая-то испорченная, гнилая. Вместо радости она доставляет нам беды. Как в плохой семье, когда и разойтись нельзя, и вместе уже невозможно. Но когда все захотят понять, что мне будет хорошо только тогда, когда вокруг меня хорошо всем, мы изменимся. Мы, как в хорошей семье, захотим помогать друг другу, поддерживать, радоваться встречам, бережно относится к чужим детям, учить благодарности своих. И тогда в любом месте моим и маленьким, и большим детям будет хорошо и уютно.

Уже поздно вечером, когда дом опустел, я вышла на балкон.

Как хорошо, тихо в Израиле вечером перед субботой. В окошках потихоньку гасятся огоньки. Все затихает… Спокойной ночи, тебе Израиль! Хорошей тебе следующей недели!


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of