Жадно вглядываясь в свое отражение

Один знакомый художник (в те еще времена), восседая среди засохших кистей и пустых бутылок, на любое критическое слово о его мазне, отвечал, пытаясь сфокусировать непослушный взгляд на смельчаке: «Ты... ты кто? Ты — толпа. А я — Художник!»
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Несдобровать тому, кто покусится…

Мы не все художники. Но даже для тех из нас, которые ничего особенного в жизни не создали, мир, как известно, решительно поделен на две неравные части: на НИХ самих и на толпу. И даже в смысле простого потребления: всё, что получает, чтоб было именное, только ему. Даже воздух — особенный и отдельный.

Всё — кроме информации. Вот Гугл попытался, анализируя клики каждого пользователя, выявить его интересы, и затем на любой запрос выдавать информацию только согласно этим «интересам». За что и был Гугл заклеймен и обвинен сетевым сообществом. В том, что держит каждого из нас в информационном пузыре. Теперь вот сидит и горюет: хотел же как лучше…, хотел же чтоб каждому…

А нам не надо чтоб каждому. Нам, индивидуалистам, подавай массовую информацию. И несдобровать тому, кто попробует не давать каждому из нас информацию, предназначенную для «толпы». Противоречие? Наоборот. Чем больше растет индивидуализм, тем больше житель любой хацапетовки становится гражданином мира. И ему, понятно, хочется знать побольше о своей новой большой родине — обо всем мире. Вот и получается, что рост индивидуализма и потребность во всё более широкой информации идут, обнявшись, неразлучной парочкой.

У кормушки

Этим и объясняется наше отношение к тем, кто призван, по определению, давать нам именно массовую информацию, СМИ. Мы можем критиковать «С» — знаем, мол, чьи это «средства» — тех, кто достигает ими своих целей. Мы можем возмущаться даже «И», предлагая заменить ее на «Д», — это же средства массовой дезинформации, СМД! Но «М» — массовость? Нет, это святое, это не замай…

Сами же средства массовой информации давно оценили перспективность развития индивидуализма и давай его пестовать, подкармливать и шёрстку причесывать. Масса рекламы, статей, объявлений, интервью и даже фоновых картинок мягко, но настойчиво поворачивают каждого из нас к самому себе. Фитнес с феншуем, правильный секс и питание, твоё тело, гороскоп и характер, работа, квартира, собака и отдых — как у тебя с этим, читатель? А?…

Вся эта сочная масса вперемешку с нарезанными ломтиками и в меру поперчёнными новостями, для моего любимого «я», — великолепный корм, не оторвешься… Но ведь развитие эгоизма — это же природный процесс. А растущему организму нужно хорошо кушать. Вот ему и природный корм — интерес к себе. «Что ж, — как отвечал один врач на капризы больных выписывать им только „природные“ средства. — Природный — не обязательно „полезный“. Синильная кислота — природней не бывает, никакой химии».

Тут главное — не отравиться

И вообще — развитие… Вот у нас многие чуть ли не молятся на «развитые страны». Крайний индивидуализм там уже давно в почете. Потакание любому из желаний, и даже извращений свободной личности стало предметом не только вожделений производителей и рекламщиков свободного рынка, но и заботы правительств. Результат: превращение общества в сумму свободных друг от друга, поэтому очень внушаемых особей, которыми легко управлять. Что и происходит.

В Штатах — диктат двухпартийной системы, которая мало чем отличается от однопартийной, а участь населения — завороженно следить за ходом матча «президент — Конгресс». В Европу без всякого сопротивления со стороны белой массы щедро льют черную, коричневую краски и вообще все цвета радуги. Так что, подобная «развитость»… для нас? Как предмет подражания? Ну, для нас это будет уж точно как синильная кислота…

Почему, если ты такой умный, ты такой бедный?

Такое вот «развитие индивидуума», которое превращает людей в крутоны в чужом бульоне. Но кто сказал, что развитый человек — это именно крутой индивидуалист, всё знающий и всё умеющий волк-одиночка? Тогда людей, каждый из которых способен вместить в душу заботы и проблемы многих, людей, которые способны наладить поддержку, взаимопомощь и жить настоящим обществом, — таких мы будем считать «недоразвитыми»? Нет, конечно. Вторая «модель» намного перспективнее, не только для выживания, но и в смысле развития — человека, страны, цивилизации.

Это «интуитивно понятно» если не каждому, то очень многим. Если так, тогда, как говорится, «почему, если мы такие умные, мы такие бедные?» Другими словами, почему, если мы это понимаем и даже ведём себя как единый народ в час беды, — почему до сих пор мы так и не собрались пересмотреть понятия «развитый человек», «развитое общество»?

Да как-то всё некогда: то война, то родовые схватки очередного бюджета, то бастовать надо, то в отпуск… В результате гражданское общество у нас заменяет конструкция из враждующих социальных и этнических групп, начиненная, как изюмом, десятками тысяч «амутот» — «третий сектор» — больше половины доходов которого — это государственные субсидии.

Ладно, не будем говорить это слово…

В общем, почему мы, или они, или кто другой — такие, какие есть, это, конечно, не загадка. Человек — дитя информации. Вспомним «маугли», не того, сказочного, а реальных несчастных детишек, и поймем: получающий человеческую информацию вырастает человеком, получающий волчью — волком. Опять информация? Опять СМИ? А куда от них денешься…

И всё-таки за что мы их так? Каким бы решающим фактором ни была информация, но откуда СМИ берут факты, проблемы и прочее? Даже рост нашего эгоизма, который их кормит, — всё ведь это из реальной жизни. Значит, такие мы и есть. Значит, «неча на зеркало пенять…»

Слова о том, что средства массовой информации — всего лишь зеркало, иначе как лукавством не назовешь. Умелый зеркальщик может такое зеркало отлить, что из него будет смотреть на тебя что-то совсем другое, чем ты, который в него смотришься. Это раз. А во-вторых, тем, кто смотрится в зеркало, руководит трепетный интерес: «Какой он — я?», — потребность получить представление о себе. На этой внутренней человеческой потребности и, ладно, не будем говорить слово «паразитирует», скажем — произрастает, формирующая взгляды человека функция нашего «зеркала» — СМИ. О том, как они любовно выращивают наш индивидуализм, выше я уже говорил.

Но и рядовая подборка новостей способна привести читателя к состоянию тихой паники, смешанной с тупой безысходностью, а также к выводу, что и страна его и люди в ней ужасны, просто какая-то ошибка природы. Да и в мировом масштабе тоже… А подборок таких, умелых и формирующих представление о жизни, каждый день — не счесть.

Как и положено еврейскому ребенку

И ладно бы просто испортили читателю впечатление о мире: дескать, мир — как театр Куклачева, а люди в нем — кошки. Делов-то… Ну и промурлыкал бы каждый из нас до конца гастролей, лишь бы за кульбиты хорошей рыбкой платили. Проблема в том, что человек — это существо, которое всю жизнь развивается. Не кошка. Но и это полбеды. Самое неприятное, что и общество человеческое развивается, а в наше время — быстрее нас самих.

А общество — это тоже живой организм, оно бывает сильным и слабым, бывает полным жизни, когда все его составляющие сознательно взаимодействуют ради общей цели, или полумертвым, когда его «клетки» и «органы» заняты каждый своими болячками, не заботясь уже об общем. Оно бывает даже наделено самосознанием, но это уже, конечно, «высшая форма существования».

И тут начинается самое интересное. Любое, в будущем сознательное, существо, может вырасти таковым только в нормальной информационной среде (помним «маугли»?) А кто у нас за информационную среду будет? Ну вот… Опять «средства массовой информации». Но уже в такой важной роли, что и подумать страшно.

Кстати, анекдотическое сравнение: в покойном «совке» общественно-информационная среда, пусть и «квази-», но была. Называлась она «кухня». Там умели читать между строк и формировать общественное мнение. По воле обстоятельств оно было только лишь критическим.

А у нас, при тотальной власти демократии, есть ли у нас возможность в СМИ, в общественных структурах, в общении между собой формировать наше — положительное и общее — мнение? Растить наше дорогое дитя — наше израильское общество? Чтоб было, как и положено еврейскому ребенку, здоровеньким, умным, и чтоб у него, не дай бог, ничего не болело.