Завод

Мне 21 год, я молодой специалист. Распределен на Ижорский завод - гигант тяжелой индустрии, флагман, 30 тысяч работников, 120 цехов и т.д.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Как я волновался перед первым рабочим днем!

Сестра выгладила меня (я тогда жил у нее), начистила мне ботиночки, галстук я решил не надевать, завернула с собой пару бутербродов и сказала:

— Как себя поставишь в первый день, так всё и будет.

Я перед зеркалом отрепетировал вступительную речь и уже видел себя, как я так, чуть свысока, но в то же время по-братски, это любят, вот так говорю с рабочими. Потом прохожу по участку, знакомлюсь, жму руку демократично каждому, с такой полуулыбкой… потом показываю, конечно, что специалист, разбираю с ними чертежи… ну и пошло-поехало…

С этими мыслями я, молодой мастер, появился в 4-м цехе Ижорского завода, вечером, во вторую смену. Мне было оставлено задание, что надо сделать за смену, я его внимательно просмотрел и спустился на участок.

Станки молчали. Вот-вот должна была начаться смена. Часы пробили, уже не помню сколько, но на дворе было темно. И это был день получки.

Десять минут проходит — на участке никого. Двадцать минут — никого. Полчаса! Никого!.. Станки молчат. Тишина гробовая. Я уж грешным делом подумал, что, может, время перепутал, или цех…

Вдруг вижу — в конце пролета, на улице, между ящиками, сверкнул огонек. Осторожно иду туда. И что же? Стоят человек двадцать работяг, перед ними на ящиках штук двадцать портвейна, и так вот, в тишине, употребляют.

И вдруг они все как по команде поворачивают ко мне головы. И смотрят. И молчат. Ни улыбки, ни привета, глаза недобрые. Чувствую, помешал.

Через полминуты произношу заученную дома фразу:

— Здравствуйте, я новый мастер цеха, давайте будем знакомиться…

В ответ молчание.

Ну, я тогда не заученную фразу говорю, как-то само собой вышло, и очень жалобно:

— Ребята, мне много задания оставили, может быть, пойдем в цех, это мой первый день…

Молчат! Неприветливо смотрят. И пауза затягивается.

Я не знаю, что делать, но отступать некуда. И я глазами нахожу того, кто как-то по-другому, чем все, смотрит, и уже только ему начинаю объяснять:

—  Я вас очень прошу, ну давайте пойдем, ну, я вас очень прошу, ну, очень…

Это все выглядит жалко. Я прямо весь вытягиваюсь навстречу, только бы услышал.

Пауза… но похоже, что он меня слышит. Потом медленно оглядывает всех и говорит:

— Ну, ладно, пошли.

И первым трогается с места…

Они действительно идут за ним. Действительно начинают работать. А я стою за спиной этого рабочего, боюсь от него отойти, он для меня сейчас как мать и отец — и безопасность, и тепло, я благодарю его, извиняюсь…

Но только через неделю-две, он начинает со мной разговаривать (после проверки, которую мне устраивают), и мы становимся с ним друзьями, а потом, и со всеми ребятами на участке… Они оказываются не волками, а простыми, очень хорошими людьми. И в день получки мы уже выпиваем вместе.

Что я хочу сказать?

Что часто у меня так в жизни было, когда из полного непонимания и отчаяния вдруг находились глаза, которые смотрели в мои глаза, сердце, которое открывалось навстречу, и тогда понималось, что только это и надо человеку, что все наши проблемы в том, что порвана связь.

И так хотелось ее найти. И когда находилась, больше ничего не надо было… И сегодня то же самое. Найти связь, научиться слышать друг друга… И все проблемы уйдут, будто и не было их. И то, что казалось невыполнимым, окажется очень простым. Как это сделать? Учиться. Падать, подниматься, но идти к этой цели — объединение мира — как бы глобально это не звучало.


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of