Всего лишь бизнес

Здоровье или экономика? С новым всплеском эпидемии коронавируса в Израиле и других странах продолжают ослаблять карантинные меры, чтобы удержать на плаву предпринимателей и их работников. Достигнет ли успеха такая стратегия выхода?
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

В Израиле в официальных заявлениях наметились два полюса: с одной стороны, нас пугают новым карантином, с другой, не считают его необходимым. В стратегическом плане, экономика явно склоняет чаши весов в свою пользу. Хорошо это или плохо?

Учитывая степень опасности коронавируса на данный момент, это закономерно и оправданно. Если, конечно, мы проявим ответственность и будем рассматривать коронавирус как долгосрочную проблему, от которой не найдется чудесного средства, несмотря на все наши чаяния.

В целом, нам надо пройти меж двух огней — не паниковать и не расслабляться. А главное, постепенно осознать и принять тот факт, что за эпидемией стоит сама Природа и ее цель — не выкосить нас, а сменить наши приоритеты. Пока мы не согласимся с этим, коронакризис не закончится.

Что же это за смена приоритетов? По большому счету, речь идет об отказе от потребительского отношения друг к другу и к природе. Рано или поздно это все равно произойдет: сдуется наше самомнение, обрушится индустрия пустышек, конкуренция утратит последнее очарование, а критерии успеха станут более трезвыми и переместятся в социальную сферу.

В результате экономика непременно похудеет. Сильно похудеет. И наша задача — сохранить ее здоровье в переходный период. Ведь она по-прежнему нужна нам, только в другом виде. Нужна подтянутой, а не обрюзгшей, человечной, а не конкурентоспособной. И сброс ее веса ни в коем случае нельзя пускать на самотек.

Основы «похудания»

Серьезное похудание — опасный процесс. Это скажет любой диетолог. Здесь необходима система и контроль. А для начала, необходимо понимание сути проблемы.

Огромное «пузо» нашей экономики — перепроизводство — порождено эгоистическими, экспансивными методами хозяйствования. Такова человеческая природа: денег и власти много не бывает. Ненасытность — кредо современного мира и его рок.

Капитализм долгое время казался панацеей, загоняющей амбиции в «правильное» русло. Но эпоха свободного рынка подходит к концу, ветер меняется, и паруса конкуренции обвисают. Сильные когда-то стороны капитализма оборачиваются его слабостями, и вот в борьбе за место под солнцем мы ставим на кон уже всю планету, ввергая человечество в пучину противоречий.

Как следствие, в мир вступает новая парадигма — сбалансированность. Таково веление времени: глобальные кризисы требуют умерить пыл и ограничить стяжательство. Наступил тот момент, когда стабильность важнее прибыли. И потому в будущем бизнес будет оцениваться не прибыльностью, а тем, насколько он необходим нам для нормальной жизни, для устойчивого, а не экспансивного развития.

На самом деле это суровый критерий. Он отсеивает львиную долю того, к чему мы привыкли в эпоху капиталистического благополучия. И все же, так или иначе, нам придется прийти к равновесию. Коронавирус — лишь катализатор перемен.

Не все бизнесы одинаково полезны

Сегодня экономический спад оставляет на мели целые отрасли, процветавшие всего несколько месяцев назад. Даже после отмены карантина выясняется, что без них можно обойтись. И хотя правительства пытаются поддержать их дотациями, на самом деле лучше бы отказаться от них уже сейчас. Ведь они только вытягивают последние соки из государства. Бизнес не человек, за него не надо бороться до последнего. Когда выясняется, что он не нужен, его надо просто закрыть.

И наоборот, по-настоящему нужный бизнес надо поддерживать всеми силами, вплоть до полной или частичной покупки государством, если этот вариант окажется наилучшим.

Я знаю, звучит радикально. Но это потому, что мы не желаем отказываться от привычного, даже когда оно чахнет. Мы надеемся, что оно оправится, и вытесняем из сознания реалии, которые предвещают агонию.

Давайте же не забывать: конец старого — это еще и начало нового. В будущем нас ждет своего рода партнерство, социальный договор между всеми гражданами страны и бизнесом, который признан необходимым для нормальной жизни. Кем признан? Частично самими гражданами, частично правительством.

Да, на этом пути лежит много препятствий и подводных камней, но в итоге мы придем к общему хозяйству, которое реально будет обслуживать наши интересы. Именно наши, а не бизнеса.

Слышу убийственный выпад: «Социализм!?»

Смотря что вы понимаете под социализмом. Советский опыт я таковым не считаю. Хотя в свое время его называли военным социализмом, скорее, это была одна из форм госкапитализма, принесенная на штыках. Ведь само по себе обобществление средств производства и всего остального — суть авторитарная мера, попытка навязать обществу образ жизни, к которому оно не готово. Отсюда и крах.

Настоящий социализм — это состояние общества, созревшего для коллективных неэгоистичных отношений, под которые закладывается новая экономика. Давайте назовем это как-нибудь еще, чтобы не путаться, или просто договоримся о смысле термина. В любом случае, это никак не связано с тем, что представляется нашему воображению на примерах из прошлого века.

Впереди у нас — экономика общих интересов, базирующаяся уже не на эгоизме и конкуренции, а на взаимности, сопричастности, сотрудничестве. Экономика равновесия и здравого смысла. Нет, мы еще не готовы к ней, но уже дозреваем, уже черпаем со дна бочки свободного рынка.

Само собой, далеко не все в этой экономике будет государственным. Но крупные, основополагающие сектора постепенно избавятся от погони за прибылью. У них появятся совсем другие задачи, сводящиеся к общей стабильности и благосостоянию.

Банкротство — не порок

Разумеется, мы придем к этому не силой и диктатом. Надеюсь, вы уже забыли о комиссарах, продразверстке и коллективизации? Такую модель невозможно внедрить сверху. Она начнет формироваться параллельно взрослению общества, по мере того, как нужды интегральности будут просачиваться в деловую сферу, трансформируя ее изнутри. А государство будет закреплять новые социальные реалии на уровне законодательной и исполнительной власти.

Неслучайно представитель израильской сети универмагов, плачущийся на камеру, вызвал на днях смех у комментаторов. Бизнес принуждает нас к рыночным отношениям, когда это в его интересах, но требует отказаться от них ради его спасения. С какой стати? Государство должно спасать не бизнес, а людей, общество. Это разные задачи, в чем-то совпадающие, но во многом противоположные друг другу. И это понемногу начинает проясняться — как для правительства, так и для граждан.

В период эпидемии свободный рынок и так сокращается до необходимого, а затем мы начинаем понимать, что многое из сократившегося было априори излишним. Нас просто приучили к этому. И теперь, выбираясь из наваждения, мы не будем рубить с плеча, не будем браковать бизнес направо и налево. Он начнет уходить сам — за ненужностью, за вредностью, за истощением социальных и природных ресурсов. Лишний вес балластом пойдет на дно, позволяя нам всплывать к адекватности.

В действительности процесс «похудания», безусловно, намного сложнее, но понимание его принципиальных моментов резко облегчит нам задачу. Намного лучше идти вперед с открытыми глазами, чем пятиться спиной, с горечью взирая на утраченное.

Былое не вернешь. Бизнесу в его нынешнем виде надо дать умереть естественной смертью. Иначе придется переводить его на искусственное дыхание за счет общей казны, а когда он все-таки испустит дух, у нас не останется денег даже на похороны. Прямо сейчас надо сказать ему его же словами: «Это только бизнес».

И, наоборот, в главном, в наших человеческих связях и отношениях мы должны, наконец, стать людьми, а не конкурентами.


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of