Весенние грозы на Ближнем Востоке

Буквально через считанные недели Ближний Восток в очередной раз ожидают глобальные перемены. Политические грозы все последние годы обрушиваются на этот регион планеты с завидным постоянством. Но и грозы бывают разными. Бывают катастрофичными, а бывают и освежающими.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Все, что мы наблюдали до сих пор, иначе как ураганом разрушений не назовешь.  Похоже, сегодня мы находимся в преддверии строительства новых ближневосточных границ и нового расклада сил. После длительного периода перетасовок политическая карта Ближнего Востока рисуется заново. На смену разрушительным тайфунам приходит освежающая гроза.

Три события, которые имеют символическое значение, но коренным образом повлияют  на политическую атмосферу на Ближнем Востоке и в мире  должны произойти в мае 2018 года. И все они являются продолжением политики администрации президента Трампа.

Прежде всего, речь идет об ожидаемом решении США по иранской ядерной сделке, которое должно быть озвучено Трампом 12 мая. Уже почти нет сомнений в том, что США выйдут из этого соглашения.

Изменение атмосферы на Корейском полуострове и зарождающийся процесс примирения Пхеньяна с Западом, несмотря на важность этого процесса  для всего Дальнего Востока, в немалой степени есть продолжение все той же иранской истории.

Северная Корнея всегда была союзницей Ирана и ее партнером в ядерных разработках.  Без сомнений, одним из условий Трампа в сближении Запада с Кимом станет прекращение сотрудничества Северной Кореи с Тегераном в ядерной программе.

При этом в Старом свете не оставляют попыток повлиять на американцев и предотвратить такое развитие событий. Но все складывается не так, как того хотели бы в Париже и Берлине. Это еще один показатель того, что США остаются самой мощной державой современности и являются фактическим лидером западного мира.

Решения европейских участников трансатлантического союза, сколь бы самостоятельными они не представлялись, всегда будут второстепенными по отношению к глобальным интересам всего  сообщества. Лидер западного мира в Белом доме  определяет вектор политического движения и приоритеты в интересах для всего Запада.

Президент Франции Эммануэль Макарон нанес визит в США с целью донести до американского президента европейскую точку зрения и попытаться повлиять на Трампа в его намерении выйти из иранской ядерной сделки. Макрона принимали в Белом Боме как лучшего друга и верного союзника. Но визит хозяина Елисейского дворца за океан закончился тем, что Франция, пусть даже полностью это не озвучив, приняла позицию США.

Следом за Микроном в Вашингтон с той же целью — попытаться  повлиять на американского президента  — отправилась канцлер Германии госпожа Меркель.

В двусторонних отношениях Германии и США существует множество непростых течений и в политических вопросах, и в экономических. У этих двух стран различные интересы и в отношении России, и в отношении Ирана. Тем не менее, Германия остается крупнейшим европейским партнером и союзником США и важнейшей частью западного сообщества.

Попытка переубедить Трампа закончилась, судя по  совместному выступлению глав двух государств, тем же, чем закичилась попытка Макрона. Госпожа Меркель приняла позицию Вашингтона как неизбежную реальность.

Здесь  стоит обратить внимание на один показательный момент. В ходе совместной с госпожой канцлером пресс-конференции американский президент в своих ответах на вопросы журналистов некоторое время посвятил Израилю.

Трамп снова вернулся к своему решению о переносе американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим, а также вновь подтвердил свое теплое отношению к еврейскому государству  и даже заявил, что хочет сам приехать в Иерусалим на открытие нового американского посольства.

Меркель не произнесла ни слова.  Хотя, что мешает Германии тоже перенести свое посольство в Иерусалим? Ссылки на внутренние проблемы в Германии представляются абсолютно несостоятельными. Признание исторической справедливости и исторических фактов никак не связано с внутренними проблемами, а только с нерешительностью и слабостью политиков.

Меркель вполне могла объявить, что и Германия перенесет свое посольство в Израиле в Иерусалим. Тем более, что в свете некоторых особенностей совместной истории Германии и евреев такое решение было бы более чем логичным и послужило бы укреплению двусторонних связей Германии и  Израиля. А также укреплению статуса  немецкого государства как европейского лидера, принимающего справедливые решения в интересах западной демократии.

От такого решения никакой политической катастрофы в Германии не произошло бы. Но Меркель этого не сделала, продемонстрировав свою слабость.

Если сравнивать оба этих визита — Макрона и Меркель — накануне судьбоносных решений Трампа, то очевидно, что Вашингтон в своих партнерских отношениях в большей степени отдает предпочтение Парижу, нежели Берлину.

Второе значительное событие и тоже в мае – это перенос американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим.

Решение по переносу посольства стало еще одним важным фактором перемен на Ближнем Востоке. США действуют при поддержке своих арабских союзников и своего главного союзника в регионе — Израиля.

Вряд ли можно назвать случайностью, что буквально через несколько дней после того как Трамп объявит о решении США по иранскому соглашению, состоится торжественное открытие нового американского посольства в Иерусалиме. В политике таких совпадений не бывает. Все это звенья одной политической цепи.

Оба этих события, инициированные Белым домом, создают новую ближневосточную политическую реальность. Иран отсекается от западного мира и официально признается дестабилизирующим и опасным фактором. С другой стороны противостояния оказываются союзники Вашингтона — Саудовская Аравия, Кувейт, Иордания, Египет. То есть весь суннитский арабский мир, на который собственно и направленны амбиции тегеранских аятолл.

Создание суннитской арабской коалиции будет и дальше продвигаться Вашингтоном последовательно и интенсивно. Ведь сегодня в ближневосточном раскладе Иран не одинок. У него есть союзник в лице Москвы. Чем дальше  будет заходить противостояние  арабов Ирану, тем быстрее в Кремле придется делать столь нежелательный выбор.

Создание  антииранской коалиции будет означать ослабление позиций Ирана в Сирии, что, так или иначе, на руку Москве. Если Путину удастся договориться с Трампам о своих интересах в Сирии с четко очерченными «красными линиями», то союз Тегерана с Кремлем  развалится как карточный домик.

Однако создание антииранской региональной коалиции невозможно без участия Израиля — самого сильного государства региона. Первостепенную важность для Белого дома приобретает решение палестино-израильского конфликта. Только начав движение в этом направлении, арабы смогут наладить с Израилем полноценное стратегическое сотрудничество.

Палестино-израильский конфликт пытались решить многие американские президенты. Наверное, все.  Однако решения не было, так как сама концепция такого решения ставила под угрозу не только безопасность Израиля, но и само существование еврейского государства.

Суть всех прежних решений сводилась  к образованию еще одного арабского государства внутри территории Израиля и к фактическому территориальному дроблению Израиля.

Сегодня Трамп собирается предложить «сделку века», которая должна положить конец этому затянувшемуся  на десятилетия конфликту. В отличие от того, что предлагалось раньше, план администрации Трампа, как нам обещают, учитывает реальную ситуацию и не приведет к территориальному дроблению Израиля. И в то же самое время  в немалой степени удовлетворит интересы палестинских арабов.

Решение палестино-арабского конфликта — это и есть тот третьей момент, подробности которого мы узнаем тоже в мае — во время торжественного открытия посольства США в Иерусалиме. О крайне мере так анонсируют представители Белого дома.

Руководителям  палестинских арабов в Рамалле и секторе Газа  будет чрезвычайно сложно отказаться от американских предложений. На Рамаллу  оказывается финансовое и политическое давление и со стороны саудитов, и со стороны Иордании, и со стороны Египта. Такое же давление оказывается и на руководство ХАМАСа в Газе. Именно по  этой причине главари этой террористической организации  избрали методы массовых и организованных провокаций у границ с Израилем, целью которых является  обострение ситуации  накануне официального представления американцами плана по урегулированию палестино-израильскогоконфликта.

На протяжении многих лет принцип урегулирования для арабов сводился к поэтапному уничтожению Израиля. Сегодня эти планы стали совершенно неактуальными и палестинским руководителям приходится принимать новую реальность, отказываться от своей фундаментальной идеологии и лишаться многомилионных вливаний в проект по уничтожению Израиля. Им остается только согласиться с той ролью, которую им отводят США и арабские страны.

Пока рано говорить, какая судьба ожидает «сделку века» президента Трампа. Но одно можно сказать с полной уверенностью. Соединенные Штаты меняют ближневосточный регион. И не только в политике, но и в экономике.

США являются крупнейшими в мире обладателями нефтяных месторождений. Уже сегодня они продают 2,5 миллиона баррелей нефти, а через несколько лет займут до 80% мирового рынка энергоносителей. При этом американцы продают сегодня свою нефть сорта WTI  по 67 долларов за баррель, в то время как цена на аналогичный сорт  Brent держится на отметки 73  долларов за баррель.

Разница в ценах значительная. И это удар по арабской и российской нефти. Учитывая экономические, политические и военные возможности США, они становятся основным участником рынка, формирующим мировые цены на нефть.

США все больше занимают главные, определяющие позиции по всем аспектам мировой политики, частью которой является Ближний Восток.