Великий херем митнагдим

Весной 1772 года в Вильно был объявлен "великий херем" — все последователи хасидизма отлучались от еврейской общины.
Шнеур Залман из Ляд
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Так «митнагдим», возглавляемые каббалистом Виленским Гаоном, отреагировали на усиление влияния хасидов каббалиста Бааль Шем Това.

Последователи Лурианской каббалы, считавшие, что главенствовать должно чувственное постижение Творца, хасиды вызвали протест у ортодоксальных «митнагдим», проповедовавших аскетический образ жизни и усиленные занятия Торой и Талмудом.

В результате в Литве и Белоруссии начались жестокие преследования: синагоги хасидов закрывали, а их самих изгоняли. Магид из Межерича, возглавивший движение хасидов после смерти Бааль Шем Това, направил двух своих учеников — рабби Менахема-Мендла из Витебска и рабби Шнеура-Залмана (Альтер Ребе) из Ляд на переговоры с Виленским Гаоном. Посланники Магида должны были разъяснить Гаону подлинную позицию хасидизма, однако тот дважды захлопывал двери перед их носом. А когда они начали настаивать на встрече, уехал из города.

Осенью 1797 года борьба между хасидами и их противниками вновь обострилась. Когда скончался Виленский Гаон, его последователи объявили, что хасиды не только «отлучаются и отвергаются от еврейской общины, но и вовсе не признаются сыновьями Израиля». Ученики Магида не растерялись и объявили встречный «херем». Тогда литовские раввины попытались устранить Альтер Ребе с помощью российских властей. В Петербург был направлен донос, в котором сообщалось о «вредных для государства поступках руководителя каролинской секты Залмана Боруховича».

Осенью 1798 года, год спустя после смерти Виленского Гаона, Альтер Ребе был арестован вместе с двадцатью двумя своими «сообщниками». Но следствие было быстро свёрнуто, император Павел I повелел освободить рабби Шнеура-Залмана и других арестованных хасидов. Два года спустя вследствие нового доноса, поступившего от противников хасидизма, Альтер Ребе был вторично арестован и привезён в Петербург. Но в 1801 г дело было пересмотрено и рабби Шнеур-Залман окончательно освобождён.

Однако все эти меры («херем») привели лишь к распространению хасидизма и тесной сплоченности хасидов. Молодежь покидала родительские очаги, и полуголодные юноши приходили к приверженцам хасидизма. Раскол между хасидами и «митнагдим» не преодолён и по сей день, несмотря на то, что современный хасидизм утратил свою прежнюю идеологию.