Цена мудрости

С начала пандемии врачам пришлось работать в ее темпе, без всяких поблажек и отговорок. Они применяли различные лекарства и подходы, собирали данные, изучали симптомы и последствия — и делали выводы. К примеру, не само собой так вышло, что Израиль избежал дефицита аппаратов ИВЛ, — за этим стоит каждодневный труд и постоянный «разбор полетов». В результате взгляд на лечение коронавируса сегодня уже не такой, каким он был в начале года.

Однако кризис не ограничился больницами — вдобавок он резко изменил всю нашу жизнь и отправил в нокдаун мировую экономику. Так почему же мы не учимся? Почему общество и его лидеры не извлекают уроков на будущее? Почему вся «стратегия» свелась к перезапуску предкризисной схемы?

Вирус на многое открыл глаза, выявил предательские слабости глобального мира, поставил перед нами острейшие вопросы. Их мимоходом «озвучили», «посмаковали» немного и радостно забыли, предвкушая возврат к «нормальной жизни».

И после этого мы считаем себя взрослыми, трезвомыслящими людьми? Мы же еще ничего не поняли и потому подставляем себя под следующий удар.

Недописанный диктант

Парадокс нынешней ситуации: с одной стороны, у народов и правительств появился реальный общий интерес — восстановление разрушенного, а с другой стороны, эти чаяния губительны, потому что не совпадают с трендом развития. Такова цена всеобщей взаимосвязи: когда отпетые эгоисты дружно соглашаются в чем-то — жди беды.

Хорошо хотя бы, что власти, вводя послабления, колеблются и склоняют голову перед тем, что сильнее их. Это лучше высосанных из пальца рецептов, принятых под нажимом заинтересованных кругов или, скажем, из идеологических побуждений. Вчерашние покорители природы робко посматривают на нее, боясь новых неожиданных «директив». Но все равно гнут свое!

Вот и первый урок для нас: с природой больше нельзя по-барски, свысока, наплевательски. Она только что продемонстрировала, чтó может сделать одним щелчком пальцев. И потому отныне мы должны учитывать ее требования. А точнее, выполнять их на совесть.

Взгляните сами: решения, которые мы принимали в последние месяцы, были на самом деле ее решениями, спущенными нам сверху вирусными «циркулярами». Деньги, власть, честолюбие — все, что испокон веков движет элитами и придает им силу, — утратили свою действенность при первом же глобальном ударе. Все сели за парты и начали «писать диктант».

Но нас так просто не сбить с уже пройденного пути, нам все еще кажется, что он куда-то ведет. И потому деньги льются рекой в попытке потушить пожар, пока он не уничтожил «все, что нажито непосильным трудом». При этом каждый считает, что государство у него в долгу, как будто это оно напустило вирус. И плевать, что на всех не хватит, главное — чтобы хватило на меня. В результате наша «справедливость» — это шантаж со стороны сильных и безмолвие слабых, за которых во весь голос орут политические интересанты и их подручные. Одно спасение — в правительстве тоже сидят тертые калачи…

Мы привыкли к этому и не представляем себе ничего другого. Но это же нонсенс! Это как раз то, чего нельзя делать, оказавшись под общим ударом. Проблема даже не в деньгах, а в наших отношениях, целиком выстроенных на соперничестве, явном и скрытом. На самом деле в них уже не осталось ничего адекватного, созидательного. Все хорошее, что мы делаем, в конечном счете, мы делаем для себя. И считаем это правильным, прикрываясь избитыми слоганами.

Однако то, что для нас естественно, — лишь фрагмент человеческой истории. Грядущие поколения будут смотреть на нас так же, как мы смотрим на феодальные времена.

Прекрасное далеко…

В основе Западного мира лежит капитализм, а в основе капитализма лежит конкуренция, по-английски: competition. Глагол compete (состязаться, соревноваться, конкурировать) происходит от позднелатинского competere, что значит искать вместе. А ранее на латинском это слово означало сойтись, согласиться, совпасть. Это кажется плохой шуткой, но это правда. Вот так растущий эгоизм со временем извращает понятия, наделяя их противоположным смыслом.

Коронавирус сломил наш коронный тренд на нескончаемое соперничество. Он проявил, насколько все зависят друг от друга. Он показал, что огромная часть современного бизнеса оторвана от реалий, от здравого смысла. Это всего лишь воздушные замки, прекрасные на закате эпохи, но лишенные всякой опоры и рассеивающиеся под ветром перемен.

За несколько последних десятилетий выстроены гигантские «пищевые цепочки», которые кормят многие миллионы людей и организаций, абсолютно никому не нужных, кроме них самих. Их сила — в круговой поруке и неведении одураченных масс.

Но в этом же и их слабость. По мере глобальных ударов лишний бизнес — крупный и мелкий — начнет опадать. Отпадать за ненадобностью. Никакие миллионы его не спасут — наоборот, потянут на дно мертвым грузом. А если и это не откроет нам глаза, то весь капитализм обрушится нам на головы в едином системном крахе. Ведь он не годится для кризисов, он избалован, чванлив и стар. Пределы его прочности почти исчерпаны.

Когда-то он гордо провозглашал своими идеалами свободу и стремление к счастью. Но со временем свобода выродилась в потребительство, а право на стремление к счастью, как оказалось, вовсе не гарантирует его достижение. Пройден очередной виток, на исходе которого все прекрасное в очередной раз извращено и развращено.

Таков еще один урок: в период глобальных катаклизмов нужна система, базирующаяся не на конкуренции, а на совсем других отношениях. И неважно, как ее назвать, важно — как ее понять и воплотить в жизнь уже сейчас, пока мы не растранжирили последние ресурсы в стараниях спасти умирающего.

Нам сейчас надо постепенно выстраивать такую структуру социальных отношений, которая никого не оставляет в беде и ставит во главу угла человека, а не его кошелек. Борьба за рынки, за карманы, за умы — все это уходит в прошлое. Медленно, но уходит. А впереди — борьба за сердца, за возможность жить единой общечеловеческой семьей, за подъем духа, за новые отношения между людьми, которые нельзя насадить силой, но можно только взрастить.

И под такое общество мы выстроим новую экономику как основу для дальнейшего развития. То будет уже не коммерция и торговля в чистом виде, вытягивающая из нас все соки, но часть позитивных социальных связей, хозяйственная база, не доминирующая, а вспомогательная, обслуживающая, сбалансированная. Проще говоря, мы перевернем общество с головы на ноги.

Нет, это вовсе не мечты. Это назревшая необходимость, здравый прогноз, веление времени. И если поначалу трудно принять это всерьез, представьте себе взгляд будущих поколений, для которых мы — неразумные предки, всеми силами тормозившие неизбежное и заплатившие кошмарную цену за свои ошибки.

…Не будь ко мне жестоко

Нашим потомкам отлично известно: в едином мире любые попытки разжиться за счет других быстро приводят к обратному. Поэтому ключевые слова сегодня — равновесие и рационализм. Равновесие между нами, равновесие с природой, рациональное использование ресурсов, подлинно стратегический взгляд вперед, намечающий задел для общего доброго будущего, а не общий могильник для прошлого.

Подход этот не возникнет сам собой. Его надо формировать, ему надо обучать. Особенно молодежь, которая еще не погрязла, не закоснела, еще готова к переменам. А за ней, брюзжа, потянется и старшее поколение.

Да и вообще, учиться новому — нормально и необходимо. Почему нас так воротит, когда мы слышим об обучении, воспитании? Всегда надо учиться чему-то, меняться в чем-то. Из всех видов труда самый важный — это работа над собой. Она задает тон всему остальному. И если вести ее вместе, целенаправленно, осознанно, то в жизни у нас будут и приятные сюрпризы.

Более того, именно тогда мы вылечимся по-настоящему, оздоровим общество, избавимся от несметных запасов вооружений, разрешим море нерешаемых сегодня проблем.

Главное — понимать, что с чем бы мы ни сталкивались, мы сталкиваемся с собой. Наши взаимосвязи и отношения определяют все, включая отклики природы. Сегодня она откликается на растущий дисбаланс — завтра откликнется на внутреннее сближение между людьми. Когда мы говорим о «глобальной деревне», об «одной лодке», речь идет не только о человечестве, а обо всей планете, обо всей системе, которую нам еще предстоит изучить. Вся она завязана на нас, и эту связь ничем не обрубишь.

Вот и выходит, что конкуренция больше не актуальна. Нельзя развивать бизнес, да и любой род деятельности, который в действительности обществу не нужен. Нельзя больше идти на поводу у своего эгоизма. Все, что выпадает за рамки рационального равновесия, общих интересов поколений, стремительно обращается против нас. И вместо того чтобы ужасаться, меряя ситуацию старыми критериями, давайте уже поднимем глаза и признаем, что процветание, развитие, подъем — это нечто намного большее, чем нам вдолбили в мозги.

В конечном итоге выяснится: то, что мы «теряем», — вовсе не потеря, а то, что обретаем, — настоящее сокровище, мирная, сбалансированная, насыщенная жизнь с бездонным потенциалом самореализации.

Тихое начало

Человечество бежит куда-то.

— Куда?

— Не мешай, мне некогда! Добегу — поговорим.

— А когда добежишь?

— Сказано же тебе: не мешай!

Все великое обязательно начинается с малого, и не раздастся громкий глас, если не предварит его тонкая тишина. (Бааль Сулам)

Давайте представим, что период самоизоляции и стал той «тишиной», когда раскаты жизни затихли, обороты резко упали, мир почти остановился, а природа немного воспряла в наше отсутствие. Теперь, прочувствовав этот момент, мы можем начать с малого — с простых, напрашивающихся вещей.

Взгляните: нам пришлось заботиться друг о друге, чтобы остановить распространение пандемии. Мы дистанцировались и сидели по домам не только для того, чтобы не подхватить вирус, но и для того, чтобы не передать его дальше.

Между тем, мы постоянно передаем друг другу множество других вирусов — главным образом, социальных. Так давайте проявим ответственность и в этой сфере. Давайте не будем заражать друг друга негативом разных сортов. Давайте следить за чистотой наших отношений. Вот так: я не хочу передавать плохое окружающим, а они — мне.

Вирус, буквально, тыкает нас носом в необходимость взаимной заботы, в кардинальное решение всех вызовов, стоящих перед человечеством. Он указывает на начало пути, который выведет из тупика, если просто шагать по нему, не ища себе отговорок. Такое «тихое», комфортное начало — шанс, который надо ценить.

Если же мы не внимем призыву сегодня, новые глобальные беды все равно заставят нас помудреть завтра. Вопрос в цене мудрости. Мы сами повышаем ее своим бездействием.


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of