Точка, точка, многоточие…

Хочется проснуться. Открыть глаза весенним, предпраздничным утром, быстро собраться и побежать на работу, на ходу глотнув кофе, прихватив бутерброд для обеда, и очутиться в суете повседневности.

Пусть оглушит темп Тель-Авива «без перерывов», поток туристов и автомобилей, пусть заполнят тротуары мчащиеся и так раздражающие всех велосипеды и самокаты, пусть галдят невоспитанные школьники и пусть сидят неодобрительно поглядывающие на них элегантные старушки в кафе.

Однако все это закончилось. Как в игре по команде «замри». Тель-Авив, который игнорировал обстрелы, продолжая ходить в театры, кино и бары, опустел и замер. Как и многие города по всему миру. Закрыто все, кроме продовольственных магазинов, аптек и больниц.

Маленькая точка вируса поставила точку в нашей жизни. В нашей прежней жизни. А привыкать к новой совсем непросто. Трудно принять, что ты зависишь от всех, и каждый зависит от тебя. Но ты о-б-я-з-а-н беречь себя, потому что перчатками, маской, бесконечным мытьем рук оберегаешь остальных. Тогда ты перестаешь видеть поток и начинаешь видеть людей, которым нужна твоя защита.

Летом 2014 г.  во время операции ЦАХАЛа «Несокрушимая скала» до Тель-Авива начали долетать снаряды. Впервые со времени операции «Буря в пустыне» в 1990 г. Звучала сирена, а я продолжала шагать по центральной улице, ощущая себя храбрым оловянным солдатиком. И однажды обратила внимание, что вокруг никто не реагирует, не ищет укрытия. И тогда я действительно испугалась. Я резво свернула в подъезд ближайшего дома и за мной, как за дудочником из известной сказки Андерсена, потянулись прохожие. Еще и еще, и еще…

Тогда я поняла, что я в ответе за сограждан. И минимум, который я могу сделать, — строго следовать правилам поведения в чрезвычайной ситуации. Непростительно подвергать людей опасности. В какой бы форме эта чрезвычайность ни была, мы все в одной лодке. Специалисты называют это «ситуационным объединением».

Но разве нам нужна чрезвычайная ситуация, чтобы объединиться? Чтобы слышать и слушать друг друга, проявлять внимание и заботу, чувствовать боль других? Как правило, если нет общей беды, каждый замыкается на собственных неприятностях. А проблемы других мы игнорируем. Проявляем сострадание только в период форс-мажора.

А можем ли мы объединиться просто потому, что мы все — человеки, которым стало так неуютно в мире тотальной незащищенности от самих себя, что пришлось «лечить» нас вирусом?

Сегодня страх перед ним не оставил среди нас равнодушных. Мы принимаем боль и потери других в далеких и не всегда знакомых странах, как свои собственные. Мы радуемся сокращению случаев заражения и летальных исходов, радуемся выздоровевшим, молимся за всех, заболевших и здоровых, потому что мы — люди!

Маленькая точка смертельно опасной заразы разогнала нас по домам. Мир сузился, но не до комнаты. Он сократился до точки, но эта точка — в сердце каждого из нас.  И она способна вместить в себя весь мир. Если найдем ее в себе, больше не понадобятся объединяющие нас вирусы. Но если потратим время вынужденной изоляции впустую, точка вируса может превратиться в многоточие…

А пока пунктир социальной дистанции в Тель-Авиве — очень организованная и тихая очередь за продуктами к празднику Песах.


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of