Там, где смерть встречается с жизнью

В нашей суетливой жизни, в постоянной спешке и заботе о повседневных делах, мы нечасто обращаем внимание на трогательные моменты.

Скорее уж остановимся при виде горькой трагической ситуации. Но бывают встречи, где горе и радость, печаль и счастье, потери и приобретения, а проще говоря жизнь и смерть, так переплелись, что для них трудно подобрать слова. Или даже без слов разобраться в эмоциях, которые они вызывают. Когда горе потери превращается в радость второго рождения.

Именно такая встреча состоялась недавно в Национальном центре трансплантологии Израиля. В небольшом конференц-зале собралось полтора десятка человек. Пришла семья Егора Пакина, трагически погибшего 1.5 года назад: мать Егора Светлана Саксонски, ее родная сестра с мужем и дочерью, бабушка и дедушка Егора.
Пришли и те, кто остался жив благодаря Егору. И, конечно, работники центра трансплантологии, все это время поддерживавшие семью Егора и тех, кому пересадили его органы. Словно собралась большая семья, члены которой давно не виделись, но все любят друг друга.

— Уже полтора года мы живем без нашего мальчика, и не было дня, чтобы мы не вспоминали о нем. Когда мы репатриировались в 95-м из Беларуси, Егору не было еще и года. Мы дарили ему всю нашу любовь. Он был очень красивым мальчиком, голубоглазым блондином, надежным, добрым. Любил животных, — рассказывает Светлана. Ей тяжело, но она держится, хотя голос порой дрожит и срывается. А вот бабушка не может сдержать слез, и они текут у нее по щекам.

— Мы жили в Натании, Егор занимался плаванием, — продолжает Светлана. – участвовал в соревнованиях, ходил в спортзал. Был очень любознательным, любил читать, особенно книги по психологии. У него было много друзей, о которых он всегда заботился… нам даже в голову не приходило, что с ним такое может случиться. И вдруг эта авария. Потом неделя надежд, страха и неопределенности. Егору было всего 23 года… И тут нам сообщают из больницы, что у него зафиксирована смерть мозга. Я сама медсестра и сразу поняла, что это значит. Хотя человек с умершим мозгом кажется живым, он дышит, но я знала, что Егора уже нет с нами. Поэтому немедленно дала согласие на донорство органов. Мне было страшно рассказать про это родителям, бабушке и дедушке Егора. Но они меня полностью поддержали в этом решении. Я уверена, что и Егор хотел бы этого, потому что он всегда был готов помочь, отдать последнее.

Органы Егора спасли несколько человек, и все они сидели в тот вечер за одним столом с его родными и со своими близкими.

Габи Намани, 61 года, получил легкие Егора, Ран Загури, 45 лет – его печень и почку. Амиру Салиману, 5-летнему малышу, сейчас мирно сидящему на руках у своих родителей, была пересажена доля печени, Нахаду Гаавицу, 39 лет — почку и поджелудочную железу.

Рассказывает Габи, которому пересадили легкие Егора:

— До пересадки состояние моего здоровья было чрезвычайно плохим. В это время моя старшая сестра, которая сидит тут рядом со мной, медсестра по профессии, как раз вышла на пенсию, и тут на нее свалился я со своими проблемами. Мне пришлось переехать жить к ней.

У меня диагностировали фиброз легких. Я был страшно худым, передвигался на инвалидном кресле, не расставался с кислородным баллоном и уже давал распоряжения о своих похоронах. Попросту прощался с жизнью. Спасти меня могла только трансплантация. Больше года я ее ждал, медленно угасая. Ведь кроме обычного совпадения биологических и медицинских показателей, для трансплантации легких важно еще, чтобы донор имел такой же высокий рост, как я. Именно таким был Егор. А я уже дошел то того, что врачи даже опасались делать мне операцию. Однако, как видите, она прошла успешно.

Хирурги трудились 7 часов! А через три дня я уже стоял на ногах, меня отключили от аппаратов. На четвертый день я начал ходить, через неделю уже поднимался по ступенькам, а через 10 дней меня выписали домой. И сегодня я жив, благодаря Егору, его семье и врачам. Светлана, вы подарили не только жизнь мне и другим, но еще и счастье нашим семьям. Каждое утро, просыпаясь, я вспоминаю о вас, благодаря кому я жив. Вспоминаю о Егоре. С этого начинается мой день. Сейчас я ощущаю себя совершенно здоровым. Конечно, я прохожу проверки и принимаю необходимые лекарства. Но все это и не идет ни в какое сравнение с тем, что было.

Похожие истории рассказали и другие спасенные Егором участники встречи и их близкие.

— Я хочу обратится к тем, кто будет читать эти строки, — говорит Светлана. — Если не приведи Б-г, вы окажитесь в нашей ситуации, не сомневайтесь, давать ли согласие на пожертвование органов. Я оглядываюсь вокруг и вижу людей, которые живы только потому, что мы согласились. Вижу их счастливые семьи, родителей, братьев, сестер и понимаю, что иначе поступить было нельзя.

Репортаж Алексей С. Железнов-Авни

В Израиле существует карта добровольного донорства «Ади», оформив которую, человек однозначно выражает свое желание стать донором органов после смерти. В большинстве случаев родные покойных выполняют их волю, когда к ним обращаются за согласием на пожертвование органов.

Оформить карту донора «Ади» может каждый израильтянин, начиная с 17 лет.

Подписаться на нее можно и на русском языке в интернете по адресу: http://adi-card.org

Ответы на любые вопросы о донорстве органов, которые остались неосвещенными в статье, можно получить на странице «Ади» в Фейсбуке

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of