Сто дней после приказа

Темпы слома, взятые администрацией Байдена, не оставляют сомнений в ее намерениях. Начало впечатляет, но кому-то придется разгребать мусор.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Бывает так, что строительство еще только началось, вырыт огромный котлован и его заливают под будущую конструкцию. Человеку несведущему или недальновидному может показаться, что все стало хуже, чем было, — повсюду грязь, шум и никаких признаков нового здания, никаких его очертаний. Но бывает и иначе: строители обещают реконструкцию здания, а сами расшатывают его основы. Поначалу, несмотря на сотрясения и трещины, может показаться, что ремонт идет нормально, даже прогрессивно. Но это лишь до поры до времени…

За сто дней президентства новая власть в Белом доме проявила себя «во всей красе». Ее курс на трансформацию общества прослеживается без труда. Ее стратегия понятна — успеть сломать старое под видом перестройки. Вся эта бурная деятельность — предвестник большого провала. Мы еще не видим последствий, не представляем себе грядущий крах, но американцам, несомненно, предстоит тяжелая работа над ошибками. И всему миру вместе с ними.

Суть провала, понемногу обрисовывающаяся перед нашим взором, вовсе не в выборе Байдена и даже не в методах этого выбора. США долгое время балансировали между двумя партиями, двумя лагерями, двумя мировоззрениями. Но сегодня поддерживать баланс прежними средствами уже невозможно. Первыми это поняли демократы, но поняли однобоко — в переломном для страны периоде увидели шанс задавить, подмять соперников и водворить свою истину в последней инстанции. Их ключевая ошибка — именно в этом посягательстве на трон.

Америке нужен баланс, а не радикализм любых сортов. Резкие повороты хороши, когда они соответствуют течению истории, и фатальны в противоположных случаях. История сегодня требует согласия, но даже те, кто сознают это, понятия не имеют, как его достичь. Такова парадигма нынешнего перелома, его главный вопрос, без ответа на который мы дезориентированы и беспомощны. И вся современная «война престолов» на всех ее фронтах, включая американский, — не более чем попытка уйти от ответа.

В целом, все как обычно: если правые оставляют противоположному краю спектра право на существование, то левые — нет. На такой перекошенной платформе ничего не выстроишь. Разобщенной, рассеченной надвое стране нужна не победа одного из лагерей, чреватая лишь бедами, а общее правительство, способное действовать в общих интересах. Америке требуется власть согласия, а не раздора. Такая власть, в которой два блока не конфликтуют, а сотрудничают.

Нельзя и дальше передавать штурвал из рук в руки, а то и вырывать его из рук и выкручивать до упора. Настали новые времена, требующие совсем другого подхода. Если он и кажется кому-то несбыточным, то лишь в силу ограниченности восприятия, промываемого пропагандой обеих сторон. Мир стремительно меняется, вызовы глобализируются, и процветание зависит от сотрудничества и взаимодействия. Сила теперь — в подъеме над противоречиями, в умении находить общий язык на благо всем. А сила оружия или идеологической пропаганды — это подспудная слабость, ведущая к войнам, битвам за ресурсы и немереным страданиям.

Давайте же признаем очевидное: чем круче и принципиальнее лидеры гнут свою линию, теми сильнее они раскачивают общую лодку. Нет общего видения, общей цели, общей перспективы, общего будущего — и остаются лишь конфликты, которыми нас старательно и довольно успешно сбивают с толку.

Америку этот системный порок привел в настоящее время не просто к откату, не просто к угасанию, а к свободному падению. Ее деньги уже не склоняют чаши весов. Она теряет былые ориентиры, былую мощь, былой авторитет. Кто-то, возможно, и выигрывает на этом, но сама она в проигрыше, который нарастает. Она больше не №1. Полюс американской силы ослабел, и против него на глазах формируется осевой союз, пускай пестрый, но решительный в своем стремлении не считаться с ней.

Чем же занят Белый дом? Внутренней идеологической борьбой с инакомыслящими, прикармливанием сторонников и принудительным насаждением «свобод», за которыми просвечивает диктатура. Ее лозунги настолько далеки от реальности, что приобретают поистине оруэлловское звучание. Равенство, которое она подает как непререкаемый идеал, — это просто миф.

Равенство в чем? В стремлении возвышаться над другими и диктовать свои условия? Или в устремлении к отдаче другим?

Равенство кого? Организмов разного пола и разной расцветки? Или людей, внутренне развитых настолько, чтобы они могли гармонично взаимовосполнять и поддерживать друг друга?

Равенство ради чего? Ради искусственного нивелирования гендерных, расовых и прочих различий? Или ради подъема над ними к настоящему единству и сближению сердец?

Что вы сделали, чтобы разные люди были действительно равны? Натравили их друг на друга, подменив идеалы идолами.

Когда же наступит отрезвление от политики в ее нынешнем виде? Когда люди поймут, что правительство не должно представлять одну сторону и отрицать вторую? Напротив, оно должно представлять весь спектр и поддерживать жизнеспособный, устойчивый баланс. Иначе падение Америки не остановить.

Хуже того, она способна многих потянуть за собой. В том числе Израиль. Я уже не раз говорил: Трамп стал для нас подарком, которого мы не заслужили. Теперь настают тяжелые времена, и многим в еврейском народе придется отдать себе отчет: почему они поддержали Байдена? Через какие умозаключения пришли к этой позиции? Какими шорами занавесились от собственной истории, чтобы не заметить прямых аналогий между нынешними тенденциями и катастрофами прошлых веков?

На эти грабли мы наступаем уже тысячи лет. Не можем иначе. Слепая вера гонит нас к тем, кто «прогрессивен», агрессивен, ультимативен в своих заявках на «светлое будущее». Забыв идею подлинного единства, заложенную в наших корнях, мы приветствуем и сами изобретаем оторванные от жизни и человеческой природы идеологии, оборачивающиеся бедствиями и кровью. В первую очередь нашей кровью.

Сколько раз мы пытались доказать свою преданность, свою надежность, свою лояльность — и попадали в капкан, когда новые лидеры, правители и режимы сводили с нами счеты. Они вовсе не считали нас своими ни на одном из этапов, и наше неподдельное изумление, наше непонимание этого только подливало масла в огонь.

Вот и сегодня, как бы искренне ни «демократизировались» американские евреи, как бы горячо ни желали окончательной ассимиляции, однажды идеологи постановят, прислужники поднимут архивы и вычислят каждого, в каком угодно поколении, а исполнители найдут — и история повторится, в который уж раз…

Но все-таки хорошо бы не повторилась. В конце концов, теперь у нас есть своя страна, свое прибежище и возможность выбраться из замкнутого круга. Мы можем все изменить.

Надеюсь, ближайшие годы научат Израиль полагаться только на себя. Но не на свою экономику, не на армию, не на технологии и не на собственную меркантильную нужность и полезность кому бы то ни было.

Наша сила — иная, она духовна в своей основе. И суть ее в изначальной зависимости: мы полностью зависим от мира на протяжении всей истории — и в то же время мир полностью зависит от нас. Его доброе будущее в наших руках. Мы проводники единства в человечество, гаранты его прорыва через кризис глобализации к согласию и покою.

Вся ненависть мира — от того, что он чувствует это, но не может ухватить смысл этой взаимозависимости, понять, чтó мы на самом деле ему должны. Все наши беды — от того, что мы отрицаем свою роль и откупаемся суррогатами. Замыкаются ли евреи в себе или бросаются в мировые баталии — за этим стоит все то же безрассудное отрицание себя как народа-проводника, от которого зависит мир и который в долгу у мира.

В итоге мы сильны сегодня чем угодно, но только не тем, что сделало нас когда-то единым целым. И потому в действительности мы слабы. Ведь миру от нас нужно другое, и на суррогаты он не согласен. Только одно заставит его кардинально переменить отношение к нам — пример настоящего доброго единения.

Знаете, если страна обзаводится ядерным оружием, с ней говорят иначе. А наше оружие, наша точка переворота — это взаимоотдача, которую мы можем возродить между собой и подарить всем. Наша сила — в высоком умиротворении, в равенстве и единстве над всеми различиями, внешними и внутренними, в правильной, интегральной взаимосвязи.

Увидев это в нас, народы заговорят с нами иначе. Эту мудрость они примут от нас с благодарностью.

А мы — мы наконец раскроем объятия и отдадим свой долг миру.


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of