Социальные сети в интернете

В гостях у Йоава Прокофьева специалист по социальным медиа Майк Вейцман.
Если вы хотите принять участие в моей программе, напишите мне сообщение на адрес: botoved@gmail.com с кратким описанием темы, на которую вы хотите поговорить и небольшое резюме о себе.yoav 

Поделиться проектом с друзьями:

«Статистика знает все» — сегодня эту крылатую фразу можно перефразировать в «интернет знает все». Причем, о вас.

Полный текст беседы: 

Йоав: Всем привет! Сегодня я пригласил к себе в гости Майка Вейцмана, поговорить о социальных сетях.

Майк: Всем привет! Здравствуй, Йоав.

Йоав: То, что я прочитал у тебя в Фейсбуке как описание твоей специальности: ты — редактор и менеджер социальных медиа. Причем, у тебя довольно богатый опыт в работе с социальными медиа и по связям с общественностью. И я вижу здесь лабораторию Касперского и Девятый канал. На Девятом канале ты работал как менеджер социальных медиа. Это было на новом Девятом канале?

Майк: Это было уже в новом формате Девятого канала. Но начнем с того, что если ты хочешь посмотреть профессиональное прошлое кого-либо, ты воспользовался не той социальной сетью. Существуют, как минимум, две или три социальные сети, которые намеренно настроены на профессиональную работу. Если ты хочешь узнать рабочее прошлое или чье-то резюме, надо посмотреть сеть LinkedIn, а не Фейсбук.

Йоав: Почему именно LinkedIn?

Майк: LinkedIn заточена под профессиональное прошлое, под рекомендации, под общее профессиональное знакомство. Там записаны все мои места работы, а в Фейсбуке только несколько последних.

А насчет Девятого канала, да, я уже работал в новом формате, при новом хозяине, и пытался поднять, по сути с нуля, социальные сети «Девятки «.

Йоав: Я понял. Вернемся к социальным сетям. Я хочу начать с самого начала. Что такое социальная сеть?

Майк: Начнем с того, что социальная сеть не была придумана ни Марком Цукербергом, никем. Мы создаем социальные сети при общении, при работе, при каком-то гендерном общении. Социальная сеть — это связь между людьми, и это никаким образом напрямую не связано с интернетом. Интернет — это одна из вариаций социальной сети.

Йоав: То есть ты говоришь, что брат, сестра, родственники, друзья и знакомые — это, в принципе, моя социальная сеть?

Майк: Так и есть.

Йоав: ОК. Тогда я перефразирую вопрос. Что такое социальные сети в интернете?

Майк: Социальная сеть в интернете — это твое присутствие не напрямую связанное с твоими социальными знакомствами. Вот я очень часто задаю вопрос: «Знакомы ли вы лично со всеми вашими знакомыми в Фейсбуке?» Я могу поручиться, что на 90% те люди, которые у меня в друзьях в Фейсбуке, — это мои люди: или сотрудники, или коллеги, или знакомые в прошлом. Я практически не дружу с людьми, с которыми не знаком лично. Позже, думаю, мы обсудим, чем это чревато.

Йоав: А сколько у тебя друзей?

Майк: У меня сейчас более двух с половиной тысяч и около тысячи фолловеров — людей, которые следят за моими публикациями. Это не самое большое количество. Фейсбук, кстати, позволяет до 5000 друзей.

Йоав: То есть ты знаешь 2000 своих друзей лично?

Майк: Я напомню, что психологические исследования показали, что у человека круг общения приблизительно от 100 до 200 человек.

Йоав: Там речь шла о том, что он не может запомнить больше.

Майк: Ну, он всё равно общается в каком-то определенном кругу, в котором до 200 человек. Это включает и вашего почтальона, и вашу жену, и ваших детей… Не большее количество. Ну, понятно, что в жизни вы сталкиваетесь с бо́льшим количеством людей, особенно если у вас профессия такая — общаться и знакомиться.

Социальная сеть позволяет держать связь с людьми, с которыми ты давным-давно вроде бы должен потерять контакт. Как пример — мои одноклассники еще по советской школе, которые год назад нашли меня, раскопав информацию обо мне.

Йоав: Ну, с одноклассниками — это интересно. Из моего опыта, как правило, это ничем не заканчивается. Но еще к вопросу «что такое социальные сети? » — а зачем человек там хочет быть? Почему так много людей пользуются ими?

Майк: Человек любит интересный контент. И если раньше контент ограничивался сначала газетой, потом радио, потом телевидением, а потом DVD и видео-форматами, то сейчас контент гораздо более вариативен. И сеть интернета, социальные сети, позволяют нам допускать и видеть новый контент ежедневно, если не ежеминутно. Причем позволяют настроить контент таким образом, чтобы мы видели вещи, которые интересны нам непосредственно.

Йоав: Это определенный контент, скажем, новости и развлечения? Или это касается любого контента вообще?

Майк: Это касается любого контента. Обычно в социальных сетях ты следишь за информацией от тех людей, которые более-менее интересны тебе. Более того, алгоритм Фейсбука (если ты не был в курсе) таков, что если ты в течение двух (до трех) недель не поставил like и не прокомментировал пост человека, за которым ты следишь, он постепенно отключает его от прокрутки, от просмотра. То есть если ты, допустим, не прокомментировал мой пост…

Йоав: От просмотра тебя?

Майк: Да. В течение двух недель ты перестанешь видеть у себя на стене информацию от меня, даже несмотря на то, что мы друзья.

Йоав: Возвращаясь к видам контента. Я почему-то сомневаюсь, что те люди, которые мне интересны — на которых я подписался, как ты говоришь — будут писать о том, что я действительно хочу слышать о них. Потому что из моего опыта в Фейсбуке — даже те люди, которые, скажем так, связаны с моей специальностью и мне интересно видеть их профессиональное мнение, работу и так далее — их деятельность в Фейсбуке ограничивается котиками, собачками, афоризмами великих людей. Хотя они интересны мне. Это я говорю о любом контенте, как ты говоришь: «На любой контент есть спрос «.

Майк: Дело в том, что самый популярный контент в интернете — это тот контент, который ты перечислил. Это те самые котики, изречения и афоризмы. Это не значит, что это нам интересно как профессионалам. С другой стороны, что значит «виральный контент «? Это сопоставимо с камнем, который ты бросил в воду. Это те круги, которые расходятся от камня.

Вот тот самый вирусный контент, который ты сейчас показал, — это те самые круги, которые достигают наибольшего количества людей. Именно поэтому ты его видишь чаще. Это, кстати говоря, один из больших недостатков Фейсбука, например. То есть вирусный контент достигает наибольшего количества аудитории.

Йоав: То есть наибольшее количество людей интересуются развлечениями и, может быть, новостями. (Я не знаю как насчет новостей, скажи мне, если это не так).

Майк: В Фейсбуке есть еще дополнительные… Ну, мы в данном случае говорим о Фейсбуке, потому что в Израиле это наиболее популярная соц. сеть.

Йоав: Во всем мире.

Майк: Ну, я бы не сказал. В Российской Федерации, например, до сих пор лидируют другие социальные сети, такие как «Вконтакте » и «Одноклассники «.

Йоав: Ну, да. Но Российская Федерация — не весь мир.

Майк: Ну, в данном случае мы говорим о моей сфере деятельности. Фейсбук позволяет видеть сугубо профессиональный контент или сугубо интересный тебе контент. Для этого существуют группы. Для этого существуют списки, за которыми ты можешь следить, так называемые Lists.

Понятно, что любители не будут настраивать Фейсбук под себя. Но люди, которые чуть-чуть в этом понимают, они его настраивают так, чтобы видеть тот контент, который интересен так или иначе. Кроме того, они подстраивают свои публикации под определенную аудиторию. Вот у меня, например, ивритоязычные не видят мой контент на русском языке, а русскоговорящие почти не видят иврит.

Йоав: Ну, хорошо. Ты, как профессионал, человек, который занимается социальными сетями, можешь себе это настроить. Но социальная сеть построена не для таких как ты, она построена для обычных людей.

Что происходит если я — профессор какого-то университета и абсолютно не имею понятия, как работает Фейсбук, как он настраивается. И в итоге, когда я подписываюсь, я все равно получаю котиков, собачек. Получается, что Фейсбук в плане профессиональном — абсолютно бесполезная сеть. И не только Фейсбук, я подозреваю.

Майк: Не факт.

Йоав: То есть вот то, что ты говорил про LinkedIn, наверное, там это всё же более актуально.

Майк: Там актуален профессиональный контент с точки зрения HR — набора работников. Там актуально с точки зрения обсуждения профессиональных тем. Но и в Фейсбуке существуют профессиональные группы, которые обсуждают не только котиков. И чем больше ты в таких группах активен, тем больше знают о твоей деятельности люди из смежных сфер, и ты видишь тот контент, который тебе нужен.

Я подписан на десяток подобных групп и просматриваю их информацию, для того чтобы почерпнуть для себя что-то новое, что-то информативное и что-то любопытное именно для меня.

Этот профессор будет находиться в группах своего университета, своего города. Если он ходит на рыбалку — в группе рыболовов-любителей. И тогда он будет видеть тот контент, который ему интересен.

Йоав: То есть если мы говорим о ленте, она, в принципе, развлекательная. А если мне что-то нужно, мне нужна группа, которую я буду изучать?

Майк: Профессионалы социальных медиа умеют просчитать алгоритм свой информации и своего контента так, чтобы она попала в общую ленту и была достаточно занимательна, чтобы привлечь аудиторию.

Йоав: ОК, я понял. У нас, в основном, разговор крутится вокруг Фейсбука, потому что это самая большая сеть, но я подозреваю, что другие сети делают то же самое. Они (судя по тому, что у них есть такие умные алгоритмы), отслеживают твои действия: что ты делаешь, где ты присутствуешь, где ты фотографируешься, с кем ты дружишь, где ты обедаешь, и что ты обедаешь. Почему же люди там хотят находиться, готовы жертвовать своей приватностью?

Майк: Начнем с того, что по опросам, порядка 80% населения — не только те, кто находятся в соц. сетях, — действительно готовы жертвовать своей приватностью. Потому что это, видимо, заложено в природе человека. Я не назову это вуайеризмом, чтобы это не звучало пошло, но человек очень любит подглядывать в замочную скважину. Особенно если это касается соседа. По своей любопытности человеку всегда интересно, что происходит с окружающими, и ради этого он готов пожертвовать и собственной приватностью.

Кстати говоря, это всё происходит волнами. Если в 90-х годах большинство пользователей интернета прятались за ник-неймами в форумах и чатах и соблюдали какое-то инкогнито, социальные сети вскрыли это всё и люди жертвуют приватностью.

Но вот буквально в этом году стали безумно популярны социальные сети типа Secret, которые позволяют открывать какую-то конфиденциальную информацию, не раскрывая своей личности. Например, жаловаться о вещах, которые тебя волнуют, не открывая свое инкогнито. То есть это происходит волнами. И сейчас интерес к конфиденциальности растет по экспоненте, в обратную сторону.

Йоав: Мне кажется, это открытая дверь для преступности и всяких, скажем так, злоумышленников. Ведь я могу про любого что угодно написать и никто не будет знать кто я?!

Майк: Есть в этом что-то и именно этими социальными сетями сейчас интересуется кибер-полиция. Но, с другой стороны, про «Одноклассники» в свое время писали такие шутки как: «Продолжайте писать личную информацию. С благодарностью, ФСБ России».

Мы действительно оставляем всю информацию о себе в социальных сетях. И человек, который умеет анализировать свободные источники, может почерпнуть о тебе, Йоав, больше, чем ты даже себе представляешь. Я уж не говорю про адреса. Иногда доходит до смешного. Например, на Девятом канале с помощью социальных сетей нам удалось отследить человека, который скрывался от Интерпола.

Йоав: Даже так!

Майк: Он держал открытую информацию о себе в социальных сетях и публиковал, где он на этот момент находится.

Йоав: Это вы такие умные? Или Интерпол недосмотрел?

Майк: Я думаю, что просто Интерпол не додумался вычислять его.

Йоав: Это было журналистское расследование?

Майк: Это было журналистское расследование в течение двух-трех суток, и тот беглый человек — просто была поставлена съемочная группа напротив его дома.

Йоав: Интересно.
Друзья, мы прервемся на несколько минут и скоро вернемся.

Продолжение беседы