Снова одни

"Евреи одиноки в этом мире", - я никогда не верила, что это высказывание будет все больше подкрепляться фактами.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Ведь это паранойя, черта евреев, которые видят антисемитизм в каждом несогласии, отказе или неприятии на личном или национальном уровне. Но этим летом, просматривая по утрам американские газеты и слушая новости в течение дня, я убедилась, что это не так.

Помните статью Синтии Озик (Cynthia Ozick’s) «Весь мир хочет смерти евреев»? Тогда я рассвирепела. Сегодня я смущена.

В моих ушах звенят слова Билама: «Вот народ живет отдельно и между народами не числится» (Числа, 23:9).

С высоты своего положения Билам смотрел на евреев и видел их изолированность от других. Обособленность, или непохожесть, евреев может быть и была источником их самобытности. Но она также может быть знаком мучительного одиночества.

«Евреи одиноки в этом мире», — сказал философ Эрик Хоффер. И не в 2014 году, а в 1968, через год после блестящей победы Израиля в войне 1967 года. Философ-пророк, он произнес: «Евреи — народ особенный: то, что разрешается другим народам, запрещается евреям».

Существует болезненная несправедливость двойных стандартов. В наши великие моменты мы говорим себе, что в мире нас судят сурово потому, что «мы отвечаем перед Высшей властью». Но это слишком великодушно. Если мы одни, мы не дотягиваем до более высоких стандартов других народов, это просто невозможно.

Но как еще мы должны относиться к назначению антиизраильски настроенного Уильяма Шабаса на должность главы комиссии ООН по расследованию предполагаемых израильских военных преступлений в Газе? Когда ведется тенденциозное освещение событий, убийственные плакаты британских протестующих называют израильтян убийцами детей, когда ХАМАС использует детей в качестве живых щитов и расстреливает людей без суда и следствия.

Израиль совершает нравственные ошибки. Но Верховный суд Израиля наказывает своих граждан и это часть процессов, протекающих в демократическом обществе. Самосуд не остается без ответа. А кипящая, иррациональная ненависть к Израилю и нашему народу остается без ответа до сих пор.

«Если Израиль выживет, это будет исключительно за счет еврейских усилий. И еврейских ресурсов», — когда Хоффер написал это, Израилю как государству было всего 20 лет. Хоффер не предполагал, что Израиль будет терпеть вечно, потому что страна только что вышла из подросткового возраста. Сегодня, приближаясь к пенсионному возрасту, Израиль вряд ли является самым безопасным местом в мире. Я полагаю, Израиль будет существовать всегда, потому что не представляю мир без него.

Несмотря на антисемитский вой, я не стану тешиться какой-то иной реальностью. У нас есть собственная страна — Израиль. Израиль имеет собственную армию. Израиль имеет могущественных союзников. Во всем мире евреи стремятся к тому, чтобы существование Израиля было стабильным.

И все же мы еще недостаточно вникли в суть высказывания Хоффера. Хоффер утверждает, что мы будем существовать только благодаря еврейским усилиям и ресурсам, тогда как многим евреям неудобно говорить об Израиле, беседа за субботним столом взрывается из-за политических разногласий и многие раввины боятся публично встать на сторону Израиля.

«Мы можем полагаться на Израиль в большей мере, чем Израиль может положиться на нас», — откуда Хоффер знал, что это его высказывание будет справедливым на протяжении почти 50 лет после того как было произнесено? Несмотря на все внешнее давление, Израиль по-прежнему служит нам глобальным убежищем, собирая под свою защиту евреев диаспоры и позволяя нам ходить с высоко поднятой головой. Замечательно выразился Натан Щаранский: «Все больше и больше людей спрашивают, есть ли у евреев будущее во Франции, но никто не сомневается, что у французских евреев есть будущее в Израиле».

«Меня не покидает ощущение, что все, что произойдет с Израилем, произойдет со всеми нами», — сказал Хоффер. Как только мы стали обществом, которое терпит ненависть ради некритичного либерализма, терроризм обрел благодатную почву.

Недавно я была на свадьбе, где раввин, выдержав паузу, пригласил счастливую пару оплакать потери в Израиле: нация, в честь библейского Иакова называемая «борющейся с Богом», снова борется. Пожилая женщина рядом со мной повернулась к своему соседу и громко прошептала: «Может быть, страна уже должна просто изменить свое название?»

Израиль не изменит своего названия и не съежится перед лицом угроз или оскорблений. Мы, воспринимающие название Израиль как название народа, там и в диаспоре останемся над схваткой. И если мы должны быть одни — по крайней мере, пока — то мы будем. Но это будет потерей для мира.

 

Эрика Браун

 

Наша справка: Эрика Браун (Erica Brown), писатель и педагог, консультант Еврейского агентства и других еврейских организаций. Автор многих романов на еврейскую тему. Лауреат многих премий за работу в области образования, колумнистка The New York Jewish Week. Регулярно читает лекции на еврейские темы. Замужем, мать четверых детей, проживает в Силвер-Спринг, штат Мэриленд.