Системный эффект наших мыслей

В мире все базируется на равновесии, на борьбе и единстве противоположностей. Динамика эта автоматически регулируется на уровнях неживой, растительной и животной природы. Но человек потому и назван венцом творения, что способен понять систему и самостоятельно поддерживать в ней баланс.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Раньше, пока мы были «детьми эволюции», от нас это не требовалось. Но теперь мы выросли, и система начинает «закорачиваться» на нас. Мы этого еще не видим, но все нити тянутся к нам, вся сеть перестраивается вокруг, замыкая нас в тесный кокон противоречий. Не желая разрешать их, отмахиваясь от общей картины, от требования природы, мы рассылаем по системе свои разрушительные импульсы – и все они в итоге бумерангом возвращаются назад.

Триггер

Две фундаментальные силы пронизывают все. После того как Большой взрыв разметал материю, она начала соединяться, собираться в различные формы. С тех пор все балансирует между распадом и соединением, между энтропией и взаимным тяготением, только на разных уровнях, в разном качестве.

Атомы притягиваются и отталкиваются. Электрические заряды тоже. Люди тоже. Весь мир – борьба двух сил: разобщения и единства. Но единства не простого, а интегрального, ведущего к развитию, к подъему над противоположностями и их гармоничному сочетанию в единое целое.

Эта задача подъема возложена на человека, на нас. Мы можем, а сегодня — должны, привести себя и весь мир к равновесию. Ведь мы уже не дети.

Этап взросления всегда чреват угрозами. С одной стороны, от человека требуется ответственность за себя и окружающих, с другой, ответственность нельзя навязать, так как в таком случае это будет просто принуждением. Подростка вырывают из привычного мира и ставят перед неумолимыми фактами. Дальше он должен двигаться сам, как взрослый.

Именно это и сделал с нами коронавирус. В медицинских терминах, мы столкнулись с пандемией. Но в системных терминах, в контексте нашего общего внутреннего развития, речь идет о триггере, навсегда вырвавшем нас из старого мира бесконечных дрязг и поставившем перед необходимостью подъема к единому целому.

Я не устану повторять: возврата не будет! Мы еще отвергаем эту мысль, еще живем прошлым, но его больше нет. И дело тут не в вирусе и не в вакцине – дело в нас. Мы теперь – средоточие системы, и по нашей вине она идет вразнос.

Что именно мы делаем не так? Если честно, то все. Взглянув беспристрастно, мы обнаружим признаки распада везде и всюду. Все наши критерии успеха строятся на благе одних за счет других, на подавлении, на попирании, на раздоре. Современный человек по природе своей хочет, чтобы ему было лучше, чем другим, хотя бы в чем-нибудь. Иначе это уже не успех, а поражение, неудача, фиаско.

Наши аппетиты неутолимы. Наша благотворительность и филантропия не более чем прикрытие. Полмира может умирать от голода, человек рядом со мной может мыкаться от невзгод, а я пройду мимо, потому что мне не до него или потому что я уже пожертвовал, поучаствовал, короче, поставил себе галочку на сегодня.

Призываю ли я вскочить с места и отправиться на выручку обездоленным? Нет. В своем нынешнем состоянии мы не сумеем им помочь. Весь наш мир устроен так, что одни пользуются им за счет других. Это «прошито в операционке». Даже если все мы вдруг разом прослезимся и бросимся на помощь страждущим, выйдет только хуже, и мы это отлично понимаем.

Проблема кроется не в самих невзгодах, а в наших отношениях. В нас самих. И именно на это указывает сегодня природа: наш внутренний распад выходит из-под контроля.

Я – это то, что я думаю о других

Человек распространяет вокруг себя негатив и получает системный отклик, например, коронавирус. Этот вирус в буквальном смысле остановил мир, и сам не уйдет. Он продолжится или сменится другой бедой.

Ведь система теперь сфокусирована на нас, а потому нет шансов отделаться, откупиться от нее малой кровью. Нам все равно придется внутренне повзрослеть под стать ее требованиям. И в худшем случае это обойдется в ужасную цену.

Ведь природа по сути своей – Абсолют, непреложность. Если человек ступил с крыши, она не сжалится, не отменит на секундочку закон тяготения. И хотя она учитывает наше развитие и наш выбор, но учитывает совсем не так, как мы себе представляем. Она не принимает оправданий. Она судит не по тому, что мы есть, а по тому, на что мы способны, по тому осознанному усилию, которое отличает человека от животного. И она не даст нам вернуться к прошлому.

Говоря о закате старого мира, я имею в виду конец эгоистических отношений между нами. Мы можем пытаться практиковать их и дальше, но в системном смысле им пришел конец. Они теперь приносят только вред, только разрушение, только боль – иными словами, усиливают дисбаланс с тяжелейшими последствиями. И если сегодня мы не извлечем уроки с готовностью к переменам, то завтра извлечем их с горькими слезами.

В конечном счете, все зависит от нашего устремления к единству, к доброй взаимосвязи. Когда мы примем этот нарратив и начнем реализовывать его, вся система пойдет нам навстречу. Но не раньше. Промедление только усугубляет дело, отговорки бесполезны.

Однако это вовсе не значит, что я должен сейчас брататься с кем-то, бежать кому-то на помощь, жертвовать, утешать. Нет. Ведь я человек, венец творения. Я влияю на систему своим отношением, самой мыслью о других. А физическое действие – это уже следствие, итог моей внутренней работы.

Сейчас я смотрю на мир, на окружающих, и мало кто из них мне реально нравится. Некоторые мне противны, омерзительны, некоторых я втайне или откровенно ненавижу. Ну, или скажем: не выношу. По большому счету, эти миллиарды ничего для меня не значат, не вызывают во мне ничего, кроме расчетов на пользу и вред. И что теперь?

Теперь у меня есть над чем работать. Теперь я могу ловить себя на этих мыслях, на негативе к другим – и не выпускать его в систему. Разумеется, я вовсе не ангел и еще не стал лучше, но я останавливаю свой посыл на выходе. Я больше не готов заражать систему своим «вирусом».

В каббале такое внутреннее действие называется «сокращение», и оно очень весомо. Если я прикладываю подобные усилия, понимая свою роль в общей сети, это уже шаг вперед, заявка на зрелость. Ведь я начал с себя, а не с других, и начал с корня, а не со следствий. Я уже не мальчик и на это система откликается позитивно. Особенно, если я не один такой.

Разумеется, все не просто. Я не могу просто взять и начать относиться к другим хорошо. Я не могу переубедить себя в том, что неправые правы. Мое естество сильнее меня, и оно возьмет верх. Но когда я сознаю, что дело не в них, а во мне, я получаю помощь от самой системы. Мой крохотный позитивный импульс возвращается ко мне сторицей, так же, как негатив возвращается коронавирусом.

Ведь система завязана на человека. Он идет вразнос – она идет вразнос. И наоборот, когда он устремляется к равновесию, она устремляется вместе с ним, на всех своих уровнях.

И потому главное – мысль, намерение, отношение. Сама мысль об отдаче – уже действие, а практическое действие просто завершает его при необходимости. Так, переходя от отрицательных мыслей к положительным, мы спасаем всех, весь мир от всего зла.

Это вовсе не преувеличение, это системный эффект, результаты которого мы увидим очень быстро, если только начнем действовать внутренне. Не нужно искать возможности, ресурсы, не нужны громкие лозунги, демонстрации. Нужно только понимать общую картину и нащупать в себе точку приложения усилий.

Выход в никуда

Сегодня в Израиле мы вторично выходим из карантина. На сей раз «не спеша». Но поскольку мы до сих пор ничего не поняли, то и эта попытка в итоге потерпит неудачу. Нам не вступить в ту же реку, вода уже утекла, времена переменились. Хорошая жизнь возможна теперь только в устремлении к единству и взаимоотдаче.

«Единство и взаимоотдача? Еще чего!» — мы стоим перед фактами и отказываемся взрослеть. В результате потрясения разрывают нас на части, и мы уже отчетливо видим: народа Израиля нет, есть лишь клубок противоречий, сборище чужаков, вынужденных жить вместе на лоскутке земли в том странном состоянии, которое мы называем секторальным «статус кво». Знаете, откуда происходит это слово? От латинского status quo ante bellum – положение, которое было до войны, и которое, по сути, привело к ней.

Да, термин вполне соответствует нашим реалиям. Взгляните: страну раздирают на части, радикализм торжествует, некоторые не готовы ни в чем поступиться ради других. Идеология, религия, политики, СМИ делают нас врагами друг другу – и этим ведут на убой.

Ведь наша сила не в государстве, которое мы отстроили, а во внутреннем единстве, на которое мы способны. Без него Израиль – живой труп, точно так же, как это было перед крушениями в древние времена. Не захватчики, а, в первую очередь, мы сами проливали тогда реки братской крови ради своей праведной, непогрешимой правоты. Всем нашим партиям можно найти аналоги в тех временах.

Ничего не изменилось! Мы так и не поняли, что без тяги к единству никто не прав и всех нас ждет жалкая, кошмарная участь. Мы так и не поняли, что единство – это не общее согласие с моим единственно правильным мнением, а общий подъем над собой, над своими противоположностями. Не поднимемся – разбежимся отсюда, как крысы с тонущего корабля. Если дадут.

Чтобы обеспечить себе здесь нормальную жизнь, нам надо выстроить равновесие, противопоставить центробежным процессам центростремительные. Другого выхода просто нет, и никогда не было. Еврейские мозги не помогут, армия не спасет. Развал всегда идет изнутри наружу, и если сейчас мы не остановим его в себе, то потом все станет неизмеримо сложнее и драматичнее!

Исправление тоже начинается изнутри. Мы ничего не добьемся карантинами и вакцинами, если не доберемся до корня, если не остановим исходящий от нас негатив. Это главная наша задача. Я не прошу поверить мне – я прошу проверить.

ПО ТЕМЕ:

Главный эффект карантина 

Что же с нами будет?!

Злая сила исчезнет


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of