Против системы не попрёшь?

По дороге к дому, в котором я родился, вдруг остановил машину, снял обувь и побежал босиком. Бежал, набирая скорость, как бегал по этой дороге в детстве.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Многое вокруг изменилось с тех пор. Но запах клевера, хвойного леса и тот самый ребенок во мне остались те же.

Мечты сбываются

Морализаторство, нравоучения, принуждение к чтению книг, выполнению школьных заданий и репетиции по музыке всегда были для меня пыткой, от которой я бежал, используя все возможные приёмы. Хотя, благодаря принуждению и добивался значительных успехов в учебе, соревнованиях и музыкальных конкурсах.

В детстве всё у меня вызывало любопытство. Из-за этого куда только меня не заносило. То в лес убегу, то на речку без спросу пойду. Главное — бежать. Когда темнело и я слышал зов матери, бежал скорее спать, без задних ног, ведь завтра новый день, новые познания. Всё было живо. Если идет дождь, то обязательно промокну. И рад до смерти. А снег и вовсе чудо природы. Такая свобода и никакой заботы и зависимости от мнения окружающих.

К сожалению, эта детская простота теперь смущает, с годами за неё становиться почему-то неловко. И многое уже не вызывает такого восторга, радости и любопытства.

А самая важная составляющая детства — мечты. Их было так много и все они как наяву. А главной моей мечтой было — уехать в Израиль. Главное — ехать. Но всё упиралось в паспорт, который я должен был получить в 16 лет. «Тогда, — говорила мне мама, — и езжай в свой Израиль».

У каждого свой Израиль

Каждый ехал в Израиль, представляя себе государство, в котором живут одни евреи. И эта картина основывалась на тех евреях, которых он видел вокруг себя. Кто-то ехал в страну, где все дети ходят со скрипками. Кто-то — в страну науки, культуры, спорта и шахматных турниров. А некоторым патриотически настроенным даже не было разницы, где жить — в Израиле или в какой-либо другой стране. Я знаком с большим количеством религиозных патриотов, которые из Израиля уехали в Москву, и живут там еврейской жизнью.

Отличительная особенность Израиля – это арабо-израильский конфликт, иврит, иудаизм и еврейское большинство с доминирующей восточной культурой. Во всяком случае, Израиль выглядит так со слов журналиста Познера в роли туриста.

Сионизм, как любая идеология, ограничен историческим отрезком, который уже был исчерпан к моменту создания государства.

Сионизм — следствие погромов, войн и крушений. Страна, создаваемая как убежище, ничем, кроме как большим лагерем беженцев и укрытием для евреев быть не может. В ней нет того монолитного общества, в которое — потому и безуспешно — пытались проникнуть некоторые репатрианты. Все силы государственной машины брошены в основном на оборону и безопасность. И это правильно.

Дом нужно оберегать и защищать, но это не должно заслонять развития светских основ государственности, гражданских прав, свобод и социальной направленности. Не должно становиться инструментом манипуляции для  отвлечения внимание народа от внутренних проблем страны. Вместе с заботой о безопасности страны вполне можно развивать и другие области. Главное — было бы кому.

Ведь кто-то уехал из страны, кто-то принял её действительность, а у кого-то активизировался процесс отрицания реальности, появилась вера в какую-то сказку, что в жизни ничего не надо менять. Надо просто подстроиться. Хотя, по сути, многие хотели бы видеть страну другой, такой, какой они её себе представляли в стране исхода.

Кто такой настоящий еврей

Несмотря на то, что у советских евреев была своя, отличительная черта, которой можно только гордиться, со всем советским сегодня идет страстная борьба. Борьба с теми, кого называли безродными космополитами без убеждений и корней. Но если бороться со своим советским прошлым – это и значит остаться безродным. Вместо того чтобы взять то хорошее, что было в стране исхода, и внести это в развитие своей новой родины.

Ведь, если не брать в расчет политику СССР, то нельзя сказать, что всё советское было ужасно и от этого нужно избавляться в угоду обществу, в которое приехал. В таком случае надо избавиться и от самих себя, от своей истории, от своих родителей, бабушек и дедушек, как от продукта ужасного советского прошлого. К сожалению, с некоторыми это и происходит.

Хотели видеть детей со скрипками, но почему-то смирились с их отсутствием. «Не беда — это такая страна. Нужно адаптироваться и ассимилироваться в то, что есть». Кому нужно, а кому и нет.

Некоторые решили для себя, что настоящий еврей – именно тот, кого они увидели после репатриации, и перед таким еврейством необходимо покорно склонить головы. — А куда деваться? Когда русофобия существует не просто на бытовом, а иногда  и на государственном уровне. Периодически некоторые общественные деятели и журналисты, пользуясь инструментами гласности и демократии, и вовсе заявляют, что все репатрианты — недоеврееные евреи, и выступают с призывами всех «обгиюрить». Словно в этом и заключается еврейское счастье.

Многие просто отказались от создания зоны своего влияния на «командном пункте», предпочитая спасаться в одиночку.  Угождать себе, вместо того чтобы сделать эту страну достойной для проживания. Обогащая её своим опытом и культурой, а не отказываясь от самого себя. «Что тут поделаешь? — рассуждают они — Против системы не попрёшь!»

Богатство нации

Мораль, чаще всего, прививается в семье и с помощью литературы. А если этот колодец высох, то черпать приходиться из того, что под рукой. Что выросло, то и выросло.  В поиске этих источников морали, при хорошем воспитании, некоторые дети репатриантов в третьем и даже четвертом поколении начинают искать свои корни и культурные ценности в стране исхода предков-репатриантов.

Они изучают историю своих семей, уклад жизни, гордятся именно своим происхождением, своим отличительным еврейством и идентифицируют себя как израильтян с обязательным указанием страны исхода. Некоторые из них даже совершают «экспедиции к корням» (тиюль шорашим). И это уже становится хорошей традицией.

Героизм советских евреев и их несоизмеримый вклад в науку, культуру, искусство и спорт в СССР трудно переоценить. Их опыт, знания и способности можно использовать на благо страны, оказывая поддержку на государственном уровне.  Если евреи, как говорят, обогащают своим присутствием другие страны, то еврейское государство, по логике, может обогатить весь мир.

Ведь создатели Израиля — «русские» евреи — смогли всего лишь за одно-два поколения, практически на пустом месте, создать Армию Обороны Израиля, солидную оборонную промышленность, поднять сельское хозяйство, организовать поселенческое движение, науку, развить передовые технологии… Нам остается лишь продолжать и обогащать это наследие — но не идеями коммунизма, а иными ценностями.

И это требует руководства на национальном уровне. Руководства, которое сможет растормошить, повести за собой, указать нужное направление, определить приоритеты, скоординировать силы, выделить средства, воодушевить… Короче, необходимо подлинное лидерство. Но к сожалению, мы уже напрочь забыли, что таковое вообще возможно.

«Когда же наша национальная культура достигнет такого уровня, мы сможем быть уверены, что она взрастит на Земле Израиля людей, которые смогут в благоприятный момент создать там еврейское государство, и оно будет не только государством евреев, но и еврейским государством» – сказал Ахад ха-Ам, выдающийся деятель первой алии из России.