Проникнуть в тайну

Человеку по природе свойственно искать смыслы, а порой даже один большой смысл. Но существует неприступная стена, о которую разбиваются все наши попытки осмыслить происходящее.
тайна
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

За гамлетовским «Быть или не быть?» стоит глубокое, исконное, поистине фундаментальное противоречие всей человеческой жизни – вопрос о неизбежной смерти. С рождения она маячит впереди, потом нависает, потом поглощает все.

Испокон веков люди задумывались: что ждет их там, за «горизонтом событий». Все прочие существа на Земле безропотно приемлют смерть как должное, и только человек не в силах смириться с роком. Ведь ему кажется, что он не просто существует в виде белкового тела, но относится к чему-то большему, ко всей Вселенной, а то и выше… Жизнь для нас – не просто существование. И мы много размышляем над этим.

Что же такое жизнь в ее подлинном смысле? Что за желание, лежащее выше обыденности? И чем мы наполняем его? Добавка эта играет для нас очень важную роль. Ради нее мы готовы не щадить сил, отказывать себе в удовольствиях, страдать. По сути, все наше развитие сводится к тому, чтобы понять, освоить ту сферу, которая возвышается над «формой существования белковой материи».

Вечный двигатель

Сегодня, в то время как мы удовлетворяем свои базовые потребности неизмеримо лучше, чем когда-либо в истории, вопрос о чем-то большем все равно пробуждается, гнетет, иногда вставая костью в горле. Поистине, вечный вопрос, поворачивающийся к нам двумя своими гранями:

  • для чего мы пришли?
  • куда и зачем уходим?

Ответа нет. А есть бесчисленные теории, фантазии, светские и религиозные верования, не подтвержденные фактами, гипотетичные, не проверяемые.

Почему так?

Потому что мы замкнуты в своем желании наслаждений, в эгоизме. Бессознательно мы отождествляем себя с ним, не видим себя вне его, всю свою жизнь сопоставляем с ним, подчиняем ему.

Такова человеческая природа: наши органы чувств, мысли, порывы, мечты, критерии – все, так или иначе, призвано наполнять себя. И если бы мы были наглухо заблокированы в этой внутренней парадигме, то оставались бы «высшими животными», не более.

Однако у нас есть кое-что еще – «искорка будущего», едва уловимая мысль, едва различимые позывные с другой ступени развития, откликающиеся в человеке неизбывным вопросом: «Для чего я живу?»

Вопрос этот лежит по ту сторону будней тела, выше «белкá» – и унижает нас своей недосягаемой высотой. Из-за него мы испытываем подавленность, беспомощность, нежелание жить, столь распространенное в нынешнем поколении. Свобода от непрестанных забот о теле оставляет в подсознании зияющую брешь – требование смысла.

Эта внутренняя пустота подспудно берет над нами власть, становясь источником всех социальных проблем. По инерции нам еще кажется, что над физическими потребностями действуют другие устремления – к богатству, славе, власти, знаниям – но в действительности «за кулисами» нами движет глубинный вопрос о том, зачем, почему, для чего эта жизнь. Он – внутренняя пружина всего человеческого в нас.

Попытки к бегству

Требование смысла – вовсе не личное дело каждого. Оно – наше общее достояние, наше коллективное бессознательное (и отчасти осознанное). Оно проступает не в человеке, а в человечестве.

Некоторые народы чувствуют его острее, другие – наоборот. Некоторые задаются им до боли, другие даже неспособны его сформулировать. В результате возникают разные подходы, разные культуры, разные стили жизни: кто-то служит золотому тельцу, кто-то держится за устоявшиеся нравы, кто-то заливает свою пустоту спиртным, кто-то погружается в религиозный фанатизм…

Все это – реакции на отсутствие смысла. Народы, сообщества, семьи, отдельные люди – мы отличаемся друг от друга всего лишь способом ухода от системной бессмысленности нашего бытия. По-разному проявляясь, оно вызывает разные отклики. В этом кроется человек. Все прочее – «физиология».

Что же нам делать с этой проблемой?

Самая примитивная реакция на нее – смирение с отсутствием окончательного ответа. Другой вариант – паллиатив: карьеризм, трудоголизм, тяга к прекрасному, стяжательство, творчество, нобелевки… Но если я неспособен согласиться с безответностью, усыпить сомнение, затушить искру, заглушить в себе «сигнал тревоги», если отсутствие смысла становится нестерпимым, тогда я волей-неволей ищу истину.

Так, постепенно, в попытках ответить на главный вопрос, человечество рывками эволюции загоняет себя во внутренний тупик. Со своим неутолимым себялюбием и ненайденным смыслом мы оказываемся хуже и несчастнее животных, которые просто живут по законам природы, не задумываясь ни о чем.

Такова участь наиболее развитых – они страдают больше всех.

Годы нашей жизни стоят нам так дорого… Кто же наслаждается ими? Или, если точнее, кого я наслаждаю? (Бааль Сулам)

Где искать ответ?

Сегодня отсутствие смысла начинает проявляться в массах. Молодое поколение на Западе все менее охотно включается в гонку за успехом, утрачивает традиционные стимулы, понемногу «выходит из игры». Пока дело ограничивается пассивным сопротивлением, но со временем наружу вырвутся отчаяние и гнев. Ведь вопрос горит – а ответа нет. И бежать больше некуда, все исчерпано.

В итоге нам придется понять свою искру вечности и дать ей шанс. Она противоположна эгоистической природе, и потому надо лишить тело «права слова» – обеспечить ему базовые нужды и подняться ступенью выше, туда, где мы все – одно неразрывное целое.

Именно там лежит наш извечный вопрос о смысле. Собственно, это и есть душа. И ответ, который ее удовлетворит, не имеет к телу отношения. Он целиком заложен в нашей доброй взаимосвязи. Он поднимает нас к новому обществу, к новому взаимодействию и взаимопониманию. Подлинный смысл раскрывается только между нами, и каждый находит в нем неисчерпаемые возможности для самовыражения.