Про «стеклянный потолок», демократию и наше «или-или»

Когда дерево растет в теплице, тянется вверх, то в какой-то момент своего вольного роста обнаруживает, что тянуться дальше некуда. Его мечты, потенциал роста - где-то там, вверху, а само оно - навеки здесь, под стеклянным потолком.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Так и нам, говорят “русские” израильтяне, устроили в Израиле “стеклянный потолок”.

Не на том горшке сидели?

И судя по опросам, совсем немало — почти половина русскоязычных израильтян — считает, что именно для нас существует здесь такое положение. Когда твой потенциал профессиональной самореализации и карьерного роста ещё впереди, но ты понимаешь, что можно уже не суетиться. Тормози. Тебя уже никуда не продвинут и на более ответственную должность не назначат.

Есть, конечно, рассудительные “реалисты”, считающие, что, мол, раз не сидели мы на одном горшке в детсаду с нынешними гендиректорами и в одном пионерском строю с ними не шагали, то чего хотеть? Всегда ведь предпочитают знакомых и по ментальности подобных. И вообще тут ничего “антирусского” нет, это просто особенность социально-политической конструкции Израиля. Но жизнь у нас одна, поэтому подобная рассудительность мало кого утешает.

Сплошь наши звёзды

И действительно, генералов ведь из “наших” нет? Нет. Высших чинов в полиции нет? Тоже нет. А судей? Тоже. Ну вот…

Да, говорят оптимисты, но посмотрите: уже почти двадцать лет как “русские” и в Кнессете, и в правительстве, и не один или двое, и не с мест, забронированных для исчезающих меньшинств, туда попали, а по праву избранных. И в Кнессете — не простые “хаки”, а председатели, спикеры, председатели и зампредседатели комиссий. Опять-таки в правительстве, отдавая распоряжения, иногда с тяжелым русским акцентом, именно “наши” министры и замы направляли политику министерств и страны. Так чего жаловаться?

Что-то действительно не сходится у пессимистов с оптимистами. Вроде бы и есть реально “стеклянный потолок”, а глянешь выше — на израильском небосклоне сплошь наши звёзды.

Неудобно даже произносить такое…

Итак, давайте опять по порядку. Генералами “наших” не назначают. Дай нам волю, мы, конечно, понавыбирали бы из своей среды генералов. Но регулярная армия — не казачья вольница, генерал — не атаман, его не выбирают.
Далее. Судьями тоже “наших” не назначают… Вокруг судей, кстати, была недавно шумишка по поводу одного “нашего”. Роберт Илатов, член комиссии по назначению судей, заявил, что не проголосует за того, кто судьей в Израиле быть хочет, а “а-Тикву” не поет. “Наш”? В такой(!) комиссии? А его туда выбрали, тайным голосованием.

“Выбрали”, вообще, интересное слово. Настолько, что может оказаться ключевым в нашей головоломке с потолком. Там, где действует система назначений, там мнения и предрассудки назначающих (групповые, этнические, политические) могут создать какой там стеклянный — такой железобетонный потолок, что света белого не увидишь.

А там, где система выборов? Там действует простая процедура: люди приходят и выбирают. Как бы скептически мы ни относились к себе как к избирателям: и мозги у нас промыты, и засорены опять, и манипулируют нами, и что мы вообще решаем… — мы приходим и выбираем. И никаких потолков.

Там, где система назначений, там изменения происходят со сменой поколений. Там, где система выборов, там изменения происходят по факту инициативы. То есть, это что — неудобно даже произносить это слово — демократия? Конечно, она. И не просто “слово”, а истинный феномен Израиля и евреев.

И руль в руки!

За такие слова, про “феномен”, можно, конечно, нарваться на требование объясниться. Поэтому начнем, не дожидаясь.

Так вот, демократия — это прежде всего “-кратия”, власть. Означает участие всех граждан в управлении страной.
Мы в суете жизни не очень-то склонны придираться к тонкостям понятий. И когда есть возможность на новом месте устроиться и наладить жизнь, и нам говорят, что это благодаря демократии, ну и ладушки. Почему нет? А то, что у страны просто достаточно ресурсов, чтобы примерить мундир социального государства с нашивками и лампасами социальных программ, а управляется государство кастой избранных — нам-то что, извините… Сказано: “Слава демократии!” — пусть будет слава…

И то, что для “русских” в Штатах их участие в управлении состоит в том, что они, выполняя гражданский долг, отдают свои голоса лучшим из лучших!, голосуя за кандидатов нерушимого двухпартийного блока!, ведущего народ к новым победам! и т. д., так никто же и не претендовал на большее. Мы ведь, откровенно говоря, переселяемся куда-то не чтобы управлять, а чтобы просто лучше жить.

А тут, в нашем странном государстве, только приехав и вещи не успев распаковать, мы уже участвуем в его управлении, выбираем свои партии, своих членов законодательного собрания страны… Иммигрантам? Руль в руки? Да где такое видано вообще?

Поучительная история одной титульной нации

Но цель наша конечно же не в том, чтобы, упёршись в стеклянный потолок, утешаться тем, что дали нам порулить.
Цели у нас, в общем-то, две: во-первых, жить нормально, а во-вторых, жить не предрассудками — этническими, партийными и прочими, а видеть истинное положение вещей. Это ведь тоже одно из условий нормальной жизни.

Так вот, истинное положение вещей состоит в том, что мы, репатрианты, как уже убедились, можем проявить свою волю в организации израильской действительности. Это очень важно.

Далее. Ещё истина состоит в том, что мы, Израиль, живем “на выживание”. Или выживем, или… Ну, о “нет” лучше не думать, но в любом случае это “или-или” очевидно для очень многих из нас. То есть вопрос стоит так: как нам использовать эту возможность — проявления воли — так, чтобы Израиль таки да выжил?

В истории нашей “титульной нации”, евреев, есть один закон: разделение и внутренняя вражда в народе смерти подобны. Вспомним хотя бы о причинах и результатах римского присутствия на нашей земле. Началось всё бесславно, из-за конфликта между двумя царями и кончилось бесславно: в осажденном Иерусалиме погибло в междоусобицах и от спровоцированного голода больше евреев, чем в боях с осаждавшими город римлянами.

Или, например, когда мы жили среди чужих: раскол, распыление сил, а затем и гибель восточноевропейского еврейства началось опять-таки с внутреннего конфликта — с беспощадной борьбы «митнагдим» с хасидизмом.

Хватит, натерпелись

И вот мы в Израиле, и надо выбрать жизнь — для него и для наших детей. И выбор дан нам, русскоязычным израильтянам, потому что именно мы способны сделать так, чтобы не было в народе вражды и взаимной ненависти. Чтоб был как семья. Почему именно нам? А что все остальные? А у остальных нет такого опыта, как у нас.

Мы в течение жизни трех-четырех поколений пережили и внутренние расколы, и уничтожение, и затем — десятки лет национального унижения, уже в послевоенном СССР. Настолько страшного, что у многих из нас даже отключило возможность оценить ту нашу жизнь как национальное унижение.

Вот и сходятся два главных момента: наш опыт и тот самый истинный феномен Израиля. Когда мы, “иммигранты”, можем своим выбором решить судьбу страны и народа. И не только на избирательном участке, засовывая правильный “пэтэк” в конверт и запуская в местное небо “наши звезды”. А в каждый момент жизни, воспринимая взаимную вражду в нашем народе так, как нормальное живое существо ощущает вдруг смертельную опасность. Хватит, натерпелись.