Приговор с оглядкой на Гаагу

Вы шутите? Или серьезно надеялись на оправдательный приговор Азарии? Это было бы невозможно при любом составе суда.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Мне жалко парня, очень жалко его семью. Желаю им поскорее выбраться из этой передряги. И хотя им тяжко пришлось в последние месяцы, главная битва еще впереди. Ведь суть дела не в приговоре, суть дела в наказании.

С самого начала было ясно, что Азарию осудят. Я написал об этом еще в апреле, приведя в пример английского сержанта, который за аналогичное преступление получил пожизненное.

Чудес не бывает. В рамках западной демократии правовая система не может позволить человеку, застрелившему лежащего, выйти сухим из воды. Несмотря на всеобщие страсти, умело нагнетаемые политиками и СМИ, несмотря на народную поддержку, с точки зрения судей вопрос о виновности вообще не стоял на повестке дня.

И в этом кроется главная стратегическая ошибка адвокатов. Нельзя было апеллировать к чувствам и каким-либо образом солидаризироваться с естественной волной протестных настроений. Чем выше поднимался накал истерии и резонанса вокруг, чем громче кричали о кошмарных последствиях для всей армии, чем больше сторонников собиралось у здания суда, тем меньше у Азарии было шансов на благоприятный исход в виде признания смягчающих обстоятельств.

Шумиха сыграла с ним злую шутку: в результате его не просто признали виновным – суд последовательно отверг, практически, все пункты его защиты. Почему?

Ответ, как ни странно, можно найти в романе Анатолия Рыбакова «Тяжелый песок». Он тоже повествует о «показательном процессе», причем не где-нибудь, а в сталинском СССР, в самый разгар репрессий. И там тоже обвиняемые пытались объяснить, что с ними поступают несправедливо, что они стали жертвами обстоятельств и т.д. В итоге все они получили максимальные сроки. Все, кроме одного.

Этот один воспользовался услугами мудрого адвоката, который кропотливо рылся в бумажках, предъявлял справку за справкой и отвечал по существу на каждый пункт обвинения, полностью игнорируя идеологический ажиотаж. В результате его подзащитный… Нет, не был признан невиновным, но отделался сроком поменьше и выжил.

Разумеется, Израиль – не Советский Союз тридцатых годов, и наши судьи – просто ангелы по сравнению с теми. Однако существуют системные реалии, с которыми бессмысленно сражаться в упор. Судьи автоматически отворачиваются от обвиняемого, когда он начинает выступать против системы. Ведь они – ее неотъемлемая часть. В ней они выросли и за нее будут стоять насмерть.

Если бы адвокаты Азарии предъявили те же самые свидетельства, демонстративно абстрагировавшись от шквала воплей и горячки, приговор не был бы столь категоричным, и к торгу о наказании они подошли бы с совсем других позиций.

Теперь же у них нет вариантов, кроме апелляции. И лучшее, что они могут сделать – это зарыться в бумажки, выискивать зацепку за зацепкой, приводить дополнительные свидетельства и аргументы, но без «наездов», подчеркнуто признав главенство системы и действуя только в ее рамках.

Системе этого вполне достаточно, чтобы проявить снисхождение. Ведь в таком случае она сама сможет честно как на духу посмотреть в глаза своему старшему брату в Гааге. Его незримая тень витает над судом Азарии, и для системы это неизмеримо важнее, чем ребята на передовой или дилеммы, которые им придется решать перед открытием огня.

Вот почему начальник Генерального штаба Гади Айзенкот, не дождавшись оглашения приговора, позволил себе символическое высказывание о том, что солдаты – уже не дети. Он тоже, как и судьи, посматривает в сторону Гааги. Действительно, ему не хочется, однажды прилетев в Европу, выйти из аэропорта с наручниками на руках. А солдаты уже не маленькие, должны понимать.

С тем же посланием выступил и Эхуд Барак, призвавший судей через Твиттер «не бояться рычания улицы и Либермана с его поддержкой». Для Барака мнение подавляющего большинства в стране является «рычанием улицы», а поддержка солдату – чем-то недостойным министра. Мне стыдно, что этот человек был главой правительства. Ведь ему-то Гаага не светит, он высказался «от чистого сердца».

Так или иначе, судьба Азарии решается по той «справедливости», которая навязана нам нынешним разобщением в народе. Мы запутались в «прогрессивной» системе западных ценностей, и потому наши сыновья, отражая удар извне, сами оказываются под ударом изнутри.

Здоровое, единое общество отнеслось бы к этому случаю иначе. Не думаю, что с Азарии сняли бы всю ответственность, но и наказание было бы адекватным, поскольку система действовала бы без оглядки на Гаагу и прочие идолы. Ведь ясно, что если сын попал в беду, пускай отчасти по собственной вине, – семья протягивает ему руку помощи, а не просто судебный вердикт. Мало того, семья понимает, что это и ее вина, – и решает проблему в корне, сообща, без взаимных обвинений.

Нам еще придется этому научиться. Мораль суда над Азарией: нельзя жить по законам, которые нас разъединяют.


30
Отправить ответ

avatar
30 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
5 Comment authors
Олег ИцексонAlexander VilshanskyМириам.Daniel PerkinZina Lempert Recent comment authors
  Subscribe  
newest oldest most voted
Notify of
Zina Lempert
Гость
Zina Lempert

согласна с каждым словом . автор умница

Zina Lempert
Гость
Zina Lempert

согласна с каждым словом . автор умница

Daniel Perkin
Гость
Daniel Perkin

Да, все так, но от этого не легче. Проблема, как правильно намекает автор, в самой системе. Положа руку на сердце — если бы его не засняли наши «ревнители демократии», разве бы его вообще судили? Просто так получилось — нашли козла отпущения, чтобы показать всему «цивилизованному» миру — вот дескать какие мы правильные. А ведь проблема — она внутри. На примере СССР мы знаем к чему приводит двойная мораль — к разложению и распаду. Дай бог чтобы я был не прав…

Daniel Perkin
Гость
Daniel Perkin

Да, все так, но от этого не легче. Проблема, как правильно намекает автор, в самой системе. Положа руку на сердце — если бы его не засняли наши «ревнители демократии», разве бы его вообще судили? Просто так получилось — нашли козла отпущения, чтобы показать всему «цивилизованному» миру — вот дескать какие мы правильные. А ведь проблема — она внутри. На примере СССР мы знаем к чему приводит двойная мораль — к разложению и распаду. Дай бог чтобы я был не прав…

Мириам.
Гость
Мириам.

Защите надо было не оправдываться, изворачиваться и отпираться от очевидных фактов, а требовать, вообще, отмены этого судилища. За убийство террориста не должно быть никаких наказаний, независимо от обстоятельств дела: это, не преступление!. Максимум, за нарушение правил открытия огня. И сейчас надо добиваться аннулирования этого решения, а не выпрашивать помилования. Этот парень дурак, трус и лжец, но он, возможно, спас чью-то жизнь. И главное, надо требовать закона о смертной казни за террор: тогда не будет и подобных инцидентов. И кто нас заставляет копировать все глупости западной судебной модели: у нас есть суверенитет и надо им пользоваться.

Мириам.
Гость
Мириам.

Защите надо было не оправдываться, изворачиваться и отпираться от очевидных фактов, а требовать, вообще, отмены этого судилища. За убийство террориста не должно быть никаких наказаний, независимо от обстоятельств дела: это, не преступление!. Максимум, за нарушение правил открытия огня. И сейчас надо добиваться аннулирования этого решения, а не выпрашивать помилования. Этот парень дурак, трус и лжец, но он, возможно, спас чью-то жизнь. И главное, надо требовать закона о смертной казни за террор: тогда не будет и подобных инцидентов.

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

Придется отвечать чуть ли не по каждой строке статьи:

«»»суть дела не в приговоре, суть дела в наказании. «»»

В конце концов выясняется, что для автора суть этого дела не в том, что приговор несправедлив, а в том, что наказания не удалось смягчить.

Кстати, а что автору известно о наказании? Оно будет только через неделю оглашено!
И, кстати уж тоже — а почему не оглашено сразу? И почему сначала говорили об оглашении через месяц? Никто из комментаторов не задался этим прростым вопросом!?

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

Придется отвечать чуть ли не по каждой строке статьи:

«»»суть дела не в приговоре, суть дела в наказании. «»»

В конце концов выясняется, что для автора суть этого дела не в том, что приговор несправедлив, а в том, что наказания не удалось смягчить.

Кстати, а что автору известно о наказании? Оно будет только через неделю оглашено!
И, кстати уж тоже — а почему не оглашено сразу? И почему сначала говорили об оглашении через месяц? Никто из комментаторов не задался этим прростым вопросом!?

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»С самого начала было ясно, что Азарию осудят. Я написал об этом еще в апреле, приведя в пример английского сержанта, который за аналогичное преступление получил пожизненное.»»»

Неправда! Тот убил пленного на войне. Азария убил террориста. Это две большие разницы.
Террорист — не военноообязанный. не «комбатант», как теперь говорят. Обычный солдат идет на войну по приказу военного командования. А террорист — не комбатант. Он пришел по собственной воле нас убивать. ОН — ВНЕ ЗАКОНА!

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»С самого начала было ясно, что Азарию осудят. Я написал об этом еще в апреле, приведя в пример английского сержанта, который за аналогичное преступление получил пожизненное.»»»

Неправда! Тот убил пленного на войне. Азария убил террориста. Это две большие разницы.
Террорист — не военноообязанный. не «комбатант», как теперь говорят. Обычный солдат идет на войну по приказу военного командования. А террорист — не комбатант. Он пришел по собственной воле нас убивать. ОН — ВНЕ ЗАКОНА!

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»В результате его подзащитный… Нет, не был признан невиновным, но отделался сроком поменьше и выжил»»».

Вот это сравнение — правильное. Азарию судила сталинская тройка. Тот «умник» — да, он смягчил приговор ГЭБЭШНИКОВ! Автор сравнивает нашу систему с ГБ? И он видимо прав.

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«…у Азарии было шансов на благоприятный исход в виде признания смягчающих обстоятельств»».

Не может быть и речи о каких-то «смягчающих обстоятельствах» в действиях Азарии. Он был абсолютно прав.

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»В результате его подзащитный… Нет, не был признан невиновным, но отделался сроком поменьше и выжил»»».

Вот это сравнение — правильное. Азарию судила сталинская тройка. Тот «умник» — да, он смягчил приговор ГЭБЭШНИКОВ! Автор сравнивает нашу систему с ГБ? И он видимо прав.

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«…у Азарии было шансов на благоприятный исход в виде признания смягчающих обстоятельств»».

Не может быть и речи о каких-то «смягчающих обстоятельствах» в действиях Азарии. Он был абсолютно прав.

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»существуют системные реалии, с которыми бессмысленно сражаться в упор. Судьи автоматически отворачиваются от обвиняемого, когда он начинает выступать против системы. Ведь они – ее неотъемлемая часть. В ней они выросли и за нее будут стоять насмерть»»».

То есть автор утверждает, что судебная система Израиля направлена против граждан Израиля? Разница с ГБ лишь в степени ее жесткости? Похоже на то….

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»существуют системные реалии, с которыми бессмысленно сражаться в упор. Судьи автоматически отворачиваются от обвиняемого, когда он начинает выступать против системы. Ведь они – ее неотъемлемая часть. В ней они выросли и за нее будут стоять насмерть»»».

То есть автор утверждает, что судебная система Израиля направлена против граждан Израиля? Разница с ГБ лишь в степени ее жесткости? Похоже на то….

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»Если бы адвокаты Азарии предъявили те же самые свидетельства, демонстративно абстрагировавшись от шквала воплей и горячки, приговор не был бы столь категоричным, и к торгу о наказании они подошли бы с совсем других позиций»»». Автор видимо не понимает самой сути этого дела. Адвокаты не торговались с судом! Они бьются за отмену ПРИГОВОРА, а не за смягчение НАКАЗАНИЯ. Только что в России был дан пример такого поведения — Х. отсидел 10 лет по несправедливому обвинению, и не желал признать себя виновным. Только что наш Кацав отсидел 7 лет, и не желал признать себя виновным. Потому что обвинение было ложным, как и… Read more »

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»Если бы адвокаты Азарии предъявили те же самые свидетельства, демонстративно абстрагировавшись от шквала воплей и горячки, приговор не был бы столь категоричным, и к торгу о наказании они подошли бы с совсем других позиций»»». Автор видимо не понимает самой сути этого дела. Адвокаты не торговались с судом! Они бьются за отмену ПРИГОВОРА, а не за смягчение НАКАЗАНИЯ. Только что в России был дан пример такого поведения — Х. отсидел 10 лет по несправедливому обвинению, и не желал признать себя виновным. Только что наш Кацав отсидел 7 лет, и не желал признать себя виновным. Потому что обвинение было ложным, как и… Read more »

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»Теперь же у них нет вариантов, кроме апелляции. И лучшее, что они могут сделать – это зарыться в бумажки, выискивать зацепку за зацепкой, приводить дополнительные свидетельства и аргументы, но без «наездов», подчеркнуто признав главенство системы и действуя только в ее рамках»»».

Это по мнению автора статьи самое правильное? Галут из еврея ничем не выбить!

Слава Богу, этим делом занялся Шефтель, который понимает что такое справедливость.

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»Теперь же у них нет вариантов, кроме апелляции. И лучшее, что они могут сделать – это зарыться в бумажки, выискивать зацепку за зацепкой, приводить дополнительные свидетельства и аргументы, но без «наездов», подчеркнуто признав главенство системы и действуя только в ее рамках»»».

Это по мнению автора статьи самое правильное? Галут из еврея ничем не выбить!

Слава Богу, этим делом занялся Шефтель, который понимает что такое справедливость.

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»Действительно, (Айзенкотту) не хочется, однажды прилетев в Европу, выйти из аэропорта с наручниками на руках. А солдаты уже не маленькие, должны понимать.»»»

Ага. И на поле боя они каждую секунду должны помнить про интересы Айзенкотта? Только что получено известие с места теракта в Иерусалиме. Солдиты (и офицер) с оружием разбежались с места теракта. Они видимо помнили про интересы айзенкоттов…

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»Действительно, (Айзенкотту) не хочется, однажды прилетев в Европу, выйти из аэропорта с наручниками на руках. А солдаты уже не маленькие, должны понимать.»»»

Ага. И на поле боя они каждую секунду должны помнить про интересы Айзенкотта? Только что получено известие с места теракта в Иерусалиме. Солдиты (и офицер) с оружием разбежались с места теракта. Они видимо помнили про интересы айзенкоттов…

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»Мораль суда над Азарией: нельзя жить по законам, которые нас разъединяют»»».

Вывод довольно неопределенный. Но он и не может быть определенным — ведь автор не изжил в своей душе «галутного синдрома».

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»Так или иначе, судьба Азарии решается по той «справедливости», которая навязана нам нынешним разобщением в народе. Мы запутались в «прогрессивной» системе западных ценностей, и потому наши сыновья, отражая удар извне, сами оказываются под ударом изнутри.»»»

Хочется ответить автору словами героя фильма «Самогонщики» — «Не мы, а ВЫ!» Мы-то как раз еще понимаем, что такое справедливость и какая у нее цена. И не желаем стелиться ковром под ногами айзенкоттов.

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»Мораль суда над Азарией: нельзя жить по законам, которые нас разъединяют»»».

Вывод довольно неопределенный. Но он и не может быть определенным — ведь автор не изжил в своей душе «галутного синдрома».

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

«»»Так или иначе, судьба Азарии решается по той «справедливости», которая навязана нам нынешним разобщением в народе. Мы запутались в «прогрессивной» системе западных ценностей, и потому наши сыновья, отражая удар извне, сами оказываются под ударом изнутри.»»»

Хочется ответить автору словами героя фильма «Самогонщики» — «Не мы, а ВЫ!» Мы-то как раз еще понимаем, что такое справедливость и какая у нее цена. И не желаем стелиться ковром под ногами айзенкоттов.

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

См. в «лучших».

Alexander Vilshansky
Гость
Alexander Vilshansky

См. в «лучших».

Олег Ицексон
Гость

Alexander Vilshansky, спасибо за детальный разбор! Поверьте, не всё так, как вам прочиталось, но вдаваться не буду. Уверен, что споры и прения в данном случае делу не помогут. Уважаю вашу точку зрения и очень рад, что нам обоим, как и многим в стране, небезразлично происходящее. Думаю, это главное — искать точки соприкосновения и согласия, несмотря на все расхождения между нами.

Олег Ицексон
Гость

Alexander Vilshansky, спасибо за детальный разбор! Поверьте, не всё так, как вам прочиталось, но вдаваться не буду. Уверен, что споры и прения в данном случае делу не помогут. Уважаю вашу точку зрения и очень рад, что нам обоим, как и многим в стране, небезразлично происходящее. Думаю, это главное — искать точки соприкосновения и согласия, несмотря на все расхождения между нами.