После смерти

После смерти мужа я стала взрослой. Не сразу. Для этого мне понадобился год.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Мне было 29. Ему 36. Сыну 4. Сильный, веселый, умный. Я была с ним как девочка, которую он оберегал, заботился. Даже рождение сына не сделало меня взрослой. Конечно, я стала мамой, но для него я все равно была его девочкой.

Он берег меня во время беременности. Мог достать все, что мне вдруг хотелось. Вставал по ночам, когда Мишка только начинал шевелиться, ходил с ним ночами, когда у того болел животик. Первые шаги сын сделал к нему. Нам было хорошо втроем. Плохо было одно — его сердце.

Когда он умер, я тоже стала умирать. Все, что свалилось на меня, было невыносимо.

Бытовые проблемы не разрешимы, не стало хватать денег. Пришлось искать другую работу. Садик сына, выплаты, покупки, разные поломки в доме, и некому все это разрулить. Я почувствовала всю пустоту беспомощности.

Я ходила на работу, заботилась о сыне, даже улыбалась, когда нужно было улыбаться. Но все вокруг стало потусторонним. По ту сторону нашего счастья. Я закрылась внутри своего горя. Так прошел год.

Утром я отводила Мишку в садик. Его воспитательница, молодая девушка Надя обнимала моего сына.  Пыталась мне рассказать, какой он замечательный, как он хорошо рисует, играет. Что он очень веселый, и все здесь его любят. Но я обычно не реагировала на это. Благодарила ее, целовала сына и уходила.

Но однажды она отвела сына к детям и каким-то строгим тоном объявила мне, что обязана поговорить со мной. Я так удивилась ее тону, что согласилась. И вот вечером мы сидели в моей холодной, пустой кухне, и она говорила со мной, как взрослая женщина с глупым, отсталым ребенком.

Она рассказывала мне о моем сыне. Как он страдает из-за меня, как ему недостает его отца, и он не может даже прижаться ко мне, чтобы сказать об этом. Как он старается быть хорошим мальчиком, чтобы я его заметила. Чтобы поговорила с ним. Что он не может долго быть у бабушки, потому что боится, что я его совсем забуду.

— Страдания даются для того, чтобы ты поняла, что такое настоящее счастье. Именно сейчас ты можешь понять и ощутить глубину радости, равную глубине твоего страдания. Ведь ты даже не чувствовала, что ты счастлива, когда муж был жив. Ты принимала все, как должное. Ты поняла, что такое быть любимой, только после того, как потеряла его.

Способность страдать — это подарок. Ты вдруг начинаешь ощущать мощь того, что у тебя есть сейчас. У тебя отняли мужа, но подарили сына. Оцени это. Ты увидишь, как он любит тебя. Как любят тебя родители мужа и страдают от того, что ты страдаешь. Как мучаются твои родители. Как они страдают, что Мишка тоже перестал смеяться. Ты сейчас закрылась в своем горе, и оно закрыло всех от тебя. Оно распространяется вокруг, отравляет всех, кто близок к тебе.

Подумай не о себе. Подумай о сыне, который страдает вдвойне. Он потерял папу и теряет тебя. Посмотри на своих родных. Выйди к другим, подумай о других и ты увидишь, как все изменится, когда изменишься ты.

В конце она уже кричала на меня. А я сидела и плакала. Первый раз за этот год.

Надя ушла. Мишка спал в своей кроватке. А я, наконец, стала взрослой. Я буду думать о других, о родителях своих. О родителях мужа. Господи, как же им трудно! Ведь они потеряли единственного сына, а сейчас видят, как страдает их внук. Из-за меня.  Ночь я не спала. Я не вспоминала, как мне было хорошо, я думала, сколько горя я принесла своим родным.  Я у них в долгу. Долги надо отдавать.

Надя права, страдания даются для того, чтобы мы поняли, что потеряли и оценили то, что можем приобрести.

Утром   Мишка проснется и увидит счастливую маму, которая любит его больше всего на свете.


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of