Поколение миллениума

Издания «Ха-Арец» и «The Marker» обрисовали собирательный портрет миллениалов – поколения, которое в ближайшие годы станет доминирующим.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Картина изобилует мрачными оттенками, но все равно приковывает взор. Миллениалы существенно отличаются от предыдущих поколений. И именно они определят лик экономики в ближайшем будущем. Что же это за народ?

Им от 18 до 36. Они образованы, легко меняют места работы. Им выпало жить во времена низкой учетной ставки, нулевой инфляции и заоблачных цен на жилье. Как следствие, они сфокусированы на усладах текущего дня, мало откладывают на завтра, откровенно не доверяют финансовой системе и ощутимо зависят от родителей.

Им нравятся модные шмотки, айфоны последней модели, крутые наушники, камеры GoPro… Смартфон – естественное продолжение их руки. Они снимают всё подряд, и особенно – себя. Любят сидеть в кафе и ресторанах, ездить за границу не реже раза в год. Не забывают извещать весь мир через соцсети, где и с кем они развлекаются.

Сбережения – не для них. Да, они тревожатся за свое материальное благополучие, за свое будущее, но тревогами всё и ограничивается. Они не строят долгосрочных планов, им не до стратегии.

Немного статистики:

  • В мире их насчитывается порядка двух миллиардов.
  • Примерно 85% живут в развивающихся странах.
  • Растет их доля на рынке труда. В США они уже составляют наибольшую часть рабочей силы, а в течение следующих десяти лет достигнут трех четвертей от общего числа работников.
  • Годовое потребление американцев-миллениалов – 1,3 триллиона долларов. По расчетам инвестбанка Merrill Lynch, за декаду этот показатель вырастет до 8,3 триллионов.
  • Среди 20-34-летних более четверти (25,4%) живут с родителями. В предыдущем поколении этот показатель составлял 20%.

Другие

Их называют также поколением Y. Уже сегодня из-за этого поколения расцветают новые сферы экономики и отмирают другие, традиционные.

«Предки» миллениалов более консервативны, менее расточительны, дольше работают на одном месте, верят в институты власти, доверяют финансовым учреждениям, привержены традиционным взглядам на демократию и экономику.

У их детей всё не так, и не только по причине неопытности. Они легко вытаскивают из кошелька кредитку, и, наоборот, с трудом откладывают на будущее деньги, которые можно использовать прямо сейчас. У них сформировалась своеобразная культура потребления, отличающаяся эгоцентризмом..

Из книги социологов Оза и Тамар Альмог «Поколение Y в Израиле»:

Это первое поколение, выросшее в обществе изобилия с гедонистической концепцией, согласно которой, человек живет, чтобы наслаждаться, и наслаждается, главным образом, посредством покупок и развлечений.

Шай Ярон, глава фондов доверия в управляющей активами компании «Альтшуллер-Шахам»:

Образ жизни этого поколения препятствует его сбережениям. Все хотят поддерживать тот уровень жизни, который они видят вокруг. Работники хай-тека, у которых относительно больше денег, но меньше шансов на долгосрочную ставку, тоже откладывают недостаточно из-за своей культуры потребления. Если миллениалы не позаботятся о себе, у них будет очень большая проблема с пенсией.

Но что поделать, коль скоро это поколение не только не сталкивалось с реальными экономическими трудностями, но и не может толком представить их себе. Многие откладывают взросление и создание семьи до исхода третьего десятка лет – и лишь тогда задумываются о накоплениях. Беззаботная холостяцкая кутерьма не способствует дальновидности, она вся концентрируется вокруг текущего момента. 59% молодых признаются, что они погружены в себя. 49% считают себя транжирами – против 30% в поколении X и 20% бэби-бумеров.

Этот подход подкреплен также издержками современной финансовой системы, которая, не стесняясь, перекладывает свои проблемы на плечи населения. В результате молодые вовсю режут «священных коров» на «полевых судах» в Фейсбуке и теряют доверие к тем институтам, которые должны заниматься их вкладами и сбережениями. Шай Ярон:

Мир сегодня полон скептицизма во многих сферах, включая финансовую. Легко предполагать системный сбой, однако если вдуматься, каково это – остаться без сбережений, то становится ясно, что сберегать надо.

С чего откладывать?

Еще каких-то тридцать лет назад всё было иначе. Тогда доход молодых на Западе превышал средние показатели по стране. Теперь молодежь довольствуется весьма скромными окладами, и часто уровень её доходов лежит на 20% ниже среднестатистического. Впрочем, и это не предел. Порой даже продвижение по службе и повышение зарплаты не меняют ситуацию кардинально, и человек годами балансирует в шаге от переезда в совместную квартиру, снимаемую несколькими компаньонами.

Издание “The Guardian” перелопатило массивы информации из разных источников, включая Люксембургский архив данных по доходам (Luxembourg Income Study) и обнаружило резкое падение «экономической успеваемости» молодежи в богатых странах. В Англии по темпам чистого дохода миллениалы «достигли» троекратного отставания от пенсионеров. В США, Италии, Франции, Испании, Германии и Канаде реальная зарплата молодых, вообще, упала. Причем кое-где эта тенденция обозначилась еще до 2008 года, официально положившего начало мировому кризису.

Если предшествовавшие поколения, включая бэби-бумеров, стали богаче своих родителей, то миллениалы, хотя и поддерживают высокий уровень жизни на гребне гаджет-прогресса, однако с бóльшим трудом пролагают путь к финансовой независимости. И потому родители помогают им, финансируя учебу и аренду жилья, обеспечивая начальный капитал для покупки квартиры, оплачивая страховки и психотерапию. Без «предков» многие молодые люди снизили бы свой уровень жизни. В их среде и без того меньше доля владельцев машин и квартир – что часто способствует снижению расходов.

Однако на пользу ли столь кардинальный перелом? По сути, он свидетельствует о растущем социальном неравенстве, под гнетом которого везет лишь счастливчикам, родители которых обладают достаточными резервами. В Англии молодые уже поняли, что о собственной квартире они могут только мечтать. В Австралии, где положение молодежи считается относительно хорошим, она все равно понемногу вытесняется с жилищного рынка.

Отдельную проблему составляют студенческие долги американцев. Из опроса Pew следует, что у 80% молодых выпускников колледжей имеется, по меньшей мере, одна долгосрочная ссуда. В целом, миллениалы заняли на нужды высшего образования не менее 1,3 триллиона долларов. Ежемесячные выплаты будут сопровождать их в обозримом будущем и далее.

Но этим дело не ограничивается. Согласно Pew, почти треть американских миллениалов имеют минус на банковском счету. Другой опрос в Фейсбуке показал, что около половины молодых людей воспринимает отсутствие долгов как экономический успех. Только четверть разбираются в финансовых терминах, и всего 8% – разбираются хорошо.

Вполне возможно, эти качества сделают поколение Y постоянной добычей дельцов и корпораций, которые отлично разбираются в психологии обывателей и, как показал опыт последних лет, умеют извлекать выгоду при любой конъюнктуре.

Дефицит надежд

Политики и крупные чиновники публично жалеют «потерянное поколение», которому выпало жить в эпоху слома трендов и смены воззрений. Однако дальше соболезнований и обещаний дело не идёт. Молодые оказались в двойной ловушке: экономические тяготы накладываются на их трансформированное отношение к жизни, и эта комбинация многих оставляет не у дел.

Кстати, согласно опросу консалтинговой и бухгалтерской фирмы Pew, «предки» миллениалов тоже прошли через смену воззрений. В 2012 году всего треть американских родителей полагала, что дети должны быть экономически самостоятельны к 25 годам. Двадцать лет назад 80% родителей ожидало от детей самостоятельности уже в 22 года.

На этом фоне общество смотрит в будущее с пессимизмом: в различных опросах более половины респондентов предрекают нынешним детям более низкий уровень жизни по сравнению с родителями. Ничего удивительного: уже сегодня Франция, Италия, США и другие страны столкнулись с ситуацией, когда люди, разменявшие второй десяток лет, живут существенно хуже тех, кто выходит на пенсию. На памяти статистиков такого еще не бывало.

Само собой, в этих условиях молодежь не торопится съезжать от родителей, заводить семью и рожать детей. Женщины в среде миллениалов выходят замуж, в среднем, на семь лет позже, чем  в восьмидесятых годах, а первенца рожают на три с половиной года позже, чем в семидесятых. Институт семьи разваливается, и население стареет стремительными темпами, демонстрируя порой естественную убыль.

Последствия очевидны: мир миллениалов будет совсем не таким, как нынешний. Темпы перемен нарастают, и будущее уже проступило из тумана. В этом будущем у людей меньше ценностей и надежд, зато больше самомнения, меньше карьерных амбиций, зато больше потребительских запросов, меньше эмпатии, зато больше внутреннего одиночества среди семи миллиардов.

А потом созреет поколение Z, малочисленное, обремененное «предками» и в то же время кардинально рвущее с семейными узами. В терминах латинского алфавита, последнее поколение… Но это уже отдельный разговор.

По материалам «Ха-Арец» и «The Marker»