Пока. Встретимся на демонстрации

Вот некоторые его уже похоронили, а он жив, бродяга! 
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Когда мы это замечаем, нам становится очень неприятен его наглый, живой и цветущий вид. Особенно тем, кто в бодрых финансовых сводках и розовых аналитических прогнозах уже и поминки по нём справили.

«Живешь, зараза, — говорим мы кризису, — грызешь. Ну-ну… Мы тут строили, значит, старались, а ты, значит, пришел… Ничо, грызи-грызи, еще увидим! Вот мы…» Хотя последнее, «вот мы» — это напрасно, конечно. Потому что, честно говоря, мы ведь и не знаем, что нам с ним, с кризисом, делать.

А ведь как всё было хорошо… Жизнь имела смысл. Существование было не какой-то там абстрактной категорией. Оно, как материя, было дано в ощущениях: я приобретаю — значит, я существую. И человек чувствовал, что он может себе позволить вольно плыть в потоке постоянных покупок и приобретений. Сейчас, по вине нашего общего недруга, кризиса, ощущение это потускнело, и все же…

Вдумайтесь, какое высокое это осознание… вы только вслушайтесь в музыку этих волшебных слов: «Я! МОГУ! СЕБЕ! ПОЗВОЛИТЬ!» И не только «я». В те чудесные полвека изобилия, когда герои кинокомедий на бегу роняли полки с тысячами рассыпающихся разноцветных коробок, фруктов, товаров, игрушек, чего угодно, мы весело смеялись, потому что этот веселый развал вызывал у нас общее ощущение — МЫ можем себе это позволить.

Нам не было жалко ни потраченных денег, ни труда, ни товаров. Довольство от изобилия на все это выписывало общий чек. Это довольство наше давало прощение всему: сокровищам недр Земли, силам и энергии, которые транжирились на производство миллиардов ненужных вещей, ставшему вдруг мусорной свалкой океану, уничтожаемой природе, — всему. Мы всё прощали, потому что жизнь наша имела смысл.

И вдруг — стали закрываться масса фирм, компаний, вдруг тебя уже просят со следующей недели не беспокоиться, у нас тут небольшое сокращение, поэтому мы рады будем помочь вам правильно составить заявление об уходе и наши консультанты с удовольствием уделят вам время и подробнейшим образом проконсультируют вас относительно прав безработного в нашей демократической стране, и, конечно же, вы получите самые лучшие рекомендации от нашей фирмы, с ними вас просто с руками оторвут. Где-нибудь.

Вдруг твои очень удобные и поразительно дешевые кредиты из гарантий будущего счастья превратились в давящий мрачный груз, который взвалило на тебя прошлое. Вдруг перестала улыбаться судьба и служащие твоего банка. И что самое ужасное — ты уже не можешь себе позволить… И то, и то, и… да-да, и это тоже…

Так минуточку… а для чего тогда жить?

Произошла какая-то метаморфоза. То, что раньше мы просто чувствовали, это же самое мы вдруг поняли. Радостное ощущение приобрело вдруг форму критического осознания. Оказывается, самой большой радостью в жизни для нас было — приобретать.

Критическое ознание? Да, но это тот же перелом, как когда из животного получается человек. Человек происходит от животного не тогда, когда начинает пользоваться орудиями труда, как утверждал один из знаменитой бородатой парочки классиков. А тогда, когда вдруг осознает: «…мама родная, так я же — животное!»

То есть, уточним: если существо этого не осознает, оно остается животным. Вооруженным и орудиями труда, да и много кое-чем.

«Я — животное…» — какой удар со стороны зарождающегося человеческого сознания. Ведь только родилось, совсем ещё маленькое, а такие неприятности от него. То есть, что получается? Он, кризис, пришел в нашу жизнь, наглец, для того, чтобы мы это поняли? Он что, пришел в нашу жизнь, чтобы из нас людей сделать? Я что, теперь должен смотреть на свой любимый доллар и думать: «Вот я — человек. Да. А для чего я живу?» И так на каждый доллар?

Нет уж… Врёшь, не возьмешь. Не выйдет у него это — сделать нас этакими рефлексирующими созданиями, мазохистски благодарными ему за то, что вот мы теперь — люди. Чтоб мы, в экстазе благодарности, скопом выходили бы на улицы с цветами, лозунгами и возгласами: «Слава нашему великому Кризису, за то что сделал нас людьми!»

Тьфу, противно даже представить себе… Не выйдет у него это. Мы всё-таки люди, а не стадо. Поэтому вы как знаете, я лично пойду возьму пульт и поищу на каналах комедию, где герои бегают по огромным супермаркетам и роняют полки с тысячами разноцветных вещей. Пока.

Встретимся на демонстрации всенародной благодарности великому Кризису