Почему я должен страдать за других?

Разве должен человек страдать за других, из-за того, что они совершают проступки?
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Конечно! Сегодня мир тебе это показывает, — что все мы взаимно связаны. Мир тебе об этом говорит. Об этом говорят все наши исследования. Политологи, психологи, политэкономисты, социологи.

Так что это за закон такой?

А это закон всеобщей связи. Это всеобщая связь. Мы связаны друг с другом, ты тут этим не командуешь. Ты вообще ничем не командуешь. Ты можешь командовать только одним — захотеть стать подобным великой, общей силе природы. Только в этом твоя свобода воли, все остальное вообще не относится к тебе. Это тебе кажется, что ты что-то делаешь, что-то можешь менять. Ничего ты не можешь менять!

Допустим, я захотел, стал подобным, но все равно удары-то проходят. Потому что кто-то не захотел, а я за него ответственен?

Правильно, меняй весь мир, конечно! Потому что вы все одно тело. Вы все одно целое. Не хочется? Я понимаю, тебе не хочется быть ответственным и взаимосвязанным с каким-то там…

Это просто нереально.

Нереально? Это очень реально, потому что взаимная связь между нами — она говорит о том, что не просто ты получаешь от них плохое, а то, что ты на них не влияешь хорошо. Почему ты смотришь только в одну сторону — как влияет на тебя их плохая природа? А почему твоя хорошая природа на них не влияет и не исправляет их?

Но я говорю, что как будто я уже исправился.

Конечно! Когда мы смотрим на людей, которые совершают какие-то проступки в обществе, то мы считаем, что они оступились, а не то, что мы сделали так, что это общество таково, что оно их такими сделало.

Ну да, общество никто не обвиняет.

Да, никто не обвиняет себя и общество. Мы только говорим: «Смотри, это ворюга или убийца или еще кто-то. Это он такой, а не общество».

А каббалист смотрит на этого убийцу и говорит: «Это я виноват, что он такой»?

Конечно! А кто же еще?! Если человек вырос таким в нашем обществе, то разве он виноват? На самом деле он не виноват. Это общество сделало его таким. Он попал в такую среду и так далее. А кто такой человек? Если человек является продуктом общества, значит, общество в этом виновато.

Мы можем изолировать человека от общества для его перевоспитания. На самом деле перевоспитания, а не в качестве наказания. За что наказывать? Общество надо наказывать, а не его. А его, несчастного, надо изолировать пока, потому что он может нанести вред всем остальным, и переделывать. То есть компенсировать то, что общество в нем не сделало. И так с каждым из нас.

Но преступников все равно надо наказывать.

Нет, это не наказывать. Наказания нет. Нет наказания по каббале, есть только исправление. И даже если ты приговариваешь его к десяти ударам плетью, это не наказание. Это исправление. Если сейчас согласно решению суда мы приговариваем его к такому наказанию, как бы наказанию, то что значит это наказание? Это значит я хочу в нем оставить впечатление о том, что такое действие больше делать нельзя. То есть я хочу ему этим помочь.

А если меня поставят на его место, я бы хотел, чтобы мне такое сделали? Нет. А мы одно целое. И только благодаря своему эгоизму я не чувствую, что когда его будут бить, это бьют меня. А что бы я сделал, если бы был на его месте и имел бы свои сегодняшние, как судьи, как исполнителя, силы и условия и был бы на его месте, как подследственный, как совершивший проступок? Как бы поступил, если бы у меня были в руках эти две возможности? То есть две силы, два ощущения: с одной стороны, я совершил проступок и, с другой стороны, какое бы я сам себе вынес наказание? Приговорил бы я себя к ударам плетьми или еще чему-то?

Так рассуждает судья-каббалист?

Да, а как же? Может быть, так мне и надо делать, чтобы в следующий раз я не смог так поступить. Отрубите мне руку, иначе я не знаю, что я с собой сделаю! Конечно! Я не смогу себя удержать, я знаю, что тогда я нанесу такой вред, потому что я наношу вред всем остальным и так далее.

Это вѝдение перспективы, того, что ты делаешь сам с собой, со своей душой, это такое, что при чем тут рука вообще! Заберите все от меня, не могу я быть таким. Это вѝдение — оно страшное! Но в таком случае кроме этого вѝдения человеку больше ничего не надо. Ты понимаешь! Пришел к такому состоянию, ты настолько пропитался им, ты настолько в нем ощутил ужас этого состояния!

Допустим, как мать, которая обнаруживает, какой неисправимый вред она нанесла своему ребенку. Она готова себя разрезать на куски! Этого достаточно. Все, исправление произошло! Причем тут какие-то внешние избиения или насильственные наказания? Наказание должно быть не насильственным. Мы должны привести его к такому состоянию, когда он сам себя съедает за то, что сделал. И когда он возвращается в общество, он начинает компенсировать самостоятельно, добровольно: «Дайте мне только возможность восполнить то зло, которое я причинил!»

Так ощущает себя преступник?

Да, конечно! Вот это называется исправлением.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of