Победить можно вместе

Эта статья появилась благодаря одному энергичному, заряженному положительной энергией человеку. Человек этот – мой дядя, а еще он пресс-секретарь израильского «Союза воинов и партизан-инвалидов войны с нацистами» и одновременно редактор журнала «Голос инвалидов войны».
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Он давно просил меня написать что-нибудь о его старшей сестре – моей маме, участнице военных действий против Германии и Японии.

В эти дни, накануне круглой даты – 75-летия окончания войны, у меня наконец появилась возможность выполнить дядину просьбу.

Удивительно, но этому способствовал миниатюрный, чрезвычайно заразный объект – коронавирус, из-за которого я, как и многие миллионы людей оказались оторванными от своей рутинной и часто ненужной деятельности.

Между двумя этими событиями – ВОВ и сегодняшней пандемией просматриваются определенные параллели, но к этому мы вернемся во второй части статьи, а теперь перейдем к основной теме.

Моя мама не любила рассказывать о войне. Те отрывочные сведения, которыми она со мной все-таки поделилась, пришлось дополнять и иногда реконструировать с помощью документов, которые сохранились у нас в семье, а также материалами из архивных источников.

Фронтовой путь, который она прошла, хорошо иллюстрируют некоторые из ее наград.

Медали «За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией» и «За победу над Японией» коротко, почти в телеграфном стиле дают представление о географии ее военных дорог. К слову сказать, ее фронтовая профессия – телеграфистка.

Недавняя школьница пошла на фронт добровольцем в 1942 г. и демобилизовалась в 1946 г.

События, о которых пойдет речь, произошли в последний год войны, когда мама проходила службу в 14-ом отдельном эксплуатационном железнодорожном полку. Там она познакомилась с моим отцом. Первая их встреча чуть не стала и последней…

Немного об отце.

Он был призван в Красную армию в 1939 г. Срочную службу проходил на Дальнем востоке в железнодорожных войсках и занимался строительством путей.

Демобилизовался в 1946 г. в звании младшего лейтенанта. Тогда он был в Китае, в провинции Муданьзян, где занимал должность поездного диспетчера.

Хочу привести один фрагмент из его фронтовой жизни, за описание которого в школьные годы я даже получил пятерку.

В 1943 г. отец был старшим сержантом, помощником командира минно-подрывного взвода 77-го Восстановительного ж/д батальона 5-й ж/д бригады войск 1-го Белорусского Фронта. Действия этого батальона оставили особый след во время подготовки к битве на Курской дуге.

Минером отец стал уже после начала войны, когда было решено усилить ж/д войска дополнительными минно-подрывными подразделениями.

Его в составе отделения командировали на недельные курсы в тогда еще не оккупированный Киев. На мой вопрос, каким образом можно изучить минно-подрывное дело в течение недели, он лишь улыбнулся. Немного подумав, сказал, что на протяжении войны их регулярно снабжали инструкциями по разминированию всех новых мин, бомб, снарядов и других взрывоопасных устройств и предметов.

В период подготовки к генеральному сражению, на Курском железнодорожном узле сосредотачивались многочисленные эшелоны с боеприпасами, горючим и боевой техникой. В ответ «Люфтваффе» безустанно и старательно утюжила железнодорожный узел бомбовыми ударами.

Массированных налеты продолжались почти весь май-июнь 43-го года.

Из книги «Железнодорожники в Великой Отечественной войне 1941—1945»:

Особенно сильный налет авиации был 2 июня… (В нем) участвовало в общей сложности 824 самолета. Сброшено было 2000 бомб. Многие из них замедленного действия (замедление до 72 часов). Враг рассчитывал, что они взорвутся после возобновления движения поездов.

Задача батальона была предельно проста – после каждой бомбежки в кратчайшие сроки восстанавливать работу ж/д узла.

Минеры входили в бомбово-огненный ад еще во вовремя налета. Отсоединяли и откатывали полыхающие вагоны, обезвреживали неразорвавшиеся бомбы и бомбы замедленного действия.

У меня в руках два документальных свидетельства. Одно из них – представление к награде. Ниже два фрагмента из этого документа:

… При налете вражеской авиации на узел Курск в мае и июне 1943 года был ранен командир взвода; тов. Бруштейн продолжил руководить взводом и под его руководством взводом было обезврежено 42 шт. авиабомбы разных калибров…

…За боевую работу по разминированию и за образцовое выполнение заданий командования тов. БРУШТЕЙН достоин награждения орденом «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА».

Еще одно свидетельство – медаль «За отвагу», которой он был в итоге награжден.

По этому поводу хочу сказать следующее.

Награда – это лишь материальное напоминание о том следе, который оставил после себя человек. Вместе с тем, какой наградой можно оценить те переживания, которые он испытал, и то, как это повлияло на судьбы других людей…

Однако вернемся к первой встрече моих родителей. Это произошло тогда, когда советские войска уже находились в Германии.

В те дни Военный совет 1-го Белорусского фронта принял директиву №154 «Об изменении отношения к немецкому населению».

Подписи: Командующий войсками 1-го Белорусского фронта Маршал Советского Союза Г. Жуков.

Член Военного совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Телегин.

К дальнейшему повествованию имеет отношение 1-й пункт этого документа:

Прекратить самовольное изъятие у оставшихся немцев их личного имущества…

А также последний пункт:

…в самый кратчайший срок навести необходимый порядок, в нужных случаях применяя суровые меры наказания…

Сразу после этой директивы в полк, где проходили службу мои родители, обратились немцы и/или немки, история умалчивает эти детали, с жалобой на противоправные действия бойцов полка.

Весь личный состав был построен, а пострадавшие в сопровождении особиста и переводчика пошли по рядам.

В какой-то момент эта группа остановилась возле взвода отца. Немка указала на одного бойца и что-то произнесла. У отца похолодело в груди.

Особист вопросительно обернулся к переводчику. Переводчиком, а точнее переводчицей, была моя мама.

В штатном расписании полка мама не числилась переводчицей, но в тот злосчастно-счастливый день она заменяла полкового переводчика, который был болен.

Хорошему знанию языка способствовали два обстоятельства. Прежде всего идиш (еврейско-немецкий диалект), который был разговорным языком ее родителей, а также прилежное изучение немецкого языка в школе.

Мама перевела по-военному, четко и быстро: «Немке кажется, что этот боец чем-то похож на того мародера, однако она не уверена».

Особиста не убедило такое сомнительное свидетельство, и делегация пошла дальше…

Как уже догадался читатель, немка произнесла не совсем то, что было озвучено, но это останется без комментариев.

Стоит отметить, что относительно поведения советских солдат в Германии существует много, часто противоположных мнений. О том, что думали обычные советские люди по этому поводу, можно получить представление из маминого письма родителям.

…Вы пишете мне, чтобы я не имела жалости к немцам. Могу вас уверить, что нисколько.

Иногда посмотришь на старуху или ребенка, но когда вспомнишь, что они нам сделали, тогда все исчезает и остается одна ненависть…

В тот день моя мама, миниатюрная блондинка с голубыми глазами, произвела на младшего лейтенанта такое впечатление, что уже в конце декабря 1946 г. в Одессе родилась моя старшая сестра…

До возвращения в родную Одессу мама вместе с отцом успела побывать в Китае в составе 1-го Дальневосточного фронта. О тех днях напоминает ее квадратное, красного цвета удостоверение старшей телеграфистки. Текст документа составлен на русском и китайских языках…

С момента окончания войны прошло 75 лет и вновь, как и тогда, перед человечеством стоит широкомасштабный вызов. В те годы коричневая зараза попыталась захватить планету, сегодня это пытается сделать биологическая зараза – коронавирус. В этом два этих события схожи. Есть между ними и коренное отличие.

Во время войны люди воевали против людей. Сегодня вирус, и даже скорее сама природа, воюет против человечества.

Нацистской заразе противостояли союз республик и союз стран антигитлеровской коалиции. Это всемирного масштаба объединение людей остановило нацистскую эпидемию. Сегодня мы видим, как страны безуспешно воюют с вирусной пандемией поодиночке.

В 1943-1944 гг. ученый-естествоиспытатель, мыслитель и общественный деятель академик В. И. Вернадский, крупнейший специалист в области глобальных природных процессов, в своей работе «Несколько слов о ноосфере» пришел к такому заключению:

Геологический эволюционный процесс отвечает биологическому единству и равенству всех людей… Это – закон природы…

В историческом состязании, например, в войне такого масштаба, как нынешняя, в конце концов, побеждает тот, кто этому закону следует.

Нельзя безнаказанно идти против принципа единства всех людей, как закона природы. Я употребляю здесь понятие «закон природы», как это теперь все больше входит в жизнь в области физико-химических наук, как точно установленное эмпирическое обобщение.

Не хочется верить, что пережитое нашими отцами и дедами — всего лишь эпизод, из которых состоит история. Победа – это не просто результат схватки народов или идеологий. Это прежде всего напоминание для потомков того, что единство людей, чувство локтя товарища и есть та сила, которая склонила чашу весов Победы на нашу сторону.

Следование «Закону единства», о котором говорит академик В. И. Вернадский, привело к великой Победе, и без сомнения, может помочь человечеству преодолеть как вирусное, так и любое другое нашествие.


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of