По закону или по справедливости?

Логика судопроизводства по трудовым конфликтам в Израиле.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Я работаю уборщиком домов. Уже шесть лет из двадцати пяти общего трудового стажа в Израиле. Мой работодатель меня не обижает: хорошая зарплата, отпуск, подарки к праздникам, уважительное отношение. Год назад я проходил свидетелем по делу о нарушении прав иностранных рабочих, где ответчиком был мой работодатель. Подал на него в суд его бывший рабочий — молодой парень из Эритреи, получивший статус беженца.

По воле случая этот молодой человек убирал соседний дом и я частенько видел его на улице. Махал ему рукой, это было все наше общение. Через какое-то время он исчез и вместо него появился другой чернокожий рабочий. По всей видимости, с таким же статусом. Я уже привык, что в этом доме часто меняются уборщики, иногда по нескольку человек в течение года.

Претензии к моему работодателю заключались в том, что он не отчислял пенсию и не платил какую-то страховку, положенную иностранным рабочим. Но все это засчитывалось как нарушение закона только в том случае, если стаж такого работника превышал год. Мой работодатель попросил меня подтвердить в суде, что этот парень работал меньше года. Я согласился и таким образом оказался в качестве свидетеля в здании суда.

Все шло как принято в этих случаях: взаимные претензии двух сторон, опрос свидетелей, мнение адвокатов. Но когда судья попросила парня предъявить расчетные листы за весь период работы, у него их оказалось только восемь. Адвокат, которая занималась его делом, немедленно отреагировала, заявив, что здесь имеет место еще одно нарушение — работодатель не отдавал все причитающие рабочему листы, с целью скрыть стаж работы.

Судья обратилась ко мне с вопросом, получаю ли я на руки все положеные документы. Ответ был положительный, что соответствовало действительности. По таким искам суд не выносит решения сразу, надо ждать минимум полгода. Зато мой работодатель огласил свой приговор сразу, как только мы вышли из здания суда на улицу. Смысл его приговора был прост и суров — надо сразу оговаривать в письменном договоре о приеме на работу этих ребят дату их увольнения и не держать больше года.

Так как при этом мой работодатель смотрел на меня, я понял, что ему важно мое мнение. Я поинтересовался, почему он решил наказывать таким образом всех иностранных рабочих. Ведь еще не ясно, какое решение вынесет суд, может, не стоит спешить. Работодатель снова посмотрел на меня, на сей раз с сожалением, и сказал, что шансов выиграть у него практически нет, суд будет стоять на стороне рабочего. Я был в большом сомнении насчет сказаного им. Ведь все свидетельства были в пользу работодателя. А через десять месяцев работодателю пришло извещение из суда, что на него наложен штраф в размере двадцати пяти тысяч шекелей за нарушение трудового законодательства.

Шестьдесят процентов из этой суммы причиталось адвокату парня. Тут до меня дошло — так как адвокат работала на проценты, дело было действительно беспроигрышное. Да, забыл — к двадцати пяти тысячам штрафа надо прибавить еще пять — расходы на адвоката. Чернокожий парень, который сменил того истца, уже получил письмо об увольнении. Не помогли уговоры жильцов и его слезы…