Песах прошел, а Египет остался

Как чувствует себя свободный человек, и из какого рабства он выходит, если речь идет о нас, сегодняшних людях живущих в 21-ом веке?
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Песах, выход из Египта, освобождение из рабства. Это случилось давно, три тысячи лет назад, и мы каждый год отмечаем этот праздник, как дань истории еврейского народа. Таково распространенное мнение, но оно не совсем верное, что видно из самого текста пасхальной агады, в которой сказано, что «в каждом поколении человек должен чувствовать себя так, будто это он выходит из Египта».

«В каждом поколении» означает, что мы должны совершать это снова и снова, а «чувствовать… будто он сам» говорит, что выход из Египта должен быть личным переживанием каждого человека, что придает пасхальному действию новый смысл и совершенно другую актуальность.

Традиционный культурно-религиозный праздник, каким мы его привыкли считать, становится для человека живым действием, в результате которого именно он, а не исторические персонажи далекого прошлого, «выходит из Египта», прощается с рабством и обретает свободу.

Как чувствует себя свободный человек, и из какого рабства он выходит, если речь идет о нас, сегодняшних людях живущих в 21-ом веке? При всем наличии «демократических свобод» и «равных возможностей», никто не чувствует себя по настоящему свободным. После всех революций, перестроек и других социальных экспериментов мы так и не смогли построить  общество, в котором люди ощущали бы себя действительно независимыми. Видимо это и невозможно, пока мы не достигнем внутренней свободы, пока в нас, выражаясь языком Торы,  «не умрет поколение, рожденное в рабстве».

Освобождение нам представляется обычно как избавление от бед и угнетений, а свобода — как жизнь в свое удовольствие.  Однако если обратиться ко всем известной истории, то существование в пустыне не стало для евреев легким и приятным, по сравнению с жизнью в Египте. Мы помним, как они роптали на Моше, как тосковали по радостям рабской – сытой, надежной и размеренной – жизни.

Но «легкость бытия» и не была целью бегства от Фараона. Что говорит Моше царю Египта?  «Бог евреев послал меня к тебе, чтобы сказать: «Отпусти народ Мой, чтобы он служил Мне». Вот  в чем была цель – получить возможность служить Творцу, а для этого, оказывается, необходимо быть свободным.

Это важный момент, для тех, кто ищет свободу. Зачем она нам нужна? Есть ли у нас более высокая цель, чем просто жить для себя, в свое удовольствие, без долгов, обязанностей и забот? А если нет, то не видать нам свободы как своих ушей. Потому что именно это, казалось бы, такое невинное желание своего личного, простого и незатейливого благополучия всегда возвращает нас в рабство.

Как? Очень просто. Кому я подчиняюсь беспрекословно? Своему собственному желанию и с положительной, и с отрицательной стороны. Я стремлюсь к удовольствию – это с положительной стороны, и избегаю страданий — с отрицательной. Это и есть тот простейший рычаг, которым мной безошибочно управляют. Меня цепляют за жадность, мол, получишь сейчас, а заплатишь потом, и я влезаю в долги. Цепляют за зависть, самолюбие, престиж, и я бегу покупать то, что модно. Мне говорят: «они забрали у тебя», «им разрешают, а тебе нет», и я начинаю ненавидеть этих «они». Мне обещают облегчить мою жизнь, и я голосую за тех, кто больше мне посулит, кто хитрее меня обманет.

Итак, в погоне за хорошей жизнью свободы не достичь. Сама погоня будет частью рабства. Но если не для улучшения жизни, то для чего добиваться освобождения? Моше выводил народ, чтобы служить Творцу. Служить, казалось бы, это уже несвобода, но у нас нет выбора — служить или не служить. Весь выбор в том, кому служить: себе или чему-то более высокому. Служить себе — это быть в рабстве своих желаний и всех тех, кто за эти желания дергает. Служить Творцу — а что это в сущности значит?

Если отвлечься от ортодоксальной религиозности, и обратиться к истокам еврейского учения то, видно, что служением Творцу изначально считалась любовь к ближнему. Гилель Ха-закен, бывший главой Синедриона за 100 лет до разрушения Храма и получивший титул «наси» — руководитель народа, так говорил о сути еврейского учения: «Что ненавистно тебе, не делай другому — в этом вся Тора. Остальное — комментарии. Иди и учись». В этом вся Тора? Чтобы не делать плохо другому? А как же все эти запреты и предписания, и разграничения, то, что учат евреи годами? Если верить Гилелю, это не суть. Поди-ка поспорь с Гилелем.

Если мало Гилеля, есть Рабби Акива.  Руководил Синедрионом после разрушения Храма, систематизатор Галахи, живая легенда еврейской истории. Ему принадлежит знаменитое «возлюби ближнего своего, как самого себя, это главное правило Торы».

Главное – возлюби, остальное детали. Вот то служение Творцу, что  невозможно в рабстве, потому что рабство — это любовь к себе. Свобода же — любовь к ближнему. Тот, кто заботится о ближних, свободен от страха за себя – его не запугать. Он свободен от ненависти – его нельзя натравить на другого. Он не хочет казаться «круче всех», он не  пускает пыль в глаза и не бросает деньги на ветер. Таким человеком трудно управлять, таких не любит система.

Казалось бы, все просто, осталось только решить, нужна ли нам свобода, в ее истинном смысле, или достаточно отпраздновать Песах и продолжить спокойную жизнь в уютном Египте.

 

 


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of