О том, как язык нашу жизнь опережает

"Социальное животное", "венец творения", "смертный бог", "царь природы"... Как только человеки не называют сами себя . Точнее, некий свой "обобщенный образ".
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Какого-то одного определения так и не подобрали до сих пор. Хорошо, что при всей нашей склонности конфликтовать по любому поводу, хоть из-за определения «что такое человек» мы не воюем. А то…

Есть даже такое выражение…

Да, так вот, явление это, «человек», несмотря на окончательную неясность термина, почему-то все же «интуитивно понятно». Ведь мы явно имеем в виду нечто определенное, когда говорим друг другу и нашим детям: «Будь человеком!» Особенно, когда нам что-то от них надо: «будь человеком, сделай то-то…», «ну будь человеком, дай мне это…»

То есть для нас «человек» — это такое особенное существо, которое способно — и, наверное, даже хочет — делать добро другому. Чем и представляется нам качественно лучше и выше тех, кто, ощущая только лишь свои личные заботы и проблемы, способен делать добро только себе самому. Так ведь? Если это закреплено в языке, значит, это существует у нас в менталитете. Мы же говорим, например, о ком-то: «Вот это — человек!» Есть даже выражение «человек с большой буквы».

Что это означает? — Что тот, о ком идет речь, способен вместить в себя заботы, проблемы и обстоятельства многих людей и охотно способствовать их решению и «благоустроению». И чем большее количество чужих забот и проблем человек этот способен вместить в свою душу, тем, условно говоря, «больше буква». То есть больше оснований называться человеком.

Правило капитана Вругнеля здесь не работает

А теперь к теме рисунка. Хоть это и горестная карикатура, но ведь веселого и юморного в этом деле действительно мало. Допустим, например, что мы желаем, чтобы из наших детей, из каждого, вырос «человек». Допустим. Почему тогда система, в которой произрастают детишки, — система государственная, солидная, разветвленная — почему она занимается только лишь образованием? Но уж никак не тем, чтобы вырастить из каждого из них «человека». Так вот откровенно и называется: система, или же, министерство «образования».

Есть, конечно, такие страны как Израиль, где — то ли от желания соригинальничать, то ли действительно исходя из благих намерений — система и министерство называются не «образования», а «воспитания». Просто невероятно. Но — была бы вывеска, а дела она не меняет. Правило капитана Врунгеля «как вы яхту назовете, так она и поплывет» здесь не работает. Яхта, названная «Министерство воспитания», плывет курсом впихивания в детишек знаний и сведений, сведений и знаний. Ветер огромного бюджета весело свистит в парусах, а на палубах и в кубриках идет муштра и зубрёжка.

Появление человека откладывается

Спросите их о проблеме воспитания ребенка человеком. Вы думаете, они о ней не знают?

«Чтоб каждый вырос настоящим человеком? — Да, конечно, но, видите ли, план. Учебная программа. И вообще, вы своими вопросами всё-таки мешаете нам работать, а нас и так зарплаты мизерные, у нас и так скоро забастовка… Да, мы обязательно рассмотрим и внесём… Да, всего хорошего…»

Так что появление в будущих поколениях человека, то есть существа, которое характеризуется отдачей, ощущением забот и проблем ближнего, склонностью к созданию с окружающими отношений взаимопомощи, откладывается на неопределенный срок. При том, что понятие «человек», которое в нашем языке и сознании упрямо существует, согласитесь, феномен необычный. Язык, как явление якобы служебное, которое всегда развивается вслед за развитием и усложнением жизни, в нашем случае опережает саму жизнь. Как говорил один мультгерой: «Это «ж-ж-ж» неспроста!»

Вот вам и карикатура, вот вам и юмор…