О подарках на Песах и об исторической памяти

Сладкая газированная вода, шоколадная паста, 150 грамм чая, 100 грамм кофе, 500 грамм мацы, немного варенья, килограмм сахара, подгнившие овощи - такой «подарок» от государства получили проживающие в Хайфе узники нацистских гетто и концлагерей.
Песах, Холокост
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Казалось бы, особой трагедии в этом нет. Дарёному коню в зубы не смотрят, могли бы и не брать, не голодающие. Один из получателей этого пайка Г. Гурвич написал: «Без хлеба мы ещё не сидим и без сливочного масла тоже не сидим, чтобы нанести слой масла на кусок хлеба».

И всё же спросим себя: если бы у кого-то из нас в семье был человек, который прошёл семь кругов ада нацистских лагерей, но не сломался, нашёл в себе силы начать жизнь заново, вырастить детей и внуков. Этому человеку, живущему с нами в Израиле и которому сегодня не менее 80-ти лет, что мы ему подарим на Песах — пачку сахара, три луковицы и пять огурцов?

Конечно же, нет, это не по-семейному. Вообще дарить еду принято только нищим и бездомным, которым действительно нечего есть. Близким людям можно подарить коробку конфет, бутылку хорошего вина, поздравительную открытку. С этими вещами мы дарим не еду, а любовь, уважение, семейное тепло.

Дарить простую еду, такую, как лук или сахар — это унизительно. Этим мы как бы говорим человеку: «Ты находишься на самой низкой ступени социальной иерархии. И ты должен быть нам благодарен за то, что не страдаешь от голода».

Кто же оказался в Израиле на самой низкой ступени социальной иерархии (уже само понятие «иерархия» для еврейского общества — нонсенс)? Те, ради кого создавалась наша страна, те, которых судьба пронесла сквозь страшную Катастрофу европейского еврейства. И теперь на старости лет они оказались в столь унизительном положении — таков результат нашего безразличия и короткой исторической памяти.

Слишком уж далеко мы зашли в нашем двуличии и цинизме. Мы настроили по всему миру мемориалы Холокоста, чтобы вышибать слезу и деньги, но не в состоянии обеспечить людям, чудом выжившим в аду Катастрофы, мало-мальски достойную старость в еврейском государстве. Какого отношения к себе мы хотим после этого со стороны других народов?