Ну вот, снова они голову морочат!

Рава Ашлага признавали великим каббалистом. Даже те, которые потом плевали на его могилу. Что поделаешь, каббалистов не любят. Кому хочется слышать Правду.
Бааль Сулам
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

В 20-х годах, когда еще и не снился миру тот ужас, который ждал его впереди, вдруг появился рав Ашлаг и объявил:

— Надо уезжать!

Удивились евреи, ответили:

— Уважаемый рав Ашлаг (все-таки он был судьей в Варшаве, человеком уважаемым), знаем, что вы очень много работаете, отдохните.

Тогда он повысил голос. Сказал:

— Уезжать надо срочно! Все бросать и уезжать!

Ему ответили, но теперь уже резче:

— Не будоражьте, пожалуйста, евреев, нам не надо этой вашей паники.

Тогда он начал действовать. Сумел заказать домики в Швеции, сбил с «пути истинного» триста семей, готовился отплыть с ними в Палестину.

Его вызвали «на ковер» руководители общины. Сказали жестко:

— Нас три миллиона евреев, мы чувствуем себя здесь дома, в безопасности, и мы просим вас, рав Ашлаг, замолчать.

Он сказал:

— Это невозможно. Потому что приближается Катастрофа.

— Откуда ты знаешь это?! – спросили.

— Я вижу. Умоляю меня услышать.

Ему сказали:

— Если ты «не заткнешься», рав Ашлаг, то ты перестанешь быть судьей, это, во-первых, а во-вторых, мы потребуем прекратить с тобой любое общение. Мы изолируем тебя от наших братьев. Потому что ты разносишь заразу.

Он сказал:

— Делайте со мной, что хотите, молчать не буду.

Решением «мудрецов Торы», его лишили должности, сделали «неприкасаемым» в еврейской общине. В результате в Эрэц Исраэль он уехал один, с семьей в 1922 году. И уже оттуда просил, взывал, молил.

Не слышали.

В 1940-м году на последние деньги выпустил газету «Народ». Сам стоял на светофорах, раздавал ее, просил прочитать, поддержать…

Если не рассчитывать на чудо, — было там написано, — то становится ясно, что наше существование – как каждого в отдельности, так и в качестве народа – балансирует на весах жизни и смерти… от всех без исключения требуется единство, нерушимое и крепкое как сталь. Если на этом пути мы не выступим сплоченными рядами против громадных сил, служащих сатане, то надежде нашей заранее суждено погибнуть…

Не услышали и тогда, в 40-м году! Разделенные на партии, блоки, мнения, не смогли объединиться даже тогда! Поразительно!

В результате случилось, то, что случилось. Из огромной еврейской общины Польши почти никого не осталось.

Известно, что «мудрецы Торы», осудившие рава Ашлага, просили народ простить их за слепоту. Но было уже поздно. Уже дымили трубы крематориев. Уже выводили в последний путь измученных евреев Варшавского гетто. Да разве только их?! Наших родных, любимых, уводили навсегда…

Прошло много лет. У нас есть уже свое государство, сильная армия. Мы в технологиях первые, медицина у нас лучшая, и пускай мы окружены врагами, пускай вздрагиваем от кровавых терактов… но на следующий день уже забываем о них. Такой у нас характер. И по опросам – оказывается – мы люди счастливые…

И тут, в этом счастье, снова появляются эти каббалисты и говорят:

— Будет плохо.

Им отвечают:

— Только не надо паники, мы дома, мы сильные, мы никого не боимся.

— Такие, какие мы сегодня, мы миру не нужны, —  отвечают каббалисты.

— Какие такие?

— Каждый для себя.

Пишут мне в Фейсбук, на почту:

— Скажи Лайтману, что не надо нам угрожать. О какой такой Катастрофе он говорит?! И почему у него на все вопросы один ответ: единство народа. От всех болезней у него одна пилюля… Он, наверное, книг не читал?!

Вот так все и возвращается. Снова раздражают каббалисты. Раздражает эта их уверенность — если не будет Единства, то ничего нас не спасет.

Тем временем единства нет. И им никто не занимается. Технологиями занимаются, медициной, армией. А Единством – нет.

Левые ненавидят правых. До унижений, драк, презрения. Рубятся ашкеназы с сефардами, припоминают обиды. Шантажируют ортодоксы: дадите деньги, войдем в коалицию, не дадите — нет.

Разделены и религиозные сионисты, а, казалось бы, чего им делить?! Община эфиопских евреев на грани войны со всеми.

И мы, «русские», не едины. Больше того, когда слышим слово «единство», морщимся. Это для нас расплывчатое понятие. Мы начитаны, образованы, верим в силу.

Перечислять еще?!

Так мы живем. Так живем, все больше отдаляясь друг от друга. Народ Идеи. Идеи Единства. Идеи «Любви к ближнему». Мы ведь на этой основе стали народом.

И забыли об этом. Какое такое единство? Какая такая любовь?!..

Вот так и приближаемся к беде.

Уж извините за неоптимистичную концовку.