Невыносимое бремя себя

«Единственный след, который мы можем оставить в этой жизни, — это след любви». Альберт Швейцер.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Жизнь часто кажется мне сериалом с хорошей или плохой режиссурой. А временами — стремительным слайд-шоу с каждый раз новыми каскадами ситуаций. Сценарий для жизни написан давно, до моего рождения. Режиссёра я не знаю, вижу лишь декорации, на фоне которых играю свою роль. Но играю пламенно, самозабвенно, искренне веря, что я – хозяин своей жизни, единственный её постановщик и единственный главный герой. А все меня окружающие, все остальные — это тоже живчики, но не главные. Так, актеры второго плана, supportive actors.

Живу, словно на лестничном пролете. Поднялся на свой уровень и замер. Заиндевел от холода отношений. Стал циником от пересчета всего в купюры… Я наполняю себя и свою конуру дерьмом, не жалея ни денег, ни времени, а выгляжу настолько убого, что лишь обитание в убогой среде скрывает это от меня самого. Во мне умерло понятие чести и достоинства. Моя женщина не хочет детей, а я не хочу семью.

Я привык обожествлять свою одиночную камеру, воспринимаю заключение как закономерное и приятное течение жизни. С привкусом беззаботности даже. Во мне развилась толерантность к несвободе, ощущение «покинутости» на фоне постоянных неприятностей, происходящих со мной.

Чем люди, которые поддерживали меня, лучше тех, с кем я боролся всю жизнь? Они хотели видеть меня немного счастливей. Но я отталкивал их своим равнодушием, не мог заставить себя любить их. Несчастлив я, одним словом… Сколько таких «я» в мире? Наверное, все.
Увы, я – крошечная частица мира, где каждый поглощен только собой. Где напрягает отсутствие машины круче, чем у соседа. Или ступенька социальной лестницы ниже, чем у него. А свободой выбора называется возможность купить что-то, использовать, а затем выбросить. Где выставляется напоказ всё то, что должно быть сокровенным. И тех, кто не желает быть как все, презрительно клеймят глупцами, не умеющими жить.

Конечно, «трудно быть Богом». Я думаю, человеком стать еще сложнее…

Что я хочу сказать… Такие мы все непростые, такой трудный путь мы проходим, чтобы притереться, уцепиться друг за друга, чтобы стать одним целым… Сколько мужества, терпения и смирения от нас требуется, чтобы понять, что стремление к любви и счастью как к цели жизни, недоступно для одиночек. Мы внутренне глубоко связаны друг с другом и раскрытие этого принесло мне долгожданную радость. Вот и хочу донести себя до тебя… Если удастся и ты услышишь, значит пришло взаимопонимание.

Начну с того, что хочу извиниться. Не за то, что я был не прав, ты прав. Я вдруг почувствовал, что ценность наших отношений мне важнее, чем ощущение собственной правоты. Я хочу извиниться за то, что не способен был думать о тебе хорошо, потому что моё «я» не давало мне сделать это. Оно управляло мною и требовало, чтобы отношение к тебе зависело от ответа на воспро: Что «я» будет иметь с того, что будет доброжелательно к тебе? Понимаешь?

Знаешь, что? Не смейся, но я хочу пригласить тебя на танец! Только мы не будем стараться танцевать лучше всех остальных. Мы постараемся танцевать лучше, чем каждый из нас способен. Потому что танец, словно совместное путешествие, обогащает каждого. «Делает» нас вместе.

Вместе – это наша общая крыша и на ней мы сможем почувствовать, кто они, стоящие рядом и держащие меня за руку… Вместе – это наша общая крыша, соединяющая всех нас, обитателей лестничных пролетов. И путь на неё у всех разный, потому что мы все разные.

Очень скоро мы поймем, насколько это было необходимо — подняться на крышу! Там нет посторонних, там живет общее желание почувствовать друг друга… Там рождается легкость и радость от ощущения тепла его плеча, его сердца, его души!
Вместе мы поднимемся над своим честолюбием, вошедшем на уровне автопилота в нашу жизнь и сделавшим её однобокой.

Нам с тобой следует поторопиться. Я понесу на руках того, с первого пролета, буду перепрыгивать через ступеньки, разбитые в хлам… Я должен. Ведь сам-то он не сможет… Ты будешь стучать в каждую закрытую дверь, молить пойти с нами. С пониманием выслушаем их ругань и мат, ведь они не представляют себе, куда зовем и зачем. Но будем настойчивы, и собираем всех, кто страстно желает чего-то несравненно более высокого, чем то, в чем живут.

Скоро уйдут все те, кто остался в мыслях исключительно о себе. Для них сама идея изменить себя ради другого звучит как бред сивой кобылы. Что ж… Мы же поднимемся на другой, «световой» уровень. Не жесткий, эгоистический, а духовный, способный обожествить, возвеличить ценность другого человека.

И мы всегда будем бесценны для тех, кто нас любит.

Реклама