Наслаждение не купишь

За любую вещь, которую мы покупаем, нужно платить дважды. Первая цена — когда мы эту вещь покупаем. А вторая — это усилие для получения пользы от этой вещи.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Например, мы купили новый роман за 20 долларов, но потом нужно 10 часов, 12 часов, 2 дня, чтобы его прочитать, получить какое-то наслаждение, и так далее. И только потом мы видим отдачу от первой цены.

Сегодня в погоне за наслаждением мы часто платим только первую цену и не успеваем заплатить вторую. Бежим тут же за новым наслаждением, снова покупаем и так далее, и так далее. Машины, велосипеды, кроссовки…

 Это верно.

Вот скажите, пожалуйста, во-первых, как вы к этому относитесь? Вы сказали: «Это верно». Вот так — сегодняшнее время.

Ну мы не желаем вкладывать усилия после этого. Нам достаточно усилий, что мы купили.

 А где оно, наслаждение?! Я же купил, почему я не освою эту вещь?

 А ты не можешь купить наслаждение, ты покупаешь его в какой-то обертке.

 Ну купил. В обертке машины купил наслаждение. Почему я ее не осваиваю, а сразу через какое-то время бегу за другим наслаждением?

 Хватит, ты купил — все. Ничего больше от тебя не ждут. Для чего ты получил желание купить?

 Для чего?

 Чтобы купить.

 И все, да?

 Все. И с каждым днем это все меньше.

 Раньше такого не было. Сегодня это, знаете, все…

 Эгоизм становится более ярким и поэтому так играет нами.

 Вот скажите, этот бег к чему приведет? Ну я понимаю…

 Усталость.

То есть усталость от этого бега, оттого, что я…?

 Да. Следующий этап, который придет за обществом наполнения, то, в чем живет сегодня Запад, остальной мир еще нет, и далеко нет, следующий этап — это будет общество разочарования.

То есть вы не видите другой формации, которая вдруг возникнет? Были же все время смены каких-то формаций.

 А какая может быть?

 Рабовладельческая, капиталистическая, я не знаю…

 Нет, это тот же эгоизм, который рос. А здесь мы достигаем такого состояния, когда мы его наполним и обнаружим, что дальше нечего делать. Вот это будет вой во всем мире: «А чем заняться?! А чем наполниться?! А где наслаждение?! А смысл жить?!»

 То есть у нас как бы вымоется наслаждение, уйдет?

 Да, исчезнет. Богатство, секс, знания, власть — все!

 И что там дальше в этой пирамиде?

 А ничего. Свыше этого — это постижение истины, Творца.

 То есть эта пирамида Маслоу, вот этих желаний, она где-то остановилась и дальше там неизвестно что было. Вот там постижение Творца, да?

 Да, конечно. К этому идет рост.

 По-другому нельзя было нас подвести к этой мысли, что мне нужен Творец? 

 Нет, мы должны пройти эти состояния. Мы должны эту пирамиду в себе выстроить. Каждый последующий этап основан на предыдущем. Ну вот и все.

 Это произойдет с каждым человеком, в принципе?

 Да, но с каждым человеком не в том, что он действительно все пройдет.

Он воспримет опыт других?

 Да, он впитает в себя свойства, впечатления всех.

 И ему не надо будет проходить тот же путь?

 Нет-нет-нет. Поймет, что ему это не надо.

 И что? И они запросят Творца? Они запросят Его, чтобы Он раскрылся?

 Самое совершенное наслаждение!

 Творец? 

 Да. Ты смотри, как сегодня смотрят на секс. Когда-то это было самым большим наслаждением.

 Да, сегодня масса всяких новостей, что это уже не является…

 Да, отказываются, отрешаются от этого и так далее. И что остается? С чем они останутся? Чем наполнять себя?

 Я вижу, что вы видите этот процесс как положительный.

Конечно, положительный. Это же человечество развивается и проходит все эти этапы.

 Можно ускорить его, этот процесс?

 Нет.

 Он как эволюция?

Он растет вместе с человечеством, вместе с нашим эгоизмом, вместе с обществом, которое развивает. Это все одновременно происходит на разных уровнях, но вместе. Это единое целое.

 Можно осторожный ваш прогноз? Через какое время мы все-таки придем к этому состоянию, что мы запросим Творца? Существует ли это?

 Ну в том темпе, в котором это сейчас идет, это должно быть очень быстро. Ну, конечно, еще не в наше время, но где-то быстро. Мне кажется, это пара десятков лет, тридцать, сорок. Я не думаю, что много.

Потому что, даже если мы сейчас возвратимся снова в бедность, в ограниченность, это будет уже не то. Мы уже будем с впечатлениями: зачем нам это надо? Мы не будем уже грызть зубами за заработок, за какие-то материальные наслаждения.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of