Наша родная жестоковыйность

Если составить перечень ярких национальных особенностей нашего народа, то жестоковыйность, несомненно, займет в нем не последнее место. Как ко всему родному и близкому, мы относимся к этой нашей черте снисходительно и задумываться над ее проявлениями не склонны. А зря. Потому что народы мира склонны. Настолько склонны, что нам становится все сложнее не обращать на это внимания.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Природа, как известно, ничего лишнего не творит. Но это вовсе не значит, что созданные природой свойства нужно использовать в первозданном виде без всякого контроля и корректировки. У любой черты есть свои плюсы и минусы, и если использовать их не к месту, то хлопот не оберешься. Вот и у нашей с вами национальной жестоковыйности, как и у любого другого свойства, есть свои плюсы и минусы.

Ну, с плюсами можно разобраться быстро. Без этой черты мы не могли бы сохраниться как народ и изчезли бы с карты народов мира так давно, что сегодня даже самый скрупулезный историк не нашел бы ни одного упоминания о нашем с вами существовании.

А вот насчет минусов… тут как раз и возникает проблема. Мы, евреи, ну очень не любим думать о том, что у нас могут быть какие-то минусы. Мы так вжились в образ несчастных, вечно преследуемых, святых и избранных, что остается только гадать, в чем тогда заключается наше качественное отличие от Иисуса Христа и его последователей.

А между тем, минусы у нас-таки есть. Мир их видел всегда, но мы, благодаря все той же жестоковыйности, веками отрицали их наличие и, худо-бедно, выживали. Продолжаем мы отрицать наши минусы и сегодня, однако на сей раз нам это так не сойдет. Потому что все более плотным кольцом подступают к нам народы, все громче и согласованнее звучат их угрозы…

Посудите сами: разве нам приятно иметь жестоковыйного мужа, жестоковыйную жену или жестоковыйного начальника? Вот и народам мира неприятно иметь такого соседа. О чем они нам в открытую и говорят. А мы, вместо того, чтобы это учесть и попытаться как-то изменить, упрямимся еще больше, топаем ножкой, как ребенок в песочнице, и заявляем: “Мы такие, какие есть!” Понятное дело, что нас начинают ненавидеть еще больше, и история принимает качественно новый оборот.

И если раньше окончательного решения еврейского вопроса требовал только фюрер, то сегодня об этом уже кричат миллионы во всем мире. Но наша жестоковыйность мешает нам это услышать. Точно так же, как и тогда, перед второй мировой. Намеков на то, что должно было случиться, было предостаточно, но наш народ непреклонно верил, что ничего подобного в просвещенной Германии произойти не может.

А ведь сегодня подобное уже происходит и в просвещенной Америке и по всей просвещенной Европе. Причем именно из-за нашей жестоковыйности, положение выглядит просто трагикомично. Весь мир занят антисемитизмом, а у нас – реалити шоу, выборы, спутники и новые достижения… Народ Израиля глух, он не желает знать об отношении к нему всего мира. А в особенности, он не может и не хочет задумываться о том, что он сам пробуждает антисемитизм.

А ведь наши мудрецы всегда предупреждали, что своими действиями и мыслями мы, народ Израиля, решаем судьбы всего мира – на благо или на беду. То есть антисемитизм, как и любое другое явление, зависит только от нас с вами и, в первую очередь, от наших взаимоотношений между собой.

Поэтому нет другого решения этой проблемы, кроме как приподняться, наконец, над нашими политическими, религиозными, этническими различиями и объединиться как один человек с одним сердцем. Народ Израиля может и должен найти силы для такого объединения, иначе нам от антисемитизма не спастись. Антисемиты не делают различий – ты еврей наполовину, на четверть или полностью, ты за Израиль или против, ты демократ или республиканец. У них все просто – все, что относится к евреям, должно изчезнуть с лица Земли.

Выходит, что для того, чтобы на этом самом лице Земли удержаться, все, что относится к евреям должно объединиться, а не опускаться до взаимной ненависти из-за разных взглядов, партий и преходящих споров. Просто потому, это противостояние между нами и миром вышло в финальную стадию и само собой уже не уляжется.

А в небе, за очередной ракетой все ярче проступает дуга вопроса. Вопроса, который мы должны задать сами себе: так что же нам делать с нашей природной жестоковыйностью? Может, для начала попробуем смягчить сердце хотя бы к самым ближним, то бишь друг к другу? А тогда, того и гляди, и с дальними как-нибудь поладим…