Нам бы понять друг друга…

Нам очень трудно понимать друг друга. При восприятии речи на слух человек в среднем достигает только лишь 25% уровня эффективности. Даже в беседах друзей усваивается всего 60-70% информации. Каждый чувствует только себя. А то, что доходит до нас, воспринимается через наши чувства, а не так, как хочет передать собеседник.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Мы дружим давно. Со школы. Наши свадьбы, рождения детей, их свадьбы. Рождение внуков. Радость и горе. Все это переживали вместе.

Сейчас у нее горе. Муж на старости лет завел подругу. И даже не скрывает особенно. Она в слезах сидит у меня на кухне и рассказывает свою боль. Я своего похоронила 3 года назад. Первые два года было невыносимо трудно. Ни дети, ни внуки не могли скрасить мое одиночество, мою боль. Но сейчас немного успокоилась. Время лечит. И вот моя самая близкая подруга выгнала своего живого мужа за то, что ему понравилась молодая девчонка.

Через пару месяцев он перегорит, уйдут все его приключения, а все что они прошли вместе, останется между ними. 40 лет вместе. Разве можно это разрывать! Ну никак я не могу почувствовать ее боль, ее мысли. Все, что она говорила, не входило в меня. Мысли ушли к моему мужу, который уже никогда не вернется. А ее муж здесь, с ней.

Казалось, что мы с ней говорим на разных языках. Я не понимала ее горя, а она была поражена, почему я отношусь к ее проблеме, как к игре двух упрямых детей.

— Он предал меня! — кричала она мне.

— Он с тобой. До конца ваших дней. Ты можешь прижаться к нему, спросить совета.

— Он чужой мне! Он променял все наши годы на какую-то самочку, которая уже через год его бросит. Я не дам ему ни копейки! А без денег кому он нужен?

— Кроме тебя! — кричала я. — Он нужен тебе и ты ему! А это просто ихнее мужское. Бывает и пройдет. А он останется.

— Не останется. Пусть идет к своей шлюхе!

Она в слезах ушла, а я осталась реветь одна. Она одна дома и я одна дома.

Злилась на нее я дня два. Она тоже не звонила. Казалось, все, что нас сближало, куда-то пропало. Она не понимала меня, мое одиночество, а я не понимала, как можно быть одинокой при живом муже. Даже если он изменил.

Как же нам помириться? За все наши годы дружбы мы стали как сестры. Такая долгая ссора была невыносима. Мне так захотелось понять ее. Попробовала представить себя на ее месте. Примерила ее чувства на себя.

Вдруг очень сильно ощутила горечь предательства, бешенную обиду, унижение брошенной женщины. Этого не было в моей жизни. Поэтому я и не могла понять подругу. А сейчас… Конечно, ей очень трудно. Да еще и ссора со мной добавила горечи.

Забыв про обиду на нее, хватаю телефон.

— Зойка, я иду к тебе! Прямо сейчас.

— Давай, я как раз испекла блинчики. А есть их некому.

Через полчаса я уже сидела у нее на кухне. Под бутылку вина, роняя слезы на блинчики, мы вместе ругали и хвалили ее мужа, вспоминали моего, жалели друг друга… К вечеру разошлись.

— Позвони моему, — на прощанье всхлипнула Зойка.

Я позвонила. Спросила как дела. Услышала:

— Какой я дурак и что мне сейчас делать?!

Я вкратце рассказала, как обидно, когда предают. Он согласился. Решил купить ее любимый торт. Но я посоветовала купить что-нибудь соленое. Слишком много сахара она влепила в блинчики, которые мы прикончили. Поэтому никакой торт явно не был бы в радость. А соленое, да еще смешанное со слезами примирения, хорошо усвоится.

Главное — чтобы они захотели понять друг друга.


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of