«Найти в себе силы подумать о других»

Эта молодая семья новых репатриантов приехала в Израиль всего три года назад из Донецка, где началась война. Муж Никита и жена Карина (имена изменены по просьбе семьи). Они были веселы, здоровы и полны надежд.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Жили на севере страны. Учили иврит. 29-летний Никита, психолог по образованию, готовился сдавать экзамены для получения разрешения на работу по профессии, а пока трудился на заводе. Супруги вели здоровый образ жизни, занимались, спортом, не курили и не употребляли алкоголь. Все шло хорошо, пока не наступил роковой день.

— Карина, расскажите, что случилось?
— Муж вернулся домой, я накрывала на стол, а он пошел в душ. Потом я его позвала, но он не ответил. Тогда я выбила дверь, вошла и увидела его на полу без сознания. Немедленно вызвала «скорую» и, не обнаружив у него пульса и дыхания, начала делать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание. Пока реанимационная машина была в пути, я пыталась ему помочь. Приехавшие медики приступили к реанимационным процедурам и 40 минут пытались стабилизировать у Никиты сердцебиение. Однако мозг уже слишком долго оставался без кислорода. И в конце концов врачебная комиссия поставила диагноз «смерть мозга».


— А почему вы согласились передать органы мужа для трансплантации? Было ли это решение трудным?

— Для меня решение было однозначным. За несколько месяцев до этого я встретила на «Фейсбуке» пост о карте донора «Ади», мы с мужем прочитали и обсудили его, хотя и не придали этому серьезного значения. Мы оба пришли к выводу, что в случае смерти нам уже будет все равно, но с моральной точки зрения, да и с религиозной (хотя мы люди не религиозные), очень хорошо и правильно, если последним, что совершит человек на земле, станет спасение чей-то жизни. Потому у меня не возникло никаких сомнений, давать ли согласие. Ведь это то, чего он сам хотел. Однако родители Никиты, верующие православные люди, очень сомневались. Они советовались с православным священником, который сказал им, что это богоугодное дело, и спасти жизни таким образом – библейская заповедь. И я смогла их убедить выполнить желание мужа.

— Вы знаете, кому были пересажены органы вашего мужа?
— Мне позвонила координатор и рассказала, без имен, конечно. Я знаю, что печень была пересажена 12-летнему мальчику, а сосуды сердца – нескольким людям. Она предлагала мне встретиться с ними, но для меня это было бы тяжело. Да и сейчас я бы не смогла. Хотя осознание факта, что органы моего мужа живут и дают жизнь другим людям, приносит мне небольшое облегчение.

— Что бы вы хотели сказать тем, кто не дай Б-г, может оказаться на вашем месте?
— Если у вас случилось горе, как было у меня, с этим уже ничего нельзя поделать. Это нужно принять. Хотя мне это далось очень тяжело. Я видела своего мужа, он дышал и выглядел просто спящим, но я знала, что его мозг уже мертв. Осознать это очень непросто. Но надо найти в себе силы подумать о других людях, которым еще можно помочь.

Времени на это очень мало, и принять такое тяжелое решение надо быстро, чтобы потом не жалеть, что вы отказались спасти людей. Я верю, что наша жизнь подобна бумерангу: вдруг вам или кому-то из ваших близких тоже понадобится донорский орган, и от решения, которое примет кто-то в такой же ситуации будет зависеть уже ваша жизнь или жизнь родного вам человека. И тогда ваше добро вернется к вам. Потому что я знаю, как много людей умирает лишь потому, что нужный им донорский орган не находится вовремя, и они не дожидаются спасения. Это время, когда надо подумать не о своем горе, а о чужом. И о том, как его предотвратить.

Ответы на вопросы об израильской трансплантологии вы можете получить на странице программы донорства органов «Ади» в Фейсбуке
Подписаться на карточку донора органов «Ади» можно на русском языке в интернете по адресу: http://adi-card.org