Можно ли построить еврейское демократическое государство?

На минувшей неделе в Израиле произошло два инцидента с участием полиции.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

В обоих случаях есть подозрение как на превышение должностных полномочий, так и на оказание сопротивления полицейским. При этом израильская общественность отреагировала на оба случая совершенно по-разному.

Первый инцидент произошёл в воскресенье, 22 мая в Тель-Авиве. Сотрудники полиции подошли к 19-летнему гражданину, этническому арабу, и потребовали от него предъявить документы. Полицейские были в гражданской одежде и араб отказался подчиняться их требованию прежде, чем те предъявят свои служебные удостоверения. После чего  полицейские избили его, нанеся лёгкие телесные повреждения.

Второй инцидент произошёл двумя днями позже в Ришон ле-Ционе. По предварительной версии, 18-летняя гражданка, этническая еврейка, оказала сопротивление сотрудникам полиции при попытке её задержания по подозрению в уклонении от армейской службы. В ответ полицейский разрядил ей в голову электрошоковый пистолет. В результате гражданка оказалась в больнице с переломом основания черепа.

Сейчас мы пока что не знаем ответов на несколько существенных вопросов. Кем являются граждане-участники инцидентов — обвиняемыми или потерпевшими? Обязан ли гражданин Израиля предъявлять документы по требованию человека, назвавшегося полицейским, но одетым в гражданское? Имеет ли право полицейский применять электрошок для задержания гражданина, который подозревается в совершении преступления, не представляющего непосредственной опасности для жизни и здоровья окружающих?

Отвечать на эти вопросы будет суд, которому придётся лавировать между действующим законодательством (теорией) и жизненными реалиями (практикой). Израильские реалии таковы, что по статистике арабы совершают больше преступлений, чем евреи, поэтому арабы находятся под более пристальным вниманием полиции. Это по-человечески понятно. С другой стороны, мы не можем принять неполиткорректный закон, наделяющий полицейских особыми полномочиями для контроля за арабами. Например, с такой формулировкой: «Каждый этнический араб, являясь гражданином Израиля, обязан предъявить документы любому человеку в гражданском по первому требованию».

Если мы примем такой закон, то Европа скажет, что у нас апартеид. Америка может быть и промолчит, но перестанет покупать наши хайтеки и стартапы. А там, чего доброго, и цены на недвижимость могут упасть, и тогда прощайте сверхприбыли банков по ипотечным ссудам. Поэтому мы вынуждены делать вид, что у нас демократия и подгонять под это наше законодательство. И оно, законодательство, начинает жить совершенно обособленной жизнью, не имеющей ничего общего с реальным положением вещей.

Между тем наше общество руководствуется совершенно другими правилами. Избитого араба общественность оправдала сразу. После инцидента активисты уже успели собрать для него 80 тысяч в качестве компенсации за понесённый ущерб. Зато еврейка, которой полицейский проломил основание черепа, такой заботы не удостоилась. Она представитель титульной нации, а значит оправдываться и комплексовать перед ней не нужно.

Так зачем же мы пытаться убедить самих себя, что у нас демократия, хотя никакой демократии здесь нет и по определению быть не может? Во-первых, мы живём на Ближнем Востоке, во-вторых — в еврейском государстве. Попытка построить «еврейское демократическое государство» — это нелепый эксперимент по совмещению вещей, несовместимых в принципе.

В результате для наших людей стало нормой жить по двойным стандартам. Что побудило сердобольных израильтян собрать деньги арабу? Одни, видимо, хотели откупиться от комплекса вины из-за того, что арабы, по их мнению, являются в Израиле дискриминируемым национальным меньшинством. Другие уже всё решили до суда и вынесли арабу оправдательный, а избившим его полицейским — обвинительный приговор. Никто из них не полагался на объективность израильского законодательства, понимая, что это вещь в себе, такой уютный междусобойчик с пожизненным пансионом и хорошим жалованием для членов клуба.

Современная модель западной демократии, основанная на культе индивидуализма и толерантности, в корне отвергает концепцию национального государства, каковым является Израиль. Нам жизненно необходимо чувствовать себя одним народом, иметь национальную идею. Она у нас была всегда и существует по сей день, но мы закрываем на неё глаза и загоняем себя в прокрустово ложе демократии. С таким же успехом можно одеть на корову седло и назвать её лошадью.

Мы гордимся тем, что производим и экспортируем технологии. Но почему в вопросах общественного устройства, права, культуры мы импортируем чуждые и вредные нам рецепты? Почему мы научились делать хайтеки и стартапы, но так и не научились жить по своим собственным, а не импортированным извне законам? Почему мы у себя в еврейском государстве до сих пор используем турецкое и английское право, доставшееся нам с колониальных времён?

Разобравшись в этих вопросах, мы сможем понять сами и заодно объяснить нашим законодателям и юристам, в каком государстве мы живём:  демократическом, или еврейском.