Труба с обратным уклоном

Саги - монтировщик капающих «мазганов». (Прошу не считать этот факт рекламой) В прошлой жизни он назвался Сергеем Сергеевичем и служил политологом средне-городского калибра. Свою бывшую работу он называет «абсессивный депрессняк».
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Саги утверждает, что при воспоминании о ней у него чешутся ногти. В этом, вероятно, причина того, что его «мазганы» текут, как заколдованные.

— Труба-гад опять лежит с обратным уклоном, — объявляет Саги и начинает долбить топором по свежевыкрашенной стене.

Я люблю Саги. Мне нравится слушать его тексты под аккомпанемент топора. От него я узнал, что «труба с обратным уклоном» — это вообще основное правило жизни политика. В любой стране. Все блага жизни, предназначенные якобы избирателям, текут туда, откуда должны вытекать. То есть назад во власть.

Идеи Саги просты. К примеру, он предлагает сажать политиков без суда и следствия. По простой формуле: год на должности – год в тюрьме. Я согласен, что незачем зря кормить адвокатов, но мне ближе другая его затея — устроить экзамен. Простой экзамен. У меня даже стихийно возникает пара вопросов.

Вот, например: Мы строим жизнь на экономике. А на чем строится сама экономика? Или вот: Вы говорите, что хотите править, неважно чем, городом или целым миром. А вы знаете законы этого мира? Например, ответьте нам, отчего случаются войны?

Или такой вопрос, безжалостный, ниже пояса: Вы можете предвидеть, куда приведут нас ваши решения? А если что-то пойдет не так, ответите лично? Как насчет харакири? Слабо?

«Мазганы» безнадежно текут. Саги яростно рубит стену.

— Элиты голы. Они в тупике…

Хрясь!

— Им нечего нам предложить….

Хрясь!

— Тонны наркотиков наготове ждут нас…

Клубы белой пыли ложатся на раскрасневшееся потное лицо.

— …чтобы запудрить нам бошки.

«Вот в этом он прав»,- думаю я. Как раз вчера мне попался на глаза перечень стран, которые легализовали наркотики. Лучше бы не попадался…

— И что я тебе ещё скажу, — Саги оборачивает ко мне своё лицо. Покрытое пылью, оно похоже на маску Пьеро. — Мы им надоели. Им вообще столько слуг не надо. Роботы дешевле.

— Скажи, им не страшно? – спрашиваю. — Мы оказались в глобальном мире. Ни одна система не работает толком. Они и сами не знают, что предпринять. Того и гляди, уставшие руки возьмутся за оружие и будет бойня.

— Да я бы на их месте каждый день в постель мочился от страха. – Саги снова взмахивает топором. — А они… они абсессивный депрессняк.

Хрясь!

— Не надейся, что они поумнеют.

— А на что надеяться, Саги?

— Ты на меня. Я на тебя. И каждый из нас друг на друга. И тогда у политиков просто не останется выбора… А вот и труба.

От моей стены немного, но труба в ней лежит не пробитая, целая.

— Не останется выбора, — повторяет Саги.- Они будут служить нам, как и положено. Не потому что мы им нравимся. А просто чтоб угодить.

Реклама