Кто под маской?

Она такая милая в костюме пчелки. Бегает по гостиной, словно парит в воздухе, распыляет чары любви, своей волшебной палочкой. Она такая лапочка, что просто тяжело сдержаться ее не обнять.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

— Я тебя сейчас поймаю, поймаю тебя! Солнышко мое, я хочу поцелуйчики, обнимашки, — я бегу за ней играя.

Подбрасываю ее в воздух, она звонко смеется. Подбрасываю еще и еще. Обнимаю ее и крепко целую.

— Солнышко, пора идти в садик. Сегодня Пурим.

— Пууурим! Карнавал! — радостно кричит она.

Я открываю дверь. Вдруг ни с того ни с сего доченька начинает рыдать.

— Что случилось, солнышко мое? — я становлюсь перед ней на колени и обнимаю. — Почему ты плачешь?

Она захлебывается от слез. Подбегает жена, поднимает ее на руки:

— Что случилось? У тебя что-то болит?

— Я не хочу идти сегодня в садик, — отвечает она со слезами на глазах.

— Но почему? Ты так ждала Пурима, чтобы нарядиться в этот костюм.

— Я боюсь.

— Чего ты боишься, солнышко? Что-то случилось в садике? — с волнением спрашивает жена.

— Я боюсь страшного клоуна.

— Какого клоуна? — спрашиваю я.

— Она, вероятно, имеет в виду костюм клоуна-убийцы, — говорит мой сын.

Дочка продолжает плакать. От ее плача щемит сердце. Ей на самом деле страшно. Она никак не может успокоиться. Я смотрю на часы — время выходить. Жена остается дома, попытается убедить ее пойти в садик.

Подбросил старших в школу и быстро поехал на работу. Кого только я не встретил по пути: клоунов-убийц, врачей-убийц в белых халатах забрызганных кровью, супергероев, медсестер в мини юбках, зомби с топорами и ножами в голове и еще кучу разных чудовищ.

В тот Пурим я работал режиссером промо отдела на одном из крупнейших каналов Израиля. Монтажные в таких местах всегда большие и роскошные. Кожаные диваны, огромные экраны на стенах. Все готово для показа промо ролика, который я сделал для запуска нового сериала. Креативный директор канала входит в монтажную вместе со своей маленькой дочерью. Они тоже наряжены: на нем противогаз и желтый комбинезон в стиле «во все тяжкие», а девочка в наряде принцессы Софии. Оба садятся на диван.

— Это промо с большим количеством насилия и секса, как ты сам наверно понимаешь, -говорю я креативному директору. — Не думаю, что твоей дочке стоит это смотреть.

— Да нет, все в порядке, — отвечает он. — Мы показываем ей все. Не волнуйся.

В конце просмотра я взглянул на девочку — она была в ужасе. Креативный директор высоко оценил работу. Сказал, что все работает как надо, что есть полное сопереживание с героем. И в конце добавил, что промо вызвало в нем любопытство — а что же будет дальше. И дал добро на трансляцию.

В моей профессии, создать сопереживание с героем — одна из важнейших вещей. Зритель должен соединиться с ним, влюбиться в него. Как бы одеться в него, войти в него, и переживать с ним все перипетии. Чувствовать вместе с ним, страдать, бояться, радоваться…

А нарядиться в какого-нибудь героя, в персонаж — это еще более сильная и реалистичная связь. Вспомните, что вы ощущаете, когда надеваете спортивный костюм? Это сразу вводит вас в спортивное состояние, верно? А если это элегантный костюм? Чувствуете разницу? Женщины согласятся со мной, что надеть вечернее платье и туфли на высоких каблуках — не то же самое, что надеть пижаму. Правда?

Когда мы наряжаемся, а особенно когда наряжаются наши дети, мы идентифицируем себя с персонажем, героем, в которого переодеваемся. А поскольку дети находятся в интенсивном умственном и душевном развитии, их воображение позволяет им с большей легкостью входить в роль и сопереживать тому герою, в которого переоделись. Хотели бы вы, чтобы ваш ребенок идентифицировал себя с клоуном-убийцей или с врачом-убийцей?

Кто-то скажет:

— Это же Пурим! Все наряжаются и веселятся, зачем ты нас грузишь и строишь из себя святошу?!

А я говорю, что нужно быть чуткими к другим, это основа человеческого общества. Иначе это приводит к тому, что некоторые дети остаются напуганными такими нарядами на всю жизнь. А солдаты во время боевых действий получают такие психологические травмы, что потом вздрагивают при каждом фейерверке, автоматически возвращаясь в тот тяжелый бой. Невозможно представить, какую боль они при этом испытывают.

Мы, родители, можем повлиять на ситуацию, не нужно с ней мириться. Когда несколько десятков матерей потребовали убрать страшную рекламу компании HOT с участием Галь Гадот и Ционом Барухом, наряженным в вампира, в HOT замазали страшную картинку. Значит, у нас все-таки есть сила и мы можем ее использовать.

Я хотел бы, чтобы в этот Пурим мы снял с себя маску безразличия и пренебрежения к другим, и раскрыли, что за каждой из жестоких масок каждого из нас находится наше истинное лицо — чуткое и заботящееся лицо настоящего, внутренне доброго израильтянина. Давайте же раскроем наше истинное лицо. Это будет тот мир, в котором я хотел бы, чтобы жили наши дети. Я уверен, что вы тоже этого хотите.

 


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of