Крах сладкой мечты

На днях мне попалась на глаза публикация адвоката Йорама Шефтеля, в которой он называет соглашения Осло преступлением и призывает отдать их инициаторов под суд.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Публикация не новая и мнение это тоже не новое. Но каждый раз, когда я сталкиваюсь с этим мнением, во мне просыпаются воспоминания того периода. И заставляют по-особому взглянуть на проблему.

На выборы 92-го, когда к власти пришла Авода (что и сделало возможным соглашения Осло), я, новый репатриант, не ходил. Не считал себя вправе влиять на что-то, не разобравшись. А разобраться было не просто. Ментальность советского человека, отчасти не изжитая до сих пор, заставляла делить мир очень четко на своих и врагов. Врагов надлежало рубить в мелкий винегрет. Арабы, несомненно, были врагами. Поэтому «русские» в своей массе были за правых.

Коренные израильтяне, однако, были более сдержанными. Они все служили в армии и ходили в «милуим». Большинство участвовало в тех или иных боевых действиях. Эти люди хорошо знали, что это такое, когда кто-то стреляет в тебя и когда в кого-то стреляешь ты. И ещё они хорошо знали, что значит, когда кто-то стреляет в твоего ребенка. Страна имела три постоянных фронта, три вечных язвы – Газу, Западный берег и Южный Ливан, где чуть не каждую неделю кто-то погибал. Люди от всего этого устали. Поэтому израильское общество разделилось и большая его часть предпочла левых. В конце концов, у тех тоже имелась своя логика, а не попробуешь – не узнаешь.

Всё это известные вещи. Но был и ещеё один фактор, равно влияющий и на правых, и на левых. Дело происходило в начале 90-х. Развалился Советский Союз, прекратилась холодная война. Начали рушиться границы. Западный мир становился всё более единым и стремительно вбирал в себя обломки социалистической империи. Либеральная идеология, идеология общества потребления одержала победу над тоталитаристами различных мастей и, казалось, на практике подтвердила свою истинность. Стремительно развивались информационные технологии. Как грибы росли стартапы и профессия программиста стала догонять по престижности профессии адвоката и врача. «Американская мечта» воплощалась в жизнь.

Мир праздновал, а израильтяне чувствовали себя на этом празднике – даже не чужими, нет. Чувствовали своими, но опаздывающими к главному блюду. К концу 80-х изначально социалистический Израиль стал страной капиталистической, страной западного мира. Во многом к этому приложил руку Ликуд, тем самым выкопав себе яму. Идеалы потребления оказались привлекательными для всех – и правых, и левых, и верующих, и неверующих, и сионистов, и антисионистов. Поэтому когда пришла пора выбирать, правые оказались слабыми. Их готовность применять силу была подорвана призраком сладкой жизни. Левые одержали победу.

Все знали, что собираются делать Рабин, Перес и прочие «архитекторы Осло». Не знали, как это будет выглядеть на практике. Но одни были готовы попробовать, а другие не были готовы им противостоять. Единицы не в счет. Народ, как говорил Рабин, выдал мандат на мир. Я помню, что сам в глубине души, вопреки экстремизму «совка», надеялся, что окажусь неправ, и что «новый Ближний Восток» состоится. Ведь правда, не идиоты же арабы. Они же тоже хотят хорошо жить.

Что было дальше, мы знаем. Арабы хорошо жить не захотели. Мир оказался фикцией. Вместо него был кровавый «мирный процесс». На самых сильных противников этого процесса, религиозных поселенцев, была открыта травля. Всё это привело к убийству самого главного «архитектора» — Рабина. Все последующие правительства пытались преодолеть последствия «соглашений», но выпущенного джина в бутылку загнать уже не удалось. Вторая ливанская война, две войны в Газе, «интифада ножей» — всё это следствия соглашений Осло.

И всё же самое главное не это. Главное – это то, что обманкой оказалось само «общество потребления», во имя которого были принесены такие жертвы. Выяснилось, что это не более чем мыльный пузырь, надуваемый общими усилиями. Попытка жить идеалами потребления привела к страшному разладу в социальной сфере, в отношениях между людьми. Экономика стала нестабильной – та самая экономика, которая так манила к себе. Даже профессия программиста оказалась совсем не гарантирующей стабильный заработок и высокий социальный статус. В начале 2000-х многие мои друзья оказались безработными и искали работу несколько лет. Потом вроде наладилось, но снова зашаталось в 2008-м и шатается по сей день. Кроме того, гниение «общества потребления» привело к исламской экспансии. Уже не только Израиль, а и весь мир стоит перед лицом исламской угрозы.

Тот перманентный кризис, в котором находится сейчас весь мир, закладывался тогда, в 90-х. Инициаторам Осло многое можно поставить в вину. Но нельзя сказать, что они затянули страну в ловушку. Она забежала туда по своей воле. Это было не преступление, а мираж, морок. Теперь морок рассеивается. И становится видно, что мы все — в одной лодке, все завязаны друг на друга и  нет никаких отдельных решений ни для кого. Ни у правых, ни у левых. Это выглядит пугающе, но также внушает надежду, что вместе мы найдем выход. Именно в этом «вместе» станем его искать.