Как вернуть украденное будущее

В наследство следующему поколению достается беспросветность. Молодежь чувствует себя обманутой: она попала в уродливый мир, который ей не под силу будет изменить.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Мы словно прошли перевал. Раньше, заглядывая в будущее, люди с надеждой устремляли взгляд наверх. Теперь впереди видится лишь уклон вниз, скатывание.

Об этом свидетельствуют многочисленные опросы нового тысячелетия. Люди разных возрастов не находят в будущем позитива. Родители признаю́т, что дети будут жить хуже их, уже живут хуже. А самим детям, пускай они лишены возможности для настоящего сравнения, все равно не по нутру та жизнь, на которую мы их обрекли. Подрастая, они обнаруживают ее ненадежность и убогость.

Один из ярких тому примеров – международное исследование среди респондентов в возрасте 16-25 лет. Выяснилось, что «психологическое бремя климатического кризиса серьезно сказывается на огромном количестве молодых людей по всему миру».

Они всерьез озабочены изменениями климата и испытывают хронический страх перед экологической катастрофой. Хуже того, молодежь чувствует себя преданной, лишенной будущего, обреченной, покинутой правительством, и вообще, взрослыми.

Казалось бы, какое дело подросткам или вчерашним подросткам до погоды на планете? Но для них эта проблема вовсе не абстрактная, не глобальная, а весьма конкретная, личная. Так они ее воспринимают, демонстрируя, в отличие от «предков», практичность и дальновидность. И безысходность.

Антисистемщики

Человек приходит в этот мир не по своей воле – и оказывается в условиях, которые изначально сулят страдания. Причем, страдания не от нищеты, не от голода, а от бесперспективности, от нависающих угроз. Лучше точно не будет. Будет только хуже, еще и еще – в стране, в народе, в мире.

Таково восприятие молодежи. И не потому, что она избалована или инфантильна, а потому, что внутренне она переросла нас и не может довольствоваться нашими критериями успеха. Естественное взросление поколений привело к надлому, а череда кризисов в экономике, социуме, здравоохранении, окружающей среде форсировала процесс.

Современная жизнь изобилует резкими перепадами, скачками вверх и вниз, но общее направление под уклон уже неоспоримо. Взрослые, солидные люди предупреждают о бедствиях, декларируют реформы, провозглашают новый курс, подписывают международные соглашения – а молодежь видит, что все это насквозь пронизано ложью, стяжательством, лицемерием и что реальных решений нет.

Погруженные в поиск личной выгоды, одержимые идеей превосходства над другими, мы ничего не способны остановить. Ведь проблемы, с которыми мы столкнулись, глобальны, а мы, наоборот, глубоко локальны в своем подходе к ним. Мы называем свой вид «человек разумный», но если взглянуть на состояние планеты и человечества, наша претенциозность выглядит жалкой. Разумные существа так не живут и до такого не доводят. Разумные существа видят общую картину, понимают природу и приводят себя в согласие с ее законами.

Но мы не желаем ни с кем соглашаться. Вступив в эру глобализации, мы не готовы принять тот факт, что все теперь зависит от правильного соединения, уравновешивания общей системы. Нам невдомек, что она раскрывается как единое, неразрывное целое, и попытки доминировать в ней бьют по всем.

Сколько же бед отделяют нас от того момента, когда мы поймем очевидное: нам нужна не борьба, а крепкая внутренняя связь, сближение, подъем над противоречиями. Только так решаются общесистемные кризисы в любой сфере, будь то климат или геополитика. Глобальной системе требуются, в первую очередь, правильные, добрые связи между людьми.

Ведь человек – венец природы, и от него зависят все остальные ее уровни. Все завязано на него. И ему необходимо дорасти наконец до своего предназначения, занять свое подлинное место – не властителя, не покорителя, не рвача, а миротворца, гаранта согласия и равновесия всех частей. Только тогда мы сможем правильно оценить стоящие перед нами проблемы и найти им единственно верное решение.

Проще говоря, любая проблема берет начало в нас и решается между нами.

Разумеется, молодое поколение не может осознать и выразить все это, но оно это чувствует, причем, лучше родителей. Вот почему молодежь с прохладцей относится к нашим «ценностям», меньше склонна вкалывать на потребительскую пирамиду, не видит смысла вступать в брак и заводить детей. Лучше пожить для себя без лишних хлопот и умереть…

Вполне прагматично. Но тоже неразумно. Так печать отжившей эпохи – наша печать – губит новую поросль.

Предатели

Никогда еще мы не были настолько беспомощны. Даже во времена тяжелейших невзгод, эпидемий, войн и социальных потрясений впереди светил лучик надежды. Люди знали: и это пройдет, жизнь продолжится, у их детей и внуков, у потомков еще будет шанс. Но сейчас впереди ничего не светит. Будущее есть, но оно не манит, не обещает подъема, не притягивает, а наоборот, настораживает и пугает.

И это естественно в глобальных условиях, когда любая война может оказаться последней, когда любой экономический спад может погрузить весь мир в киберпанк, а то и во что похуже. Когда каждая эпидемия может вылиться в пандемию, каждое природное бедствие может разрастись до масштабов мирового катаклизма…

Это больше не страшилки, это реалии нашего времени. Мечты мальчишек и девчонок прошлого века сменились тревогами взаимосвязанного, взаимозависимого мира, утрачивающего последние ориентиры.

Чем же мы можем порадовать молодых? Всеобщей легализацией легких наркотиков? Всеобщим переходом на «зеленую» энергию? Всеобщей борьбой с остатками традиционного уклада? Идеологической уравниловкой вместо настоящего равенства? Нескончаемой борьбой с врагами, которые мешают хорошо жить? В конечном итоге, все это лишь подчеркивает нашу полнейшую несостоятельность перед вызовами будущего.

Новое поколение внутренне мудрее нас, и оно постепенно разуверяется в основах прежнего мировосприятия. Отсутствие опыта – нашего опыта – становится преимуществом, а не недостатком молодых. Нет, они не революционеры, не мятежники, не сумасбродные бунтари. Напротив, они бросают трезвый взгляд на наше безумие и не знают, куда от него деться.

На их долю не осталось идеалов, все использовано, затаскано, затерто до дыр. Куда ни подашься, везде догмы, барьеры, планки, ханжество и многие годы каторжной, по сути, работы ради статуса и его побрякушек, без реальной цели и полноценного наслаждения.

В такой ситуации некоторым намного легче ребячески удариться в какой-нибудь фанатизм с высосанными из пальца, но ясными задачами, ради которых стоит положить жизнь и даже умереть… Или опуститься на дно, чтобы не тратить силы понапрасну…

Мы украли у них все: прошлое, настоящее, а главное — будущее. Мы растранжирили целую планету, мы ворочаем гигантскими бюджетами и состояниями ради сиюминутных услад. Миллиарды, триллионы прокручиваются через систему и уходят неизвестно куда, в офшоры, за шторы, прикрывающие закулисье «демократии».

А молодых мы посылаем в колледжи и университеты, чтобы потом еще долгие годы они оплачивали учебу, вращались в шестеренках потребительства и к поздней зрелости начинали обогащать систему здравоохранения. Квартира, коттедж, вилла, машина, пенсия… Абсолютно бессмысленная, безыдейная перспектива.

Человеку в жизни нужно нечто большее – нечто действительно большое, непреходящее, возвышающее. В наш век мы избегаем называть это счастьем, но — да, человеку нужно счастье, настоящее, неподдельное, немеркнущее. Словно искра вечности, озаряющая жизнь и придающая ей осмысленность, вектор, связь с другими искрами. Как бы высоко это ни звучало, это наша общая насущная необходимость. Человек без этого – не человек.

Вот что на самом деле требуется молодому поколению и подспудно гложет его. Из-за нас оно лишено простых истин, неспособно оценить важность взаимосвязи, сближения, взаимопонимания. А ведь взаимопонимание, взаимный подъем над конфликтами – это та основа, с которой начинается путь наверх, к одному общему счастью для всех.

Какие же мы все-таки динозавры! Вместо того чтобы объяснить это детям, помочь им встать на этот путь, мы надменно обрекаем их на искупление наших грехов. Ведь что бы они ни придумали, что бы ни изобрели, без внутренних перемен, без подлинно человеческих взаимоотношений лучше им не будет. Пускай же блуждают в потемках угасшего дня, не видя проблесков рассвета…

Поймут они это когда-нибудь или нет, все равно мы – предатели.


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of