Ислам: мир и война

Любое исламское движение - это в первую очередь движение за очищение отношений между людьми. Однако ислам имеет и еще одну сторону.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Зам. главы МИДа РФ Михаил Богданов заявил, что ХАМАС — составная часть палестинского общества, и что его представители были избраны в Законодательное собрание и в правительство Национального единства. В Израиле это заявление вызвало бурю возмущений. Как можно легитимировать всем известную террористическую организацию, ведущую столько лет открытую войну против нашего государства? Убийц, у которых на руках кровь мирных жителей, малых детей?

Тем не менее, Богданов прав. ХАМАС — это выбор палестинского народа. Он пользуется искренней народной поддержкой. ХАМАС пришел к власти на смену погрязшему в коррупции светскому ФАТХу и в первую очередь, не как борец с сионистами, а как партия справедливости и социальной защиты.

Вообще, когда в нашем регионе народ получает возможность выбирать, он выбирает исламистов. Так было в Египте, Алжире, Тунисе после «арабской весны». Так произошло в Ливии, Ираке, Сирии после того, как местные тираны потеряли власть. Это мы наблюдаем и в более отдаленных мусульманских странах. Революция в Иране завершилась режимом аятолл. В Турции со времен Ататюрка гарантией светского государства была армия. Демократизация немедленно привела к власти исламиста Эрдогана.

Это неслучайно. В своей основе ислам — религия справедливого общества, основанного на равенстве всех людей. Служение Аллаху, единственно действующей силе мироздания, возвышает человека, освобождает его от рабства и преклонения не только перед различными мифическими образами и силами природы, но и перед другими людьми. «Нет разницы между арабом и неарабом, между белым и чёрным и люди равны между собой как зубцы гребня», — это было сказано пророком Мухаммадом в 7-м веке. Западу предстояло идти к такому равенству ещё долгие столетия.

Идея знатности, исключительности по рождению чужда исламу. В Коране говорится: «Воистину, Мы создали вас мужчинами и женщинами, сделали вас народами и племенами, чтобы вы знали друг друга [творили друг другу добро]. Ведь самый благородный из вас перед Аллахом — наиболее благочестивый».

Конечно, социальное неравенство было и в мусульманских странах. Однако столь жесткого сословного разделения как в Европе исламский мир не знал. Всё это делает ислам очень притягательным в глазах масс. Любое исламское движение — это в первую очередь движение за очищение отношений между людьми.

«Святой был не Шамиль, а Мансур, — сказал Хан-Магома. — Это был настоящий святой. Когда он был имамом, весь народ был другой. Он ездил по аулам, и народ выходил к нему, целовал полы его черкески и каялся в грехах, и клялся не делать дурного. Старики говорили: тогда все люди жили, как святые, — не курили, не пили, не пропускали молитвы, обиды прощали друг другу, даже кровь прощали. Тогда деньги и вещи, как находили, привязывали на шесты и ставили на дорогах. Тогда и бог давал успеха народу во всём, а не так, как теперь, — говорил Хан-Магома.» (Лев Толстой, «Хаджи Мурат»).

Однако ислам имеет и еще одну сторону. Перед Высшей силой мусульманин несёт ответственность не только за себя, но и за всё человечество. К совершенству надо привести весь мир и если понадобится — силой. В сознании мусульманина мир делится на две части: Дар аль-Ислам и Дар аль-Харб. Тем, кто знает иврит, нет нужды переводить эти понятия. «Дират а-шалом» и «дират а-херэв», территория мира и территория войны.

Джихад, священная война — одно из базовых понятий ислама. С самого своего возникновения ислам ведет непрерывные войны. Сперва — действительно, с «неверными». Силой меча ислам распространился на огромные пространства от Атлантики до Гималаев. Но очень скоро начались разногласия между самими мусульманами. Сперва споры о власти привели к разделению на шиитов и суннитов. Затем появились ахмадиты, ибадиты, исмаилиты, алавиты и многие другие. Каждый был уверен, что истина в его руках и за эту истину готов был сражаться до последней капли крови противника.

Разногласия, замешанные на крови, со временем только возрастали. Исламский мир — это лава, кипящая под тоненькой корочкой. Малейшая трещина и лава выплескивается наружу. Современная Сирия — это доведенный до предела «Дар аль Ислам», обратившийся в непрерывный «Дар аль-Харб». Война всех против всех.

Однако как идеология ислам по-прежнему притягателен. Он энергичен, а это главное в век общей утраты пассионарности. Он обещает достоинство униженным и осмысленность бытия разочаровавшимся. Он дает немедленные ответы на все сомнения. И он сразу вдохновляет на действие. Что можно ему противопоставить? Как сделать так, чтобы в «Дар аль-Харб» не обратился весь мир? Только одно.

Единство, равенство человечества, о котором говорит ислам, несомненно, должно быть достигнуто. Но не насилием, не борьбой с инакомыслящими, а преодолением собственного эгоизма. В противовес исламу должна возникнуть идеология единства во имя единства, методика не разделения, а взаимной любви, когда люди, разные по своему мировосприятию, будут учиться дополнять друг друга до достижения полного совершенства. Если этого не произойдет, мир может погрузиться в страшные войны.

Пока что ислам только укрепляет свои позиции. Возникшее «Исламское Государство», ИГИЛ, привлекает в свои ряды людей со всего мира. Естественным образом к нему примыкают и местные исламские группировки. Например, «Вилаят Синай». В свое время она была частью движения «братьев-мусульман», демократически пришедших к власти в Египте сразу после событий на площади Тахрир. Затем этих «братьев» очень недемократично прижал Ас-Сиси и те вступили в жесткое противостояние с авторитарным режимом. В конце концов, «Вилаят Синай» примкнул к Исламскому Государству. И совершил теракт, устроив взрыв в  российском самолете. Интересно, думал ли об этом зам. главы российского МИД, когда говорил о «народности исламских режимов»?…