Интервью с заместителем мэра Ришона ле-Циона Максимом Бабицким

Перефразируя известное выражение, можно сказать, что мэра играют заместители. Люди, которым поручают непосредственную важную работу на местах, которые вникают во все нюансы и держат руку на пульсе всех дел в городе.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Сегодня мы поговорим с Максимом Бабицким, заместителем нового мэра Ришон ле-Циона Раза Кинстлиха.

Максим, расскажите сначала о себе. Когда и откуда вы приехали?

— Я приехал в Израиль в 1995 году из Воронежа. Сначала работал грузчиком на почте. Потом купил микроавтобус и около 9 лет занимался пассажирскими перевозками. Возил людей сам, но со временем у меня появились работники. Параллельно начал заниматься недвижимостью и очень быстро стал директором компании.

Когда вы впервые задумались о том, чтобы пойти в политику?

— Я впервые столкнулся с политикой 12 лет назад, когда мой друг, покойный депутат кнессета Юрий Штерн обратился ко мне за помощью на выборах. Он позвонил буквально за одну ночь до голосования и попросил помочь одному своему знакомому. Я отработал там водителем. Возил пожилых людей на участки. Потом много лет я просто помогал им на всех выборах на добровольной основе. Дальше – больше. Я стал руководителем городского отделения партии, но ограничения, которые накладывала партийная дисциплина, не позволяли мне делать то, что больше всего было нужно жителям Ришона, и на эти выборы я пошел как независимый кандидат с наилучшей командой неравнодушных горожан.

— Расскажите о вашей основной сегодняшней деятельности

— Я отвечаю за компанию по безопасности и общественному порядку. В настоящее время в ней работает 220 человек. Это муниципальное учреждение (при этом оно функционирует как отдельная компания), в которое входит муниципальная полиция (20 инспекторов и 14 полицейских). Важно обеспечить сотрудничество между всеми работниками. Есть функции, корторые не может выполнять инспектор, а только полицейский, но, когда они в патруле вдвоем, эти полномочия распространяются на обоих. Есть подразделения, которые отвечают за автомобильные стоянки и порядок в городе и т.д.

У нас в городе установлено 1400 камер. В здании муниципалитета работают специальные люди, которые следят за этими камерами 24 часа в сутки. Однако, на мой взгляд, многое здесь необходимо изменить. Система технологически устарела. На тот момент, когда её ставили – 10 лет назад, она была достаточно современной. Но сегодня я хочу, чтобы эти камеры были «умными». То есть, умеющими анализировать изображение. Если что-то произойдет (вандализм, драки и т.д.) – у контролёра на экране сразу должна открыться изображение именно с той камеры, которая зафиксировала это происшествие. Ведь, как ни крути, люди, следящие за аппаратурой, не могут моментально и одновременно отслеживать такое количество камер. Мы также используем летающие дроны с камерами. Список можно продолжать и продолжать…

— Какие нарушения вы фиксируете чаще всего?

— Часто мы фиксируем воровство промышленного песка со строительных объектов. Строительный мусор высыпают в неположенных местах. Мы открыли специальную свалку, куда можно вывозить этот мусор. Естественно, за плату. И, конечно, находятся люди, которые не хотят платить.
Предприятия и магазины, которые заставляют весь тротуар мусором.
Люди, которые выгуливают собак и забывают убирать за ними.
Еще мы боремся с использованием петард. Такая пиротехника в Израиле запрещена. Но сегодня в стране очень много нелегальных петард, которые доставляются из ПА и других стран. Они опасны для людей. Кроме того, мы живем в стране, которая пережила столько войн, столько терактов. Тут огромное количество населения с посттравматическим синдромом, и взрывы петард могут вызывать у людей стресс. Мы отслеживаем детей, которые взрывают пиротехнику. Приглашаем для беседы их родителей.

— Что вы можете назвать своими достижениями на данный момент?

— У меня, как у заместителя мэра и просто жителя Ришон ле-Циона, была давняя мечта: чтобы в городе появился дворец спорта не для профессионалов, а для детей и молодежи. Сегодня достаточно внимания уделяется футболу и баскетболу. Однако у нас есть множество видов единоборств. И зачастую ребята тренируются в подвалах или в помещениях, которые снимаются за бешеные деньги. Не у всех родителей есть возможность оплачивать такие занятия. Я еще при прошлом мэре инициировал проект строительства спортивного комплекса на муниципальной земле и с привлечением инвесторов. Это будет дворец спорта с 10 залами для разных видов спорта. Он даст возможность превратить Ришон в спортивную столицу Израиля.

Что же касается моей деятельности во главе компании по безопасности: мы ввели новшество касательно штрафов, выписываемых детям за нарушение порядка ночью. Когда ребенок получает штраф, платят за это, конечно же, родители. Но так дети ничего не прочувствуют. Мы договорились, что с согласия родителей этот штраф передается директору школы, и ученик просто отрабатывает его на благо своего образовательного учреждения. Таким образом, и родители не страдают финансово, и ребёнок впредь 10 раз подумает, прежде чем нарушать общественный порядок. Мы сейчас постоянно на связи с молодежным парламентом города. Они рассказывают нам о насущных проблемах своего поколения, которые мы, взрослые, уже не замечаем. И мы стараемся их решить.

Ещё один важный шаг – мы разрешили расширить кладбище примерно на 25 тысяч мест. Это важно, потому что 10% из них будет для тех, кто не считаются евреями по Галахе.

Мы также утвердили строительный проект по сдаче 200 квартир для студентов и 230 квартир для сдачи в длительную аренду.


— Как ваш отдел находит общий язык с репатриантами? Есть ли у вас русскоязычные сотрудники?

— К сожалению, раньше у нас не вёлся специальный прием русскоязычного населения. Но сейчас мы приняли на работу русскоязычного сотрудника.

— Говорят, в городе есть случаи насилия со стороны нелегалов из африканских стран. Какие меры предпринимаются по этому поводу?

— В нашем городе есть несколько проблемных домов. Один из них сдается эритрейцам. Внизу там что-то наподобие кафе с ужасными условиями и азартными играми. Но, к сожалению, мы пока не можем доказать, что игры являются таковыми, поскольку теперь там не кладут на кон деньги, а пишут суммы на бумажке. С нелегалами все не так просто, потому что высший суд стоит на защите их прав, так как они являются беженцами. Но моё терпение лопнуло, и мы провели операцию с привлечением сразу нескольких служб: полиции, налоговой, миграционной, инженерного и бизнес-отделов мэрии, газовой и электрической компаний. Вышеупомянутый дом находится в ужасном состоянии. В разделенных квартирах там живут все подряд. Мы забрали 18 баллонов газа, которые были установлены незаконно, с нарушением техники безопасности, отключили пиратски подведённое электричество. Там бегала овчарка, представлявшая реальную угрозу для прохожих. Её забрали ветеринары.

Каковы главные проблемы, стоящие перед муниципалитетом?

— Главная проблема – наше местоположение. Ришон находится на развязке всех центральных трасс. По этой причине мы стали центром развлечений для жителей окрестных городов. По статистике большая часть преступлений совершается не местными жителями, а приезжими из арабских населенных пунктов. Мы хотим установить на всех въездах в город камеры, дать доступ полиции, чтобы она ими пользовалась и отслеживала личности всех «гостей».

И в заключение расскажите, как проходит ваш рабочий день?

— Иногда он начинается в 8 утра, иногда в 10. Приемная открыта с 8:00. Есть специальные дни для приема граждан. Ко мне обращаются многие русскоязычные горожане с самыми разными вопросами и проблемами (бытовыми, социальными, административными). У меня есть два русскоговорящих ассистента, которые помогают таким людям во всем. Раньше 10 вечера я практически никогда не заканчиваю рабочий день. А если не успеваю подготовиться к заседанию, то делаю это ночью. Пятница-суббота обычно — нерабочие дни. Иногда бывают встречи, но очень редко. Выходные я посвящаю семье.

Беседовал Алексей С. Железнов