Газ, политика и общественные интересы

Месторождения газа в Средиземном море вызвали многочисленные дискуссии в израильском обществе. Оказалось,что при большом количестве участников дискуссий, неясно, кто реально заботится о защите интересов общества.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Общество в очередной раз оказывается в проигрыше, и, соответственно, это бьет по карману каждого израильтянина.

Суть проблемы
«Левиафан», крупнейшее из найденных газовых месторождений, находится на шельфе Средиземного моря в 135 км на запад от Хайфы на глубине 1634 м. Само местонахождение указывает на нетривиальную работу по поиску газа, которую провели американская «Noble Energy» и израильская «Делек». Эти две компании работают как единый консорциум и фактически представляют собой монополию. Окончательное соглашение консорциума с государством и стало причиной дебатов. Поиск газа проводился частными фирмами, но газ, как природный ресурс, остается собственностью государства. У «Noble Energy» и «Делек» могут быть свои планы на продажу газа, но если они противоречат интересам государства, договор с ними может быть расторгнут.

Кто представляет государство? Правительство, Министерство энергетики, Министерство финансов, Налоговое управление, Управление по природному газу, Антимонопольный комитет… — перечень долгий. Большинство чиновников — политики, занявшие свои должности в результате выборов. У этих политиков есть оппоненты, которые использовали ситуацию в своих интересах. Договор с «Noble Energy» и «Делек» послужил поводом для сведения старых счётов. Был организован «народный протест» — 4 июля в Тель Авиве прошла демонстрация противников соглашения. Консорциум не может начать разработку месторождения без соглашения с государством. Государство не может определиться со своими требованиями из-за неспособности договориться различных структур между собой. Существуют положительные примеры других стран в освоении месторождений. Израильским чиновникам стоило бы перенять их опыт. В первую очередь, у Норвегии.

Северный рай
До открытия месторождений нефти и газа основной доход Норвегии давали рыболовство и рыбообрабатывающая промышленность. Природные условия Норвегии достаточно суровые — территория страны представляет собой одно большое нагорье, малоплодородные почвы, обилие осадков, прохладное лето. Большинство продовольствия приходится импортировать, население проживает в основном на берегу фьордов. Говоря коротко, северная страна с нелегкими условиями для проживания.

Запасы нефти и газа Норвегии расположены на шельфе Северного моря. Нефтяные и газовые месторождения были обнаружены не государством, а благодаря деятельности крупных международных фирм. Промышленная добыча нефти в Норвегии началась в 1970 г. Тогда же норвежским правительством была создана специальная комиссия, выработавшая рекомендации по управлению нефтяной отраслью. В 1978 году на её основе было создано Министерство нефти и энергетики Норвегии. Для накопления собственного опыта и самостоятельной разработки месторождений в 1972 г. была создана государственная компания «Statoil». (На данный момент на её долю приходится 60% добычи в Норвегии, численность компании — 23 тыс. человек. Деятельность компании развёрнута в 37 странах.)

Для предотвращения «перегрева» экономики из-за сверхдоходов от продажи нефти в 1990 г. был создан Государственный нефтяной фонд. Фондом руководит подразделение Центрального банка — «Norges Bank Investment Management» (NBIM), которое согласовывает свою политику непосредственно с Министерством финансов. Деятельность фонда абсолютна прозрачна, полные отчёты о ней публикуются и находятся под пристальным вниманием общественных организаций.

Что происходит в настоящее время?
Нефтегазовая промышленность приносит 30% от общего дохода государства. В нефтегазовой промышленности и родственных с ней отраслях занято около 140 000 человек (при численности населения около 5 миллиона человек). ВВП на душу населения — 65 тыс. долларов. По индексу человеческого развития, который включает основные показатели по уровню жизни, Норвегия в последние годы занимает первое место.

А что в Израиле?
Дата начала разработки месторождения «Левиафан» отодвинута ещё на год. Переговоры о поставках израильского газа в Иорданию и Египет заморожены. А ведь поставки газа в эти страны преследовали не только денежную прибыль (стоимость сделки с Иорданией — 15 млрд долларов). Они позволили бы сделать наших соседей нашими стратегическими партнерами. А теперь Иордания решила не полагаться на израильтян и опубликовала тендер на закупку 1.66 млрд кубометров сжиженного природного газа.

Министр финансов Моше Кахлон, министр строительства Йоав Галант, министр социального обеспечения Хаим Кац не будут принимать участия в решении проблемы из-за конфликтов интересов. У всех трех членов правительства обнаружились деловые связи с консорциумом. Государственный контролер Йосеф Шапиро опубликовал отчет, в котором обвинил правительство и Министерство энергетики в неэффективной работе по разработке месторождений. По мнению контролера, неповоротливость, нескоординированная работа и запоздалая реакция государственных структур привели к захвату рынка консорциумом.

Кто защищает общественные интересы?
На данный момент политики фактически определяют уровень общественного благосостояния. Это всегда нужно принимать в расчет при обсуждении конфликтных ситуаций. Общественные интересы расплывчаты и нет конкретных ответственных лиц. Какое же решение правильно в данном случае? Если принять как цель общественную пользу, всё становится очевидным. Фирмы, способные без побочного ущерба для экологии принести максимальную прибыль в государственную казну,  и должны заниматься разработкой месторождений.

Прибыль от добычи газа может переводиться в специальный фонд. Но опять же вопрос: кто будет распоряжаться этим фондом? Невозможно доверить управление фондом только политикам или людям бизнеса. Общественным фондом, а таким он и должен быть, должно распоряжаться общество. Если главной целью поставить благосостояние общества, можно прийти к общему взаимопониманию. Максимальная прозрачность позволит принять верное решение. Механизм опросов населения достаточно хорошо разработан и может позволить выявить конкретные общественные потребности. Удовлетворение этих потребностей и будет целью фонда.

Реклама