Фашизм не пройдет

В 1967 г. калифорнийский учитель Рон Джонс провел в школе эксперимент, наглядно показав, как люди могут превратиться в нацистов всего за 5 дней.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Первый день. Преподаватель пришел в класс и сказал, что усердие для достижения цели — это самое главное.

Для начала надо не просто усердие: к чему мы стремимся? Надо выставить перед нами цель. А цель выставляется очень просто. Поскольку мы представляем собой одно единое общество, и мы видим, что мир к этому стремится, и он интегрален и полностью взаимосвязан, кроме человека, человеческого общества, которое раздирается изнутри всевозможными ненавистями, то все, что нам остается сделать, — это преодолеть разобщенность между нами и соединяться вместе.

То есть конечная цель мира, глобального, интегрального мира, — чтобы человечество также стало интегральным. Значит, к достижению этой цели мы обязаны идти всеми возможными методами. То есть самое главное — достижение этой цели.

На второй день он пришел и сказал: «Дисциплина, сосредоточенность и общность — это сила группы».

Дисциплина сама по себе — не самоцель. То есть самое главное, опять-таки, — намерение достичь взаимной связи вплоть до взаимной любви. Это когда замещают друг друга, когда помогают друг другу, когда я чувствую другого вместо себя. И тогда здесь мне нужна дисциплина над собой. Над собой! Чтобы я это все делал относительно другого.

Было такое уточнение: «Следовать дисциплине должен каждый. А кто отклоняется, о том сообщать руководству».

Нет. Нет никакого руководства, потому что мы находимся сами внутри нашего коллектива, и мы должны просто постоянно поддерживать друг друга, давать друг другу примеры, не указывая и не докладывая, а просто подавать пример друг другу такой, чтобы все захотели выполнять наши действия по объединению.

Когда преподаватель пришел на третий день, он увидел удивительную картину: класс стал более наполненным, то есть пришло больше студентов. Все сидели, не смеясь, с сосредоточенными лицами. Все поглядывали друг на друга, чтобы везде, во всем классе была ровная атмосфера. То есть ничего отличного от дисциплины, сосредоточенности и в этом — общности группы.

И в этот день он объявил название организации. Наши определенные жесты приветствия будут такими, и раздал всем членские билеты как атрибуты единства.

Никто не имеет права смотреть друг на друга критическим взглядом. Он должен смотреть только на себя, на то, каким образом он действует, чтобы вдохновить всех остальных к сближению. Не к подозрительности, доносу и отторжению, а к сближению и поддержке. То есть тут уже пошла совершенно неверная интерпретация движения группы.

Самые усердные ученицы класса рассказали своим родителям о случившемся. Те рассказали раввинам (видимо, там были еврейские студенты), и раввины не поняли, что это за изучение Германии такое, какая-то очень подозрительная вся эта игра, и высказали свое опасение.

На что преподаватель, играя в эту ситуацию, сказал, что они просто изучают немецкую сущность XX века. Директор успокоился, это же приняли родители. И внутренне преподаватель был возмущен, насколько даже взрослые просто очень органично принимают эту игру, казалось бы, уже довольно опасную.

Я не вижу, что они достигли какой-то цели. То есть цель же у меня была поставлена — чтобы была взаимосвязь между людьми, чтобы была взаимная поддержка, чтобы каждый давал другому пример, насколько он стремится к объединению. А здесь ничего этого не было, была просто игра в развитие ненависти, доносительства и так далее. То есть, начиная с третьего дня, совершенно явно видно, что цель в этой группе противоположна цели в моей группе.

В этот же день класс был просто удвоен по численности. Студенты уходили с уроков других учителей и приходили в этот класс. И он сказал, что мы должны гордиться нашим движением, мы боремся за будущее народа, мы хотим, чтобы все увидели нашу общность, наше объединение, нашу дисциплину, наше устремление к тому, чтобы сделать лучше страну и школу. Гордость — это что?

Гордость может властвовать над чем угодно. Мы можем сделать из себя баранов и гордиться тем, что мы бараны. Мы можем сделать из себя великих ученых или, там, сумасшедших и так далее. Гордость может базироваться на чем угодно, она ни о чем не говорит, ни о каких достижениях. Она говорит только о том, что мы ценим то, что мы.

Он еще добавил, что с помощью дисциплины, общности и гордости, а также действий примером, который он будет показывать в коридорах школы, на улице, общество станет лучше. Вы сказали, что дисциплина — это не очень хорошо, общность наша — в другом, гордость — она вообще может человеком крутить в разные стороны. Как это правильно соединить: дисциплину, общность, гордость и действия, — чтобы это было не таким, казалось бы, объединительным, но, по сути, отрицательным примером, а каким-то положительным действием, которое всех действительно возвышает и никого не отсекает?

Все зависит от цели. Цель — объединение? Но объединение какое? Доброе между всеми? Каждый показывает друг другу пример или каждый доносит друг на друга? Они хотят этим возвыситься над остальными? Или сделать так, чтобы показывать этим добрый пример друг другу и заражать остальных тоже объединением? Это фашистское общество, которое будет гордиться потом своими достижениями в возвышении над всеми остальными, но не более того.

Самое главное — это цель. То есть я бы у него сразу же спросил, у этого преподавателя: «Какова цель нашего движения? Цель, самое конечное состояние.»

Мы пренебрегаем кем-то? Мы ненавидим кого-то? Значит, это против общего закона природы, интегрального! И поэтому это не будет иметь успеха, это все равно развалится, и мы этим только нанесем вред себе и всему миру.

Задача Природы — привести человечество к интегральному виду, к полной взаимосвязи между собой, независимо ни от рас, ни от национальностей, ни от чего.

Что бы вы пожелали молодому поколению, которое ищет вот эти алгоритмы, ищет правильный путь, правильные условия для того, чтоб достигнуть вот этой цели — большой, позитивной для всех?

Я бы посоветовал думать больше. Больше думать. Ничего другого. И никому, и ничему не верить, и сначала смотреть в конечную цель. Изначально, прежде чем я делаю хоть один шаг, я должен знать конечную цель, к чему это меня приведет. И если эта цель совпадает с законом Природы, я к ней иду. А если не совпадает, то я точно ошибусь и достигну просто невероятных проблем, страданий, наврежу себе и всем остальным всю жизнь.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of