Эра милосердия

- По моему глубокому убеждению, преступность у нас победят не карательные органы, а естественный ход нашей жизни. Человеколюбие, милосердие.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

— Милосердие — поповское слово. Нет, Михал Михалыч, с бандами покончим мы, то есть карательные органы.

— Ошибаетесь, молодые люди. Милосердие — доброта и мудрость. Это та форма существования, о которой я мечтаю, к которой все мы стремимся, в конце концов. Может быть, кто знает, сейчас в бедности, скудности, нищете, лишениях зарождается эпоха. Да не эпоха, эра милосердия.

Именно — эра милосердия.

(«Эра Милосердия», Братья Вайнеры)

Этот диалог помнят все – и те, кто читал книгу, и те, кто смотрел фильм «Место встречи изменить нельзя». И наверняка многие задавали себе этот вопрос – наступит ли эра милосердия? И главное, как ее достичь и кто к ней поведет? Карательные органы или совсем другие люди?

Сегодня мы побеседуем с Михаэлем Санилевичем – человеком, который 10 лет служил в израильской полиции, считая, что таким путем он сделает страну и мир лучше. А затем стал руководителем и преподавателем международного центра изучения древней мудрости каббалы, которая как раз говорит о том, что основа будущего общества – добрые и милосердные отношения между людьми. Каким же образом произошло это превращение из «Жеглова и Шарапова» в «Михал Михалыча»?

— Михаил, расскажите о себе.

— Я родом с Украины, с Волыни. Репатриировался в Израиль в 1993 году. После школы поступил в Львовский политехнический университет, но проучившись год, решил переехать в Израиль и потому поменял направление. Я мечтал посвятить жизнь армейской службе и для этого решил изучать физкультуру и спорт в Луцком педагогическом университете. После репатриации меня в скором времени призвали в ЦАХАЛ, и я пошел на срочную службу в полицию Израиля.

— А почему в полицию? Ты сам захотел?

— Да, у меня был друг-полицейский, и я последовал его совету. Мне уже было 23 года, я имел первую степень по физкультуре и спорту, такая служба мне подходила. В принципе, какая разница, где приносить пользу?

— В 1993 году жизнь на Украине была нелегкой. Разве ты не искал в Израиле более спокойного существования?

— Нет, у меня была другая ситуация. Мой папа был директором завода, у нас было 3 дома, 5 машин. Я не ехал за колбасой. Я ехал к себе домой, в еврейскую страну.

— И что было после срочной службы?

— Я остался в полиции – меня взяли в полицейскую академию, где я был командиром курса, преподавал боевые искусства, общую физподготовку, здоровый образ жизни и диетологию. Конечно, направляли нас и на оперативную работу в качестве подкрепления регулярных полицейских сил.

— А с чего вдруг ты увлекся каббалой? Тебя давно интересовала религия или духовные практики?

— Ни в малейшей степени. Никакой особой духовности я в себе никогда не замечал, ничего не искал, ни йогой, ни синагогой не интересовался.

А случилось все так: еще на срочной службе во время тренировок на берегу моря я брал радио с наушниками и слушал его. И там я услышал рекламу передачи о тайнах вечной книги, которую вели Михаэль Лайтман и Семен Винокур.

Они сказали, что все изложенное в Библии, на самом деле – о каждом из нас, о наших внутренних переживаниях. Что каждый персонаж – это качества души. Мне стало интересно, и я начал слушать их передачи по пятницам. Я тогда был в стране один, все выходные проводил на базе, так что время было.

Срочная служба закончилась, а я продолжал слушать. Тогда я вовсе и не думал учить каббалу. Мне очень нравилась музыка в начале передачи, как я потом узнал, написанная известным каббалистом 20-го века Бааль Суламом. Я захотел ее купить и позвонил Михалю Лайтману с вопросом, есть ли диски с этой музыкой. Он пригласил приехать к нему в Бней-Брак. Я даже не знал где это, но с помощью его ученика нашел место, купил диск.

Меня пригласили на вечерние уроки. «Почему бы и нет?» — решил я. Делать нечего, армия кончилась, мой рапорт о сверхсрочной еще на рассмотрении в полицейской академии. И я решил попробовать. Не то чтобы меня интересовала каббала или Тора, но все-таки она – часть истории нашего народа, и передачи мне нравились, было любопытно.

Я начал ходить на уроки, читать книжки и понял, что речь идет вовсе не о религии, а о внутренней философии. Начал чувствовать, что благодаря ей стал лучше понимать себя: почему я так или иначе отношусь к людям. Это меня подтолкнуло не то чтобы к поиску смысла существования – такого никогда не было, но к пониманию источников проблем в моей жизни и в обществе. Было очень любопытно понять смысл Торы. Заманчиво узнать о вечной жизни через раскрытие Творца.

— А почему ты всему этому поверил? Мало ли кто что говорит? Религий тьма.

— Меня сразу привлекло то, что никакой веры от меня никто не требовал. Не требовали менять свою жизнь, кому-то поклоняться, от чего-то отказываться. Мне не надо было отращивать пейсы или бросать спорт.

Суть была совсем в другом: в понимании себя и правильном использовании своих собственных свойств. Меня не пытались ломать и переделывать. А тут вдруг меня взяли в полицейскую академию, где на это место был конкурс в 200 человек. Я и не подумал, что мне помогла каббала, ведь каббала – не магия. Но возможно то, как я стал меняться, сыграло свою роль.

Через пару месяцев я начал учиться три раза в неделю, через год – почти каждый день. Занятия с 3 до 6 утра. Из Нетании я ехал в Бней-Брак, а потом возвращался прямо на работу.

— Почему такое странное расписание? Не трудно было?

— Трудно, но я ложился пораньше. Такое время – древняя традиция каббалы: утром никто не мешает сосредоточиться на изучении, а днем можно работать. Это не ешива или колель – тут за учебу государство не платит.

А потом ученики вместе с Михаэлем Лайтманом создали амуту «Бней Барух – Каббала ле-ам» и мне предложили стать в ней исполнительным директором.

— Зарплату хотя бы дали побольше?

— Нет, такую же. Но я решил пойти. 10 лет я учил полицейских, а мир оставался таким же и даже становился хуже. Я понимал, что пора делать что-то другое. Мир надо менять иначе. К тому времени я осознал, что такой путь есть. Потому и согласился.

— Не жалеешь?

— Нет, конечно. Работа интересная, много новых знаний и новых людей. Утром никогда не знаешь, чем закончится день. Я занимаюсь организацией, читаю лекции, пишу и редактирую книги. Мы издаем газеты, ведем сайты и транслируем наши программы по всему миру по радио и ТВ.

Во мне развился интерес к другим наукам. Помимо прежних специальностей —  техники, спорта, анатомии, в круг интересов вошли  история и культура. Я поступил на вторую степень по истории государства Израиль, любопытна квантовая физика, живопись, архитектура.

Но и спортом мне по-прежнему близок – участвую и побеждаю в чемпионатах по гиревому спорту. Постоянно встречаюсь со старыми друзьями из полиции.

Большим достижением для себя я считаю приобретенное умение справляться с помехами, правильно оценивать ситуацию, владеть с собой – раньше любые проблемы выводили из себя неимоверно.

Я объездил весь мир и везде встречал людей, которым интересно, каким путем движется наше общество и как его изменить. И я вижу результаты, вижу, как меняются люди.

Изучив свою природу, ты лучше понимаешь природу другого человека – жены ребенка, сотрудника, и это помогает во взаимоотношениях.

Залог моего успеха на 10-летней службе в полиции и в 12-летнем руководстве «амутой» – хорошие взаимоотношения с людьми.

— Кстати, раз уж заговорили об этом, как у вас с женой? Ее не смущает твоя каббалистика? Ты «мучаешь» ее проповедями?

— С женой у нас статус кво – ей это не нужно, на эту тему не говорим. Раньше пытался, но она сказала, что не интересно. И никаких проблем. Если человек не интересуется каббалой, значит ему это не надо, по крайней мере, на тот момент.  Но у нас хватает тем для общения.

Жена у меня умница, биолог, руководитель лаборатории онкогенетики в больнице Тель а-шомер, написала много научных исследований (80), сейчас делает докторат. И мы почти не ссоримся, а если вдруг и случается, всегда стараемся найти общий язык и консенсус. У нас есть сын, ему уже 8 лет.

 — Хорошо, я вижу, что ты нашел себя. Скажи для читателей что-нибудь от себя лично – без проповеди каббалы, ведь ты сам сказал, что не всем это нужно.

— Мне хочется, чтобы каждый человек попытался понять, в чем смысл жизни, потому что трудно жить без смысла. Понять, что счастье — во взаимоотношениях людей. Очень хочется, чтоб люди обратили на это внимание. Надо изменить свое отношение к людям – это главное. Наладить контакт с другими людьми, найти взаимопонимание в обществе. А этому почти нигде не учат. Нельзя стать счастливым в одиночку: только если люди вокруг тебя счастливы, счастливым можешь быть и ты.