Другими глазами

Я в очереди в банке. Мне только вложить деньги на счет сына. Всего 2-3 мин. Потихоньку начинаю закипать. Каждый застревает у окошка. Ну что там можно делать так долго?!
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Из-за каких-то трех минут я торчу в очереди уже полчаса! Начинаю думать, может, мне еще что-нибудь выяснить заодно. Попросить служащую, чтобы счета проверила…

Заходит девушка. С отчаянием смотрит на нашу очередь. Я ее понимаю. Сама так же смотрела полчаса тому назад. Вдруг она решительно проходит вперед и что-то говорит старушке, стоящей первой в очереди. Та, сладко улыбаясь, пропускает девчонку вперед.

Я злюсь уже не на шутку! Я не собираюсь париться здесь еще полчаса из-за таких добреньких. Хочу вмешаться. И вдруг получаю сильный толчок. Оглядываюсь по сторонам. Кто меня пихнул? И вижу рядом с собой ту старушку. Она договаривает, обращаясь ко мне: «…конечно, и мои были маленькими. Тоже вот так бегали. Иди, иди вперед».

Я чувствую огромную благодарность и облегчение. И вдруг вижу женщину. Она разъярена. Вот-вот в меня вцепится. Она не даст мне пройти без очереди.

Что же делать? Мне нужно как можно скорее вложить деньги на счет. Моя двухлетняя дочурка скоро проснется. Я бы успела, если бы не эта очередь. И сегодня последний день. Мне просто необходимо положить деньги и вернуться, пока малышка не проснулась…

Но та женщина не даст. Я вижу, как она злится. Она из тех, кто долго все выспрашивают, а мне только чек вложить. Две-три минуты и все.

— Ну, пожалуйста! — из меня рвется молчаливый крик. — Ну, пожалуйста, дай мне успеть, пока дочь не проснется!

И опять чувствую толчок! Я смотрю на девушку. Она умоляюще смотрит на меня. Старушка тоже смотрит. Прежняя равнодушная очередь. Я не понимаю, что случилось.

Молитва девушки до сих пор звучит в голове.

— Я поменялась с ней местами, — приходит мысль. Мне становится не по себе. В ее глазах я просто вздорная, злая баба, которая ни за что не поступится своими правами.

Девушка уже убежала. Старушка, улыбаясь, смотрит на меня. Меня вдруг охватывает беспокойство за девочку, которая спит одна дома. Беспокойство растет и я не знаю, что мне с этим делать.

Выскакиваю из банка. Вокруг меня люди. Взгляд ловит мужчину. Он сидит на лавочке. Чувствую его боль под левой лопаткой. Я не могу вздохнуть полной грудью. Боль не дает.

Молодая женщина проходит мимо меня. Она была в той же очереди, в банке. Я еще ей позавидовала. Такая неприступная, красавица, все в ней идеально подобрано: одежда, туфли, сумочка. Даже помада на губах подходит к ее блузке. Сейчас же я ощущаю полную растерянность, страх, беззащитность.

Ее сын не хочет ходить в школу, связался какими-то типами. Вчера она нашла у него наркотики. И не знает, что с этим делать. А ведь мальчику всего 13.

Я боюсь за ее сына. Обессилено опускаюсь на скамейку. Кто-то осторожно обнимает меня за плечи, гладит по голове.

На меня смотрит та старушка из очереди. Мелькает мысль: хоть бы у нее ничего не болело. Мое сердце не выдержит еще одной боли.

Она улыбается, и я чувствую радость. Она заполняет все мои клетки, поднимаясь куда-то к горлу. Хочется заплакать от счастья. Оно такое сильное, чистое, что его невозможно удержать внутри. Я начинаю искать, кому бы это передать. Мужчина все еще сидит, держась за сердце. Я отдаю ему все, что на меня накатило. Он выпрямляется, вдыхает полной грудью. Я чувствую облегчение.

Красивая женщина смотрит на нас, и мне так захотелось, чтобы ее мальчик перестал ее огорчать. Она вдруг перестает быть недоступной. Как-то смягчается. На лице появляется добрая, хорошая улыбка.

Радость не проходит. Она как бы растекается на все, что находится в поле моего зрения, и возвращается ко мне. И эта радость совсем другая. Она разная. От каждого человека возвращается ко мне его радость. Спокойная, веселая, детская, печальная….

Я вижу, что мы все связаны. Мне как-то удалось передать всем хорошие, добрые мысли. И эти мысли помогали, исцеляли. Как будто в них жила чудесная энергия, которая правила всем миром.

Я ищу глазами старушку. Мне надо с ней поговорить, но она исчезла. А через некоторое время исчезло и сострадание к другим. Я перестала чувствовать радость. Но пришло понимание.

Одна я радоваться не смогу. Надо вместе. Это должно быть взаимно, осознанно. Мы все должны понять, что плохо думая о ком-то, причиняем вред всем. Плохие мысли — как пули. Выпустишь, а куда они полетят — не знаешь. Может в сердце того мужчины, в сына женщины, в меня…

Мне становится страшно. Но память об ощущении радости осталась — настолько оно было сильным.

Я знаю. Добрая сила намного мощнее зла.

Исчезнут злые мысли и мы увидим нашу связь друг с другом — как она наполняется добром, сочувствием, любовью. Поймем, что только это нам и надо — сделать наши отношения хорошими.

Ведь именно в этом и кроется чудо.