Долгозависимость, или конец среднестатистического израильтянина

Такое впечатление, что Израиль, начиная с министра финансов, главы Центробанка и всей экономической элиты и заканчивая простыми гражданами, скрупулезно следуют заветам Воланда, не теряя ни минуты на здравый анализ нашей экономической ситуации.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

“Kакой смысл умирать в палате под стоны и хрип безнадежных больных. Не лучше ли устроить пир на эти двадцать семь тысяч и, приняв яд, переселиться <в другой мир> под звуки струн, окруженным хмельными красавицами и лихими друзьями?” (Мастер и Маргарита).

Меня не смущает то, что я пишу эти строки, в то время как страницы газет пестреют заголовками о новых скидках Кахлона, а в Израиле самый низкий за всю историю уровень безработицы и кровь постепенно возвращается к щечкам мировой экономики. На основании опыта нескольких кризисов могу с уверенностью сказать, что все те, кто сегодня объясняют, почему у нас так хорошо, что лучше просто не бывает, могут за минуты сменить окраску и начать очень аргументированно объяснять, почему все рухнуло.

Просмотрите израильскую экономическую прессу в преддверии кризиса 2008 года, вам сразу станет ясно, как работает система. Мы пируем на средства, которых у нас нет. Мы уже десять лет сидим на игле долгозависимости.

Экономика цифр

В последние десять лет израильская экономика является примером зависти и подражания для большинства западных развитых экономик.

Опьяненные ароматом макроэкономических побед чиновники Минфина не перестают похлопывать друг друга по плечу, щедро осыпая комплиментами и записывая весь кредит на свой персональный счет. Как же не гордиться самой низкой в истории безработицей, профицитом сбора налогов и долгосрочным экономическим ростом?

Конечно, существуют вызовы, но их называют «очагами временного дисбаланса» и этой формулировкой отфутболивают показатели по разрыву между богатыми и бедными (впереди всех западных стран), взлете количества работающих семей, оказавшихся за чертой бедности, показателями по росту долгового ига.

Действительно в последние годы израильская экономика одерживает одну статистическую победу за другой. Если ли бы мы участвовали в олимпиаде по экономической статистике, я не сомневаюсь, что мы бы заняли немало первых мест. Если бы каждый из нас мог обменять эти макроэкономические показатели на реальные деньги, вот тогда мы бы зажили как в сказке. Но статистику, к сожалению, обменивают на деньги только избранные.

Обратная сторона медали

А теперь о нас, смертных, то есть о тех, на кого экономика должна работать. Согласно данным Центробанка Израиля, за последние 9 лет уровень жизни среднестатистического израильтянина поднялся на 30% и достиг в долларовом эквиваленте 35500 долларов в год. Среднегодовой темп роста уровня жизни составил около 2,9%.

Одним из основных слагаемых улучшения уровня жизни является рост потребления товаров и услуг. Понято, что если я могу больше потреблять, значит, мое экономическое положение улучшилось. Остается лишь вопрос, на какие средства я позволяю себе это делать?

Как известно, в Израиле является нормой жить в кредит. Согласно данным того же Центробанка Израиля, долг среднестатистической семьи за последние 9 лет вырос на 87%. Совокупный долг израильских семей превысил 500 миллиардов шекелей — 41% от ВВП. Среднегодовой темп роста долгов семей составил около 7,2%.

Теперь мы понимаем, за счет чего росло потребление товаров и услуг — основная составляющая роста экономики Израиля за последнюю декаду. Наш долг рос в 2.5 раза быстрее, чем наш уровень жизни. То есть мы профинансировали рост уровня жизни в долг!

Тут мы подходим к основной части Марлезонского балета. Я уже неоднократно писал о кудесниках статистики в Центробанке и Минфине Израиля. После десятков лет поисков, могу с уверенностью сказать, что среднестатистического человека в Израиле не существует. Он обитает в Швеции, в Норвегии, в Бутане, наконец. Но в Израиле эта особь вымерла еще в 60-х годах прошлого столетия.

Израиль занимает одно из первых мест среди стран OECD по разрыву между богатыми (1% населения) и остальными 99% населения. Решающая доля плодов экономического роста благополучно осела в карманах богатого населения Израиля. Простые смертные остались ни с чем. А для того чтобы иллюзия экономического благополучия была и нашим уделом, государство через макроэкономические и законодательные рычаги стимулирует жизнь в кредит.

Парадокс заключается в следующем: экономический рост делится только среди богатых, кредит делится только среди бедных. И по среднестатистическим показателям Израиль — флагман здорового экономического роста! Пир во время чумы, другого эпитета не найти.

Под гильотиной процента

При наличии низкой процентной ставки такая ситуация может продолжаться еще долго. Но давайте проанализируем, что случится, когда в недалеком будущем банковский процент поднимется на 2-3% процента. А ведь если опираться на прогнозы Минфина Израиля, понятно, что это произойдет.

Доля ипотечной ссуды в долге семьи составляет 68%. Если вы год два назад взяли машканту на сумму в 1 миллион шекелей на 25 лет с привязкой к проценту прайм, то ваши ежемесячные выплаты могут вырасти на более чем 1500 шекелей в месяц. Прибавьте сюда взлет выплат за банковский минус и получите большое количество обанкротившихся семей. Такое уже произошло в Израиле в 2000 году. А взрыв такого же долгового нарыва в 2008 году стал причиной мирового финансового кризиса.

Необходимо признать, что мы находимся в плену у долгозависимости, и вот уже 10 лет продолжаем обманывать себя. Но счет за пир с лихими друзьями и хмельными красавицами непременно придет, как пришел он в Америке, Италии, Испании и Исландии.

В плену неудовлетворенности

Долгозависимость является последствием неудовлетворенности человеческих потребностей. На поверхности — для баланса и удовлетворения нам не хватает еще одного робота для уборки, дивана или новой машины. В действительности мы не можем себя ничем насытить, так как нам не хватает цели в жизни. На подсознательном уровне человек ищет что-то более высокое, чем 60-70 жирно прожитых лет.

Человек, если он конечно человек, не может принять как аксиому американскую мечту или какую-нибудь националистическую ахинею, взращенную на дрожжах собственной ущербности, и ради этого рожать детей. Человек должен творить, раскрывать, постигать, посвящать, любить, жить идеей. Когда есть ради чего жить, все встает на свои места. Тогда все материальное становится средством достижения цели, а не самой целью. Но пока, убегая от самих себя, мы продолжаем прожигать жизнь, гоняясь за чужими целями на чужие же кредитные деньги.