День памяти павших: все остается в семье

Жизнь в Израиле непроста, и утрата близких людей – ее неотъемлемая часть. В эти дни, когда страна отмечает День Катастрофы и День памяти павших, наш народ испытывает особые чувства. 
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

Мы солидарны, мы одна семья, и боль потерь напоминает нам о нашей общей судьбе. Эта боль становится поистине коллективной, так же как и память об ушедших, соединяющая всех нас в единое целое. Каждый погибший солдат, каждая жертва словно оставляет пустоту в общем сердце: мы чувствуем, что эта часть вырвана из нас и теперь ее недостает в общности.

Почему именно боль от расставаний заставляет нас почувствовать себя единой семьей? Почему в повседневной жизни, в мирные времена мы теряем эту близость, родство сердец?

Действительно, во время войн мы становимся ближе друг другу, однако объединяет нас общая беда. В качестве собратьев по несчастью, мы похожи на стадо овец, которые жмутся друг к другу при виде волков. Но как только волки уходят, овцы снова разбредаются по лугу и уже не смотрят друг на друга.

К сожалению, такова наша природа. Можно сказать, что она свойственна каждому народу, – мы видели это на примерах различных войн. Только у нас она проявляется сильнее, поскольку, мы более чувствительны к внешним угрозам, по прошествии семи военных кампаний в своей новейшей истории.

Таково человеческое естество, которое целиком базируется на эгоизме. Вот почему в периоды опасности мы проявляем готовность к сближению. Внезапно сердце подсказывает людям, что надо подвозить солдат, заботиться о них, переживать за тех, кто на фронте, и т.д.

С другой стороны, эта забота сопровождается более глубокими ощущениями, когда чужие утраты становятся личными, когда павшие воспринимаются всеми как дети и братья, дорогие, любимые, бесценные.

Духовная генетика

Наш народ не похож на других, в его основе заложена не общая этническая принадлежность. Мы произошли не из одного племени, а из Древнего Вавилона, который населяло множество племен и народностей. В те времена Авраам собрал отовсюду самых разных людей, чтобы создать из них группу, живущую по принципу любви к ближнему, как к себе.

И потому, в отличие от других, мы изначально руководствуемся не генетикой. Наша взаимосвязь лежит выше и несет идеологический, целенаправленный характер. Она соединяет сердца, действует не на уровне хромосом, а в сфере ценностей, идеалов.

Это врезано в нас с той эпохи, когда мы действительно были соединены, «как один человек с одним сердцем. Но затем, два тысячелетия назад, мы пали из братской любви в беспричинную ненависть. Такое состояние называется изгнанием – мы изгнаны из взаимоотношений, проникнутых любовью.

И тем не менее, несмотря на разорванные связи и разбитые идеалы, в нас сохранился след былого единства, отпечаток прежних времен. Поэтому каждый раз, когда с евреями в какой-либо точке мира что-то происходит, мы волнуемся за них. Это своего рода обязательство, взятое тогда и не утраченное полностью, отголосок взаимного поручительства.

И сегодня пришло время вернуться к нему и заново реализовать – и уже не только для себя, а для всего мира.

Еще не народ

Сегодня мы еще не народ в духовном смысле. Ведь мы не соответствуем своей основе. Вместо нее мы пытаемся опереться на искусственные, надуманные принципы. Герцль провозвестил еврейское государство, Бен-Гурион провозгласил его независимость, армия обеспечила его существование, и мы создали здесь всевозможные социальные системы.

Однако до тех пор, пока у нас нет систем человеческой коммуникации, базирующихся на нашей внутренней, исконной основе, мы не народ. Не потому, что не подпадаем под чье-то определение, а по законам самой Природы. Она устроила так, что народ Израиля отличается от других, и неслучайно мир относится к нам по-особому.

В День памяти нас пробирает дрожь, но это потому, что мы не можем уравновесить тьму негативной силы позитивной «подсветкой» внутреннего единства. Которая несет не содрогание, а покой и умиротворение, когда все становится ясно и понятно, и видно как все происходящее связывается в единую, интегральную систему. И тогда успокаивается весь мир и все приходит в равновесие.

Память о прошлом и о будущем

В День памяти мы чтим павших и говорим, что помним о них и будем помнить всегда. Но что это значит — помнить?

Прежде всего мы должны отдать себе отчет в том, почему они пали. Чем была вызвана эта беда? Чего мир хочет от нас? Почему мы не в силах наладить свою жизнь так, чтобы мир и покой царили в наших отношениях – между нами и с другими народами?

Тогда мы поймем, что нам недостает лишь одного – уравновесить, компенсировать наше эгоистическое начало, которое постоянно вызывает трения и конфликты. Если мы нормализуем отношения в своей стране, то раскроем этот «зонтик мира» и над всеми остальными.

Ведь то, что происходит с народом Израиля, произойдет и с миром. Об этом сказано в Торе. И потому все ненавидят нас, подсознательно ощущая, что именно народ Израиля, когда он разъединен, является препятствием на пути всеобщего процветания и благополучия. Так народы мира требуют от нас единения, которое станет добрым примером для всех.

Напутствие живым

Мы находимся в долгу перед павшими в войнах. Ведь своей смертью они предоставили нам возможность достичь единства. И мы просто обязаны ею воспользоваться и привести человечество к миру и покою, к доброму, правильному единению. Построить здоровое общество, в котором все объединены, все равны и каждый заботиться обо всех.

Вот что, по сути, завещали нам павшие. И в День памяти мы должны дать друг другу слово, что постараемся наладить такие взаимоотношения, чтобы между нами раскрылась добрая сила любви и единства. Которая устранит угрозу любых войн, установив полный и окончательный мир среди всех народов.


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of