COVID-19 — анализ морали, медицинских фактов и политических решений

Кардиохирург, профессор Пауль Роберт Фогт из Швейцарии, сотрудничавший с учеными из Уханя в течение 20 лет,  анализирует проблему коронавируса, ставя под сомнения очевидные, казалось бы, факты.

Основные положения, изложенные в статье, профессор Фогт представил Швейцарскому парламенту 3 месяца назад. (Сокращенный вариант статьи)

Почему я позволил себе говорить?

  1. Я более 20 лет работаю с EurAsia Heart — швейцарским медицинским фондом в Евразии. Около года я работал в Китае и на протяжении 20 лет сотрудничаю с Tongji Medical College / Huazhong University в Ухане, где я являюсь также профессором. Итак, последние 20 лет я плотно работаю с учеными Уханя.
  2. COVID-19 — это не только осложнения, требующие механической вентиляции легких, болезнь также затрагивает сердце. Около 30% всех пациентов, которые не выжили в отделении интенсивной терапии, умерли по кардиологическим причинам. Я кардиолог.
  3. Последней возможной терапией легочной недостаточности является подключение пациента к внешнему искусственному легкому, которое берет на себя функцию легких пациента, пока они не заработают снова. Я кардиохирург.
  4. Меня попросили высказать мое частное мнение. Я его высказываю.
  5. Как многочисленные публикации в СМИ, так и огромное количество постов в соцсетях нужно воспринимать критически, обращая внимание на противоречия с точки зрения фактов, морали, расизма и евгеники. Нам срочно нужны мнения, основанные на достоверных данных и информации. Я попробую показать пример.

6. Цифры в СМИ

Понятно, что все хотят понять масштабы пандемии. Однако мониторинг ежедневной арифметики — не самый объективный метод. Мы не знаем, сколько людей контактировало с вирусом без последствий и сколько людей действительно заболело.

Чтобы делать предположения о распространении пандемии, нужно знать количество бессимптомных носителей COVID-19. Для этого в начале пандемии нужно было проводить массовое тестирование. Сегодня можно только догадываться, сколько швейцарцев контактировало с COVID-19.

16 марта 2020 г. была опубликована статья (американо-китайские исследования), что из 100 инфицированных лишь 14 были протестированы, соответственно они и вошли в статистику. Остальные 86 остались незадокументированными. Скорее всего, Швейцария не отличается в этом плане от других стран и число людей с COVID-19 у нас в реальности в 15–20 раз больше, чем показано в ежедневных расчетах. Чтобы оценить серьезность пандемии, нам потребуются другие данные:

Точное, обоснованное определение диагноза «страдающий от COVID-19»:

а) положительный лабораторный тест + симптомы;

б) положительный лабораторный тест + симптомы, соответствующая картина КТ легких) положительный лабораторный тест, никаких симптомов, но соответствующая картина КТ легких.

2) количество госпитализированных пациентов с COVID-19 в общих (больничных) отделениях

3) количество пациентов с COVID-19 в отделении интенсивной терапии

4) количество вентилируемых пациентов с COVID-19

5) количество пациентов с COVID-19 на ЭКМО

6) количество COVID-19 умерших

7) количество зараженных врачей и медсестер

Только эти цифры дают представление о серьезности этой пандемии или опасности этого вируса.

Числа же, которые нам ежедневно транслируют, являются лишь приблизительным, необъективным отражением текущих событий и давят эмоционально, а это не то, в чем мы сегодня нуждаемся.

  1. Обычный грипп

Это подобно обычному гриппу или это на самом деле опасная пандемия, требующая жестких мер?

За ответом не обращайтесь к аналитикам (эти ребята не видели ни одного пациента). И вообще, оторванная от практики статистическая оценка сегодняшней пандемии, на мой взгляд, — занятие во многом аморальное. Спросите людей на передовой.

Ни один из моих коллег и никто из медсестер за последние 30-40 лет (в зависимости от того, кому сколько лет) не попадали в условия работы, когда:

  • клиники полностью заполнены пациентами с одинаковым диагнозом;
  • отделения интенсивной терапии полностью заполнены пациентами с одинаковым диагнозом;
  • 25-30% медсестер и медицинских работников заболевает тем же, чем болеют пациенты, за которыми они ухаживают;
  • не хватает ИВЛ;
  • госпитализация пациентов зависит не столько от их медицинских параметров, сколько от того, что огромному числу пациентов не хватит лекарств и необходимой аппаратуры;
  • у всех серьезно больных пациентов клиническая картина одинакова;
  • смерть всех, кто умер в реанимации, однотипна;
  • лекарства и медицинские материалы заканчиваются.

Исходя из вышеизложенного, становится ясно, что причиной этой пандемии является опасный вирус.

Утверждение, что грипп примерно также опасен, неверно. Утверждение, что неизвестно, кто умирает из-за COVID-19, а кто — от сопутствующих патологий, не выдерживает критики.

Давайте сравним грипп и COVID-19: ранее вам казалось, что все пациенты всегда умирали «от» гриппа и никогда «с»? С чего это вдруг в контексте пандемии COVID-19 вы внезапно поглупели настолько, что больше не можете различить, умирает ли пациент «с» или «от» COVID-19, если у него типичная клиника, типичные лабораторные результаты и типичная картина КТ легких? Ага, когда дело касалось диагноза «грипп», никто клювом не щелкал, диагноз ставили направо и налево и всегда были уверены: с гриппом все умирают «из-за»! И только с COVID-19 многие «с».

И еще: за один месяц в Швейцарии по поводу COVID-19 были госпитализированы более 2200 пациентов и около 500 пациентов госпитализированы в различные отделения интенсивной терапии одновременно. Никто из нас никогда не видел таких условий в контексте гриппа.

Около 8% персонала, ухаживающего за больными, также заражаются гриппом, но не умирает от него. Коронавирусом инфицировано от 25% до 30% персонала больниц, и среди них зафиксирована высокая смертность. Десятки врачей и медсестер, которые заботились о пациентах с COVID-19, умерли от той же самой инфекции.

Также: поищите адские цифры про грипп! Вы их не найдете. То, что вы найдете, — это оценки. Приблизительно 1000 или 1600 в Швейцарии, около 8000 в Италии, около 20 000 в Германии. FDA изучило, сколько из 48 000 случаев смерти от гриппа за один год в Соединенных Штатах действительно умерло от классической гриппозной пневмонии.

Результат: к категории «смерть от пневмонии» были отнесены все предположительные клинические картины, например, пневмония новорожденного, развившаяся вследствие аспирации амниотической жидкости во время родов. В результате анализа FDA количество пациентов, которые «умерли от гриппа», снизилось с 48000 до 10000.

Итак, исходя из фактов, которыми мы располагаем сегодня, нельзя говорить об обычном гриппе. И именно поэтому бесконтрольная эпидемия общества не является рецептом (речь идет о «минимальном карантине»). Этот рецепт опробовали Великобритания, Нидерланды и Швеция, и все они от него отказались.

Статистические данные, которые нам показывают за март, не отражают того, что на самом деле важно. Мы на пороге плавного выхода из эпидемии или на пороге катастрофы? Жесткие меры приводят к тому, что кривая становится более плоской. Но важна не только высота кривой. Область под кривой — вот что в конечном итоге отражает количество смертей.

  1. Умирают только старые и больные

Средний возраст умерших пациентов составляет 83 года, и многие, слишком многие в нашем обществе, считают, что людей в данном возрастном диапазоне не следует расценивать как значительную или важную категорию.

Нашему обществу свойственна обывательская щедрость, когда умирают другие. Но мы поднимаем крик и немедленно начинаем обвинять, когда смерть приближается к нам лично или кому-то из наших близких.

Некоторые публикации в СМИ и посты в соцсетях (и на мой взгляд, их слишком много) нарушают моральные границы современного общества, пахнут евгеникой и напоминают об известных временах.

  1. Эта пандемия была объявлена заранее

Была ли Швейцария минимально подготовлена к этой пандемии? НЕТ.

Были ли приняты какие-либо меры предосторожности, когда COVID-19 разразился в Китае? НЕТ.

Знали ли вы, что пандемия COVID-19 распространится по всему миру? ДА, ЭТО БЫЛО ОБЪЯВЛЕНО. ЭТО БЫЛО ОЧЕВИДНО УЖЕ В МАРТЕ 2019 ГОДА:

— SARS был в 2003 году.

— MERS был в 2012 году.

— В 2013 году в немецком Бундестаге в рамках обсуждения протоколов действий в случае стихийных бедствий, таких как наводнения, обсуждалось, как Германия будет реагировать на будущую пандемию атипичной пневмонии! Да, в 2013 году немецкий Бундестаг имитировал SARS-корона пандемию в Европе и Германии!

— В 2015 году были опубликованы результаты совместных экспериментов ученых из трех университетов США, университета Уханя и одного итальянского исследователя из Варезе. Они создавали коронавирусы в лаборатории и заражали клеточные культуры и мышей. Целью работы было создание вакцины и изучение моноклональных антител для подготовки к следующей пандемии короны.

— В конце 2014 года правительство США приостановило исследование MERS и SARS на год из-за опасности для человека.

— В 2015 году Билл Гейтс выступил с известной речью, в которой сказал, что мир не готов к следующей коронавирусной пандемии.

— В 2016 году появилась еще одна исследовательская работа, посвященная коронавирусам. Эта публикация должно быть растаяла у нас во рту и не усвоилась мозгом. Тогда как в ней содержалось идеальное описание того, что происходит в настоящее время:

«Сосредоточив внимание на SARS-подобных CoV, обращаем внимание, что вирусы, использующие спайковый белок WIV1-CoV, способны инфицировать культуры альвеолярного эндотелия человека напрямую, без дальнейшей адаптации к спайку. Данные позволяют предположить, что вирус обладает значительным патогенным потенциалом, не улавливаемым современными моделями на мелких лабораторных животных».

— В марте 2019 года эпидемиологическое исследование, проведенное Пэн Чжоу из Ухани, показало, что изменения в биологии коронвирусов у летучих мышей в Китае позволяют предсказать, что вскоре произойдет еще одна пандемия короны. Конечно, невозможно было точно указать, когда и где, но то, что Китай будет горячей точкой, сомнений не было.

В течение 17 лет было 8 ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЙ, что произойдет что-то подобное. И это случилось в декабре 2019 года, 9 месяцев спустя после предупреждения Пэн Чжоу. О чем китайцы проинформировали ВОЗ (после того, как зарегистрировали 27 пациентов с атипичной пневмонией).

31 декабря Тайвань запустил свой протокол реагирования, который состоял из 124 мер. Полный протокол был опубликован 3 марта 2020 года. И не подумайте, что он был опубликована на тайваньско-китайском языке в азиатском медицинском журнале. Нет! Его можно прочесть на английском, в Journal of American Medical Association! Его мог и может прочесть каждый из вас!

Еще в декабре Узбекистан вернул из Ухани 82 своих студента и поместил их в карантин.

Ясно две вещи: с 2003 г. пандемию объявляли как минимум 8 раз. И после того, как 31 декабря 2019 г. ВОЗ сообщила об очередной вспышке, у всех было два месяца, чтобы изучить данные и сделать правильные выводы. Например, как Тайвань с их 124 пунктами мер — страна, которая имеет наименьшее число инфицированных и погибших, и ей не пришлось блокировать экономику.

Меры азиатских стран были классифицированы как невыполнимые для нас (Швейцария) по политическим, этическим, демократическим и прочим причинам. Одна из них — отслеживание зараженных людей. Это недопустимо! В обществе, которое легко передает личные данные своих жителей в iCloud и Facebook. Отслеживание? Нет, мы не такие! Если я сойду с самолета в Ташкенте, Пекине или Янгоне, через 10 секунд Swisscom (швейцарский телефонный провайдер) поприветствует меня в соответствующей стране. Отслеживание? Нет, мы это не приветствуем!

Если бы кое-кто был лучше ориентирован, он бы увидел, что некоторые страны обошлись без жестких мер вообще. В Швейцарии меры были приняты полужесткие и не вовремя. Что фактически позволило инфицировать население. После чего страна прикрылась жесткими мерами. Если бы ты среагировала вовремя, Швейцария… Тебе, возможно, не пришлось бы прибегать к жестким мерам вообще и ты могла бы спасти себя от сегодняшних дискуссий о том, есть ли у тебя «выход».

И я не хочу говорить об экономических последствиях.

  1. Политические аспекты — пропаганда

Почему Швейцария не смотрит на Азию? У нас было достаточно времени. Или лучше так: как, Швейцария, ты смотришь на Азию? Ответ известен: как тот, кто находится на более высокой ступени эволюции, смотрит на тех, кто под ним. Высокомерный взгляд того, кто считает себя самым умным, но таковым не является. Типично европейский взгляд. Или давайте я уточню конкретнее — «типично швейцарский».

Европа выглядит необучаемой. Америка, по крайней мере, ее ученые и некоторые политические журналисты реагировали по-разному. Америка признала превосходную научную работу китайских авторов и опубликовала ее в своих лучших медицинских журналах. Даже в Foreign Affairs, самом важном журнале по международной политике, появились такие заголовки, как «Чему мир может научиться у Китая» и «У Китая есть приложение (имеются в виду компьютерные программы), а остальному миру нужен план (имеется в виду план, написанный по пунктам «на бумаге», как в прошлом веке)».

Тот факт, что политическое руководство США не реализовало все это, не является проблемой ученых, которые, в том числе ВОЗ, высоко оценили отличную работу китайцев на местах: «китайцы точно знают, что они делают»; «и они действительно, очень хороши в этом».

Каковы факты?

  1. После эпидемии атипичной пневмонии в Китае была установлена программа мониторинга, которая должна как можно раньше сообщать о заметном увеличении случаев атипичной пневмонии. Когда у 4 пациентов в этой стране с гигантским населением в течение короткого времени обнаружили атипичную пневмонию, система мониторинга включила тревогу.
  2. 31 декабря правительство Китая сообщило ВОЗ, что у 27 (другие источники говорят: 41) пациентов в Ухани диагностировали атипичную пневмонию, но еще не было ни одной смерти.
  3. 7 января 2020 года та же команда в Пэн Чжоу, которая предупредила о пандемии короны в марте 2019 года, выпустила в мир полностью определенный геном возбудителя, чтобы как можно быстрее разработать наборы для исследований по всему миру (вакцинация и моноклональные антитела).
  4. Вопреки рекомендации ВОЗ, в январе китайцы парализовали Ухань, закрыв выезды и введя комендантский час. Я не буду углубленно рассматривать другие меры, которые были приняты в Китае. По данным международных исследовательских групп, благодаря этим ранним и радикальным мерам Китай спас жизни сотням тысяч своих граждан.
  5. 31 декабря 2019 года Тайвань прекратил все полеты из Ухани. Другие 124 меры, принятые на Тайване, были опубликованы в Журнале Американской Медицинской Ассоциации, когда нам было еще не поздно принять их к сведению.

Без сомнения, структура командования и контроля в Китае первоначально привела к подавлению соответствующей информации, но позже она, наоборот, работала еще эффективнее в ограничении пандемии.

Правительство Соединенных Штатов попыталось отфильтровать медицинскую информацию, направив ведущих вирусологов Америки к Трампу, чтобы обсудить его публичные заявления вместе с вице-президентом Майком Пенсом, высказывания которого в Science в статье под заголовком «Сделайте нам одолжение» были названы неприемлемыми и не подлежащими никакому сравнению с Китаем.

Политика — это одно, научная работа — это другое. К концу февраля 2020 года появилось так много глубоких научных работ китайских и американо-китайских, что можно было досконально понять, что такое пандемия и что нужно делать.

Почему человек все пропустил?

Мы пропустили, потому что ни политики, ни СМИ, ни большинство граждан не могут в такой ситуации разделить идеологию, политику и медицину. Вирусная пневмония является медицинской, а не политической проблемой. Благодаря политически и идеологически оправданному игнорированию медицинских фактов, Европа быстро превратилась во всемирный пандемический центр.

Политика и СМИ играют здесь особенно бесславную роль. Вместо того чтобы сосредоточиться на собственных неудачах, население отвлекается на продолжающиеся глупые нападки на Китай. Любой, кто заявляет, что виноваты китайцы, ничего не понимает в биологии и жизни вообще. «Все пандемии происходят из Китая»: испанский грипп был фактически американским гриппом, ВИЧ пришел из Африки, Эбола пришел из Африки, свиной грипп — из Мексики, эпидемия холеры 1960-х годов с миллионами смертей — из Индонезии и, наконец, MERS — с Ближнего Востока с центром в Саудовской Аравии.

Да, SARS пришел из Китая. Но китайцы, в отличие от нас, извлекли из него опыт. Как написал 27 марта 2020 года Foreign Affairs: «Прошлые пандемии выявили слабость Китая. Текущая продемонстрировала его силу».

Вот мы постоянно утверждаем, что цифры, опубликованные Китаем по пандемии COVID 19, все равно туманны. Что конкретно мы имеем в виду? Значит ли это, что нам не нужно ничего делать? Или это значит, что, если эти цифры действительно туманны, это еще более опасная пандемия, и вместо упреков Китая нам нужно спасать Европу? Вот вам и логика бессмысленной политической болтовни!

С такими нашими заявлениями, как «китайцы все равно лгут», «Тайваню верить нельзя», «Сингапур — семейная диктатура, они врут без сомнения», с этой пандемией невозможно справиться.

Разве не достаточно того, что в начале этой пандемии Запад выглядел сопливым учеником и с определенным восторгом наблюдал за развитием событий в Китае? Обязательно ли в поддержке, которую сейчас Китай оказывает западным странам, видеть теорию заговора и политические интересы? На сегодняшний день Китай поставил 3,86 миллиарда масок, 38 миллионов защитных костюмов, 2,4 миллиона инфракрасных приборов для измерения температуры и 16 000 вентиляторов. Так что, не предполагаемое притязание Китая на мировое господство, а провал западных стран привел к тому, что Запад сегодня сидит буквально на шприце Китая.

  1. Откуда этот вирус?

На земном шаре насчитывается около 6400 видов млекопитающих. Летучие мыши и фруктовые летучие мыши составляют 20% популяции млекопитающих. Они являются домом для множества вирусов. Вирусы «от летучих мышей» неоднократно приводили к массовой гибели птиц или свиней и других млекопитающих. Это биологические процессы, которым миллионы лет. ДНК здоровых людей также содержит остатки последовательностей вирусных генов, которые были «встроены» в течение тысячелетий.

SARS и MERS активизировали исследования коронавирусов именно потому, что ожидалась новая эпидемия или пандемия коронавируса. Около 22 из 38 известных и никоим образом не классифицированных коронавирусов были тщательно изучены китайскими исследователями, об этом в том числе в публикации Пэн Чжоу по эпидемиологии «коронавирусов летучих мышей в Китае» и другие публикации американских авторов, упомянутые выше. Пэн Чжоу предсказал грядущую новую коронавирусную эпидемию в марте 2019 года по следующим причинам:

  • высокое биоразнообразие в Китае;
  • большое количество летучих мышей в Китае;
  • высокая плотность населения в Китае = тесное сосуществование животных и людей;
  • высокая генетическая изменчивость «летучих мышей», то есть высокая вероятность того, что геном отдельных типов коронавирусов может самопроизвольно изменяться в результате случайных мутаций;
  • высокоактивная генетическая рекомбинация коронавирусов, что означает: коронавирусы разных типов обмениваются последовательностями генома друг с другом, что может затем сделать их более агрессивными для человека;

Фактом является также и то, что многие из этих вирусов — коронавирусы, как и вирусы Эболы или Марбург — живут вместе в этих «летучих мышах» и могут случайно обмениваться генетическим материалом.

Хотя это и не доказано, Пэн Чжоу также рассмотрел китайские привычки в еде, которые увеличивают вероятность передачи этих вирусов от животных к человеку. Пэн Чжоу предупредил о пандемии короны в своей статье в марте 2019 года. И он написал, что не может точно сказать, когда и где разразится эта пандемия, но что Китай, скорее всего, станет «горячей точкой». Это очень смелое предсказание для ученого! Пэн Чжоу и его группа из Ухани продолжили исследования, и именно они 7 января определили геном COVID-19 и поделились им с миром.

Есть 4 теории о том, как этот вирус распространился на людей:

1) Вирус COVID-19 был передан от летучей мыши непосредственно людям. Тем не менее, вирус, которому вменяется в вину, что с него все началось (он генетически на 96% соответствует нынешнему вирусу COVID-19) не может прикрепиться к рецепторам ACE2 в легких. Вирусу нужен этот фермент, чтобы он мог проникать в клетки легких (и в клетки сердца, почек и кишечника) и разрушать их.

2) Вирус COVID-19 перекинулся на человека от панголина — млекопитающего, покрытого чешуей, который был незаконно ввезен в Китай из Малазии. Изначально он не вызывал заболевания. В результате последовательных передач от человека к человеку вирус адаптировался к общим человеческим условиям благодаря мутации или адаптации и, наконец, смог закрепиться на рецепторах ACE2 и проникнуть в клетки, которые начали пандемию.

3) Существует родительский штамм двух вирусов COVID-19, который, к сожалению, до сих пор не обнаружен.

4) Это синтетический лабораторный вирус, потому что он представляет собой именно то, что являлось предметом научных исследований, и его биологический механизм внедрения в клетки уже был подробно описан в 2016 году. Указанные выше вирусологи, конечно, отрицают эту возможность, но не могут исключить ее.

Особенность этих фактов заключается в том, что коронавирусы могут сожительствовать с вирусом Эболы в одной и той же летучей мыши, и при этом летучая мышь не заболевает. С одной стороны, это интересно с научной точки зрения, потому что, возможно, можно найти иммунные механизмы, объясняющие, почему эти летучие мыши не болеют. Их иммунные механизмы против коронавирусов и вируса Эболы могут помочь открыть что-то, что будет важно для Homo Sapiens.

С другой стороны, эти факты вызывают беспокойство, потому что можно представить, что из-за высокой активной генетической рекомбинации может образоваться супервирус, который будет иметь более длительный инкубационный период, чем нынешний COVID-19, и при этом летальность вируса Эболы.

SARS имел 10% смертность; смертность от MERS составила 36%. Не из-за homo sapiens SARS и MERS распространились не так быстро, как COVID-19 сейчас. Это была просто удача. Утверждение о том, что вирус с высоким уровнем смертности не мог распространяться, потому что слишком быстро убивал своего хозяина, было верным, когда зараженный верблюжий караван двинулся из Сианя по Шелковому пути, после чего все умерли. И в следующий караван-сарай вирус просто не попал.

Сегодня все случается за один щелчок. Сегодня мы все в единой сети. Вирус, который убивает хозяина за 3 дня, продолжает распространяться по всему миру. Все знают Пекин и Шанхай. Я знаю Ухань уже 20 лет. Никто из моих коллег или знакомых никогда не слышал об Ухане. Но видели бы вы, сколько иностранцев было в Ухане, в городе, который «никто не знает», и как они молниеносно разлетелись во все стороны света! Это пространственно-временнное особенности, характеризующие наше с вами сегодня.

  1. Что мы знаем и чего мы не знаем

Мы знаем:

1) что это агрессивный вирус;

2) что средний инкубационный период длится 5 дней; максимальный инкубационный период еще не ясен;

3) что бессимптомные носители COVID-19 могут инфицировать других людей и что этот вирус является «чрезвычайно заразным» и «чрезвычайно устойчивым»;

4) мы знаем группы риска;

5) что за последние 17 лет не удалось разработать ни вакцинацию, ни моноклональное антитело против коронавирусов;

6) что вакцинация против коронавируса (хотя бы одного из них) никогда не была разработана;

7) что так называемая «вакцинация против гриппа» имеет минимальный эффект, в отличие от популярной рекламы.

Чего мы не знаем:

1) есть или нет иммунитет после перенесенной инфекции. Некоторые данные указывают на то, что люди могут вырабатывать иммуноглобулины класса G с 15-го дня, что должно предотвратить повторное заражение тем же вирусом. Но это еще не было определенно доказано;

2) как долго может защитить возможный иммунитет;

3) останется ли этот вирус COVID-19 стабильным или немного другой COVID-19 снова распространится по всему миру осенью, аналогично обычной волне гриппа, против которого нет иммунитета;

4) помогут ли нам более высокие температуры летом, потому что оболочка COVID-19 нестабильна при более высоких температурах. Здесь следует упомянуть, что вирус MERS распространялся на Ближнем Востоке с мая по июль, когда температура была выше, чем даже предполагалось;

5) сколько времени потребуется популяции, чтобы значение R было <1:

О чем речь: если сегодня протестировать 1 миллион человек в Цюрихе то 12–18% окажутся инфицированными. Чтобы лишить пандемию ее пандемического характера, значение R должно быть <1, то есть приблизительно 66% населения должны оказаться проконтактированными с вирусом (положительными или иметь развитый иммунитет). Но никто не знает, сколько времени, сколько месяцев пройдет, пока инфекция, которая в настоящее время составляет от 12% до 18%, не достигнет 66%! Но можно предположить, что распространение вируса от 12%-18% до 66% населения будет продолжать приводить к тяжелым состояниям пациентов.

6) итак, мы не знаем, как долго мы будем иметь дело с этим вирусом. Два отчета, которые не должны быть доступны общественности (план реагирования на COVID правительства США и отчет Имперского колледжа Лондона), независимо друг от друга, находятся на этапе блокировки до 18 месяцев;

7) и мы не знаем, продолжил ли этот вирус оставаться эпидемичным / пандемичным или, может быть, превратится в эндемичную инфекцию;

8) мы до сих пор не разработали действующую терапию; У нас не было возможности исследовать что-то подобное на моделях эпидемий гриппа.

Возможно, власти и СМИ должны обнародовать реальные факты вместо того, чтобы сообщения о вселяющей надежду вакцинации, которая проводится сейчас чуть не каждые два дня.

  1. Что мы можем теперь сделать?

Я не могу ответить на вопрос о лучших на данный момент решениях. Возможно, Швейцария сможет сдержать пандемию или же инфекция продолжит свое шествие, потому что мы проспали тот момент, когда нужно было включать меры.

Если это так, то остается только надеяться, что цена, которую мы заплатим за эту сонную политику (цена в мертвых и тяжело больных) не будет слишком большой. И что не слишком много пациентов останутся с хроническими заболеваниями из-за долгосрочных осложнений COVID-19, таких как фиброз легких, нарушенный метаболизм глюкозы и приобретенные сердечно-сосудистые заболевания.

Отсроченные осложнения после SARS задокументированы в течение 12 лет после предполагаемой даты выздоровления. Будем надеяться, что COVID-19 будет вести себя иначе.

Отмена закрытия стран и возвращение к тому, что мы считаем нормальным, безусловно, является желанием каждого. Но никто не может предсказать, какие шаги приведут к негативным последствиям при возвращении к нормальности, то есть, при каких действиях уровень заражения снова возрастет. Каждый шаг к ослаблению — это шаг в неизвестность.

Но мы знаем, что некоторые идеи, которые сегодня витают в воздухе, не будут осуществлены: активное заражение групп, не подверженных риску, вирусом COVID-19. Это абсолютная фантастика и такой сценарий мог прийти в голову только людям, которые не имеют представления ни о биологии, ни о медицине, ни об этике:

1) безусловно, не может быть и речи о намеренном заражении миллионов здоровых граждан агрессивным вирусом, о котором мы на самом деле абсолютно ничего не знаем (ни о степени ущерба, который он наносит человеку в острой фазе заболевания, ни о долгосрочных последствиях);

2) чем больше число вирусов в популяции, тем выше вероятность случайной мутации, которая может сделать вирус еще более агрессивным. Поэтому мы не должны активно помогать увеличивать количество вирусов на одну популяцию.

3) чем больше людей заражено COVID-19, тем больше вероятность того, что этот вирус лучше адаптируется к людям и станет еще более катастрофическим. Предполагается, что это уже произошло.

4) преднамеренное заражение здоровых людей этим агрессивным вирусом может подорвать один из основополагающих принципов всей истории медицины (которая гораздо более масштабна чем наши сиюминутные экономические проблемы): принцип «не навреди»). Как врач, я бы отказался участвовать в такой прививочной кампании.

  1. Будущее

Эта пандемия вызывает много политических вопросов. Эти вопросы будут национальными и международными.

Первые вопросы определенно затронут нашу систему здравоохранения. По количеству коронавирусных пациентов на 1 миллион населения Швейцария, страна с бюджетом здравоохранения в 85 миллиардов, вышла на второе место в мире. Поздравляем! Какой восхитительный позор! Основные и дешевые защитные материалы пропали из аптек уже через 14 дней после начала эпидемии. Это произошло в стране, где самопровозглашенные политики от здравоохранения, экономисты в области здравоохранения и эксперты в области ИТ медицины тратят миллиарды на такие проекты, как электронное здравоохранение, электронные медицинские карты, информационные системы для клиник с завышенной ценой, тонны компьютеров и «большие данные!.

Международные вопросы касаются в первую очередь наших отношений с Китаем и азиатскими странами в целом. Критические комментарии: да и еще раз да. они приветствуются. Но постоянная, глупая вздрючка других стран не может быть рецептом для совместного решения глобальных проблем. Я даже не могу назвать это решением.

Для Запада, включая Швейцарию, было бы очень важно заменить виртуозное всезнайство, невежество и высокомерие на более-менее осведомленность, способность понимать и сотрудничать. Единственная альтернатива этой «гуманной» тактике — ждать, когда случится война, воспользоваться ею и попытаться устранить наших предполагаемых конкурентов оружием. Каждый может решить для себя, что он думает о таком «решении».

И мы надеемся, что у человечества улучшится память. Мечтать не вредно? Да, не вредно.

То, что мы имеем сегодня — это глобальный вызов всему человечеству. И следующая пандемия в буквальном смысле за углом. И, может быть, она будет вызвана супервирусом и примет такие масштабы, которые даже сейчас (после всего того, чему нас уже научил COVID-19) мы не в состоянии представить.

 

Источник

Оригинал статьи

1
Отправить ответ

avatar
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Comment authors
Прохожий Recent comment authors
  Subscribe  
newest oldest most voted
Notify of
Прохожий
Гость
Прохожий

Я не медик. Но какие еще могут быть сомнения в том что это намного хуже гриппа? Даже в том, что грипп это сезонное заболевание и летом его уже нет. А этот вирус лето не остановит.