Братство, которого нет

Большое видится на расстоянии, а малое, наоборот, вблизи. Израиль неплохо смотрится в общем ракурсе, но чем ближе, тем больше в нем фальши. А если приглядеться непредвзято, окажется, что Израиль – это мираж.
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

В середине декабря, в самый разгар правительственного кризиса, главы министерской комиссии решили, что будущей весной 73-й День независимости пройдет под знаком «израильского братства». Не больше, не меньше.

Нет, они не настолько оторваны от народа. Они все отлично понимают. Их расчет прост: раз уж мы на это неспособны, давайте хоть сделаем вид, чтобы не портить праздник. «Мы же взрослые люди, мы должны кое-что делать понарошку».

На самом деле братства в Израиле не видно нигде. «Народное сознание, – пишет Бааль Сулам, – отпечатано в нас как близость собратьев по несчастью, а это внешний фактор». Мы бежим от бед и собираемся в некое подобие народа лишь за неимением выбора.

Создание государства Израиль, как и исход из Египта в свое время, встретило серьезное сопротивление в еврейской среде и до сих пор не признано всеми в равной мере. По сути, мы создали здесь несколько разных стран, которые вынужденно сосуществуют под общей вывеской. Нет, это не израильское братство, это жалкий израильский статус-кво. Просто при таком раскладе у нас больше шансов уцелеть, пускай не в братстве, но под разговоры о нем. Мы сегодня – гордый как бы народ, живущий на как бы своей земле.

Какими же нам стать настоящими? Кто мы настоящие?

Подлинный народ Израиля – особый народ с особыми принципами и особой целью. Он не может жить подобно остальным. И тем более, не может жить по частям. Ведь в нашей основе лежит устремление к интегральному единству и методика его реализации. В этом наша сила, когда мы понимаем свою роль, и в этом же наша слабость, когда мы забываем об этой роли, отрекаемся от нее.

2000 лет назад мы забыли, отреклись и до сих пор живем в иллюзиях. Возврат на свою землю еще не возврат к своим корням. Лозунги для галочки и цитаты из Торы не должны успокаивать и убаюкивать нас. Современный Израиль – всего лишь убежище, пристанище изгнанников, но не братство, не единство, не семья. Что такое народ Исраэль, земля Исраэль, как и зачем нам нужно объединиться – сегодня эти вопросы требуют ответов, как и в день провозглашения независимости.

Слоганами мы не отделаемся. Надо как можно скорее поставить себе диагноз и прекратить показуху. Замалчивая собственное разобщение, игнорируя раскол в народе, как будто это что-то второстепенное, мы плодим миражи и тешимся ими. Поистине странное состояние: Израиль – призрак, бледная тень себя настоящего. Не народ, а смешение. Не страна, а проект. Не надежда человечества, а его открытая рана.

Печать невежества

Знаю, звучит вызывающе. Знаю, уже несколько поколений чувствуют себя израильтянами. Но я говорю о сути, о качестве нашей дефектной, галутной связи и о том, куда она нас в итоге заведет. В очередной, кстати, раз.

В такой ситуации праздновать независимость и «братство» как ни в чем не бывало – все равно что откладывать реанимацию. Это безумие. По праздникам мы пичкаем себя обезболивающими имитациями единства, которого нет, а в остальные дни остервенело пестуем внутреннюю грызню и раздор под улюлюканье СМИ. Хуже того, мы втягиваем в этот порочный круг своих детей – чтобы уж точно не допустить исцеления.

В результате никто не понимает и почти никто не задумывается, что такое народ Израиля и как ему занять свое «законное» место среди народов. Невежество – корень всех наших убеждений и идеалов, впрочем равно как и нашего прагматизма.

В действительности народ Израиля – это далеко не только древняя история, в которую нам и самим с трудом верится. Другие народы базируются на общем историческом прошлом – мы базируемся также на общем историческом будущем. Наш путь был прописан изначально, наша судьба была предопределена в тот момент, когда Авраам начал собирать единомышленников в Древнем Вавилоне. Все, что случилось дальше, – прямые следствия того, что было заложено тогда. Вся история человечества – словно вихрь центробежных, эгоистичных порывов, вращающийся вокруг устремления к единству, которое и сделало нас когда-то независимыми. Независимыми от себялюбия, от себя самих.

Этот антагонизм лежит в самом сердце нашего противостояния с миром. За это нас ненавидят тысячелетиями. И за это же полюбят, когда мы реализуем, наконец, свой потенциал. Но реализуем уже не для собственного единства и процветания, а для единства всего мира.

Братьями не рождаются

Декабрь ознаменовался еще одним красивым жестом: Биньямин Нетаниягу и Бени Ганц подписали «декларацию о нашей общей судьбе», составленную фондом Genesis. На церемонии было произнесено много правильных слов о том, что мы сильны, когда объединяемся поверх различий.

Проблема лишь в одном – назавтра все об этом дружно забывают. Даже не назавтра, а сразу после совместного позирования фоторепортерам. И, разумеется, сразу после прочтения заголовка. Подобные послания залетают в одно ухо и вылетают через другое, не добираясь до сердца.

Нам нужно нечто иное – реальная программа действий, которая разбудит и сплотит народ. Нам нужно рассказать людям правду о единстве, которое им необходимо, – о таком единстве, которое не требует церемоний и славословий, а просто живет в каждом и во всех.

Пора уже научиться отдаче и любви на деле, а не на словах. Чтобы стать народом Исраэль, братьями, надо работать над этим, грести к этому. Надо вместе реализовывать методику взаимного подъема над эгоизмом, равнодушием, рознью и ненавистью.

Это возможно, и у нас есть для этого все необходимое. Мы уже делали это в прошлом. Никто другой не сделает это за нас. А главное — мы отвечаем за это перед миром. Отвечаем вместе.

Да, именно такие – разношерстные, разноголосые, чуждые, враждебные, противоречивые, не понимающие и не чувствующие друг друга, собранные когда-то из всех народов и племен. В этом наша слабость, и в этом наша сила. Все наше взаимное отторжение призвано лишь подчеркнуть необходимость единства, указать на корень проблемы и на ее решение.

Покончим же с лицемерием и притворством: внутренне никакие мы не братья. Но теперь, осознав это, мы хотим ими стать и не отступимся.

Братство в народе Израиля – это любовь над ненавистью, сближение над пропастями, поле общего согласия, строящегося на разности потенциалов. Ни один народ, кроме нас, не умеет работать с двумя противоположными началами, используя их оба, сочетая их и реализуя себя над ними. Такова наша задача. Не больше, не меньше.

Этот пример станет спасением для человечества, погрязающего в глобальных конфликтах и, фактически, уже агонизирующего. Мы способны принести ему мир.

 

ПО ТЕМЕ:

Израиль стоит на пороге гражданской войны?

Народ Израиля и его «окно Овертона»

Кто ты, народ Израиля?


Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of