Бесполезные доказательства

Сколько уж раз мы обращались к миру с неопровержимыми фактами и аргументами. Однако за всеми нашими доказательствами кроется одно большое умолчание. И мир чует его, как бы мы ни старались.
Биньямин Нетаниягу
Запишитесь в клуб Открытого телеканала, чтобы получать уведомления о новых проектах, приглашения в студию на телепередачи и на мероприятия в городах.
@

Поделиться проектом с друзьями:

С присущим ему прагматичным красноречием Биньямин Нетаниягу сотряс стены Генассамблеи ООН взрывными разоблачениями врагов Израиля. Он был убедителен, тверд, напорист. Он все сделал правильно.

И все же, судя по реакции «мирового сообщества», он просто сотряс воздух. Секретные объекты, ядерные амбиции, финансирование террора, живые щиты из мирного населения, ложь и кровь — никто даже не притворился, что удивлен. Все об этом знали. Хуже того, многие способствуют этому. И дело тут вовсе не в политике.

Вы задумывались о том, почему Европа с таким упорством поддерживает Иран — фундаменталистское исламистское государство с антидемократичным, по сути, режимом, с откровенно антизападной риторикой, с фанатичным диктатором, с публичными казнями, с лозунгами «Смерть Америке», не говоря уже об Израиле…

Почему западная неолиберальная элита, под ширмой санкций, годами последовательно закрепляла торговые, финансовые и даже семейные связи с иранским режимом? Как это вышло, что в эпоху Обамы, после всех красивых слов и заверений, Ирану фактически проложили прямую дорогу к созданию атомной бомбы? Как это вышло, что иранский дипломат пойман на планировании теракта в Европе, а та обеспечивает ему обход американских санкций?

Пора уже понять: за этой стратегией стоит четкий расчет. Обхаживая Иран, определенные круги готовят наше уничтожение его руками. Можно не верить в это вопреки фактам, подобно тому, как до последнего не верило фактам поколение Холокоста. И можно быть реалистами: иранский лидер — человек глубоко идейный и в определенных обстоятельствах будет готов нажать на ядерную кнопку. Разве могут мировые антисемиты упускать такой шанс? Нет, они выжимают из него максимум.

Потому что все вращается вокруг нас, евреев.

На особом положении

Так было всегда: как будто на ровном месте вырастает волна и обрушивается на евреев, уверенных, что предыдущая волна была последней. Наш премьер наверняка знаком с трудами своего отца, известного историка Бенциона Нетаниягу, который тоже писал об этом.

У антисемитов много оправданий — и один резон, много личин — и одна навязчивая идея. Факты — последнее, что их интересует. Вообще, когда речь заходит о евреях, в народах активизируются другие внутренние критерии, вибрируют другие струны. К нам у них особое отношение.

Порой трудно разглядеть эту непреложную тенденцию в разноголосице новостей, и все же она проступает все яснее.

В мае Израиль поделился подробной информацией со странами группы «5+1», а также с МАГАТЭ, — напомнил Нетаниягу в своей речи. — Прошли месяцы, но МАГАТЭ так и не предприняло никаких мер…

Вероятно, и сейчас где-то в кулуарах разрабатывается сценарий, который позволит атомному агентству спустить дело на тормозах с минимальными потерями. Можно объяснять это политикой, геополитикой, столкновениями интересов, а в действительности так действует закон природы. Человеческой природы. Когда ненавидишь кого-то, его враги, даже со звериным оскалом, предстают «борцами за правое дело».

Из ряда вон

Ненависть к евреям первична. Она восходит к тем далеким временам, когда Авраам заложил в своих последователей универсальную методику объединения людей, ключ к позитивному преодолению противоречий. Разумеется, это не могло не вызвать отклика — эгоизм дает отпор любым попыткам подняться над собой. Но мы не должны играть на его поле и по его правилам. Здесь у нас нет шансов на успех.

Евреев не любят не за то что, а потому что. Потому что в их основе лежит чуждый человеческому естеству элемент, совершенное иное свойство, иной вектор развития, поднимающий людей к взаимодействию на новой ступени.

Бессмысленно и бесполезно упрекать народы или доказывать им что-то. Они не знают о сути вековечного конфликта между миром и народом Израиля. Они лишь чувствуют, что из-за нас лишены чего-то важного, высокого, бесценного, необходимого. Это и есть подлинная причина ненависти. Все остальное — поводы, не более. Они не могут относиться к нам иначе.

Критичнее же всего то, что мы сами отреклись от своего наследия. Впав в полнейшее забытье, мы старательно играем роль «рядового» — одного народа среди многих, хотя выделяемся в общем ряду как белая ворона. Вместо того чтобы реализовывать свое главное достояние, мы запихнули его на дно кармана, подальше от глаз — но карман-то оттопыривается.

Вот почему на нас вечно показывают пальцем. Вот почему мы стали притчей во языцех. Вот почему на историческом пути за нами тянется страшный кровавый шлейф из нескончаемых погромов, убийств, катастроф. Век за веком мы повторяем ошибку пророка Йоны, который попытался избежать своей миссии, увильнуть от своей роли в общем развитии. Мы предлагаем человечеству на откуп что угодно, хотя оно подсознательно ждет и требует от нас главного — единства, мира, доброй жизни для всех. И ожесточается, не получая желаемого.

Грызня как образ жизни

Есть один народ, рассеянный и разобщенный между народами… Не угодно ли будет царю предписание уничтожить их? (Мегилат Эстер)

Сегодня мы выглядим в чужих глазах точно так же — раздробленными и ненавистными. Слушая нашего премьера, рассказывающего о заслугах еврейского народа, мир видит не народ, а расползающиеся, грызущиеся клочки, едва связанные между собой.

В Израиле живут абсолютно чужие друг другу сектора, каждый из которых норовит протолкнуть свои интересы и урвать бюджетные ассигнования за счет остальных.

Наши политики считают делом чести оскорблять друг друга последними словами. Цивилизованная дискуссия для них — все равно что признание в собственной неполноценности. Как правило, они просто кидаются громкими слоганами на публику. Неслучайно слово партия на иврите происходит от корня разобщение.

Издержки нашей секторальной демократии приносят все больше вреда: из-за горстки непримиримых фракций, без которых развалится правительство, мы активно восстанавливаем против себя зарубежных евреев, и от нас отворачиваются даже те из них, кто питал к Израилю теплые чувства.

А что делают партии, которые могли бы этому помешать? Отсиживаются в оппозиции, потому что для них некий «мирный процесс» или другие «твердые принципы» дороже единства народа.

Тем временем в странах рассеяния все больше евреев не просто отрекаются от Израиля, но переходят в стан его открытых врагов…

Плата за банкет

Итог всего этого закономерен: в таком состоянии еврейский народ наносит вред себе и окружающим.

Все бедствия приходят в мир только из-за народа Израиля. Иными словами, он вызывает скудость, жестокость, грабеж, убийства и уничтожение во всем мире. (Явамот, 63, Бааль Сулам, «Предисловие к Книге Зоар», 71)

Это не метафоры, а научный анализ. Такая уж у нас роль в общей системе — на радость и на беду. В единстве — на радость, в склоках — на беду. В склоках мы затягиваем процесс, укрепляем власть эгоизма, поляризацию, доводим все до крайностей, до неразрешимых конфликтов.

И потому грош цена любым, самым аргументированным речам в ООН.

Нет, я не умаляю роли Нетаниягу и ценю то, что он сделал. Другие на его месте, как принято сегодня, пригревали бы приспешников снизу и обслуживали бы заказчиков сверху. Он же — хоть и ценой компромиссов — сохранил способность принимать самостоятельные решения и сумел провести страну через восемь очень непростых лет. Но дело тут, как уже сказано, вовсе не в политике.

Я ценю и тех, кто отвечает за безопасность страны, за ее военный, технологический, разведывательный потенциал. Благодаря им мы обеспечиваем себе окно возможностей. Но не используем его! Упускаем шанс!

В результате на нас ополчились почти все крупные западные игроки: хозяева Евросоюза, неолибералы, лейбористы, демократы разных сортов. В случае победы Хиллари Клинтон на нас бы сегодня уже накладывали санкции. Между нами и враждебным миром сейчас — только лагерь Трампа, ведущий отчаянную борьбу за политическое выживание. Безусловно, со временем и его курс разойдется с нашим.

Если же Трампу не повезет, перед нами встанет поистине невыполнимая задача — лавировать между корбиными, сандерсами и их аналогами эпохи победившего глобализма.

И еще — на сирийской границе у нас появился новый альянс.

Что же дальше? Переживем и это? Нет, такая стратегия не годится. Я бы и рад быть оптимистом, но слишком хорошо знаю историю. Ее логика — не наша логика.

Ответ на ненависть

Так или иначе, счет мы можем выставлять только себе самим. Скажу в третий раз: дело не в политике — дело в нас. В народе, выпадающем из общего ряда, не готовом взглянуть правде в глаза. Нет, это не мир отрицает факты, это мы их отрицаем. Вот уже две тысячи лет мы даем неправильные ответы на один и тот же вызов, предъявляемый нам историей.

Да, у евреев своя особая роль в общей системе. Игнорировать ее, стесняться ее, отвергать ее — верх инфантилизма. Тем более что она-то и делает из нас народ. Мы призваны быть объединителями, интеграторами, демонстрирующими модель здоровых социальных отношений. Нас не полюбят ни за какие другие благодеяния и не оставят в покое.

Настоящие друзья появятся у нас только тогда, когда мы сделаем единство своей главной ценностью. Когда любой, кто возьмет курс на конфронтацию и разобщение, любой, кто будет провоцировать, натравливать нас друг на друга, сразу лишится репутации, веса, поддержки и окажется «вне игры».

Мир тотчас распознает эту перемену и примет ее как добрый знак. Ведь объединяясь, мы играем на свое поле. В единстве наша сила, наш добрый пример всем, наше уникальное наследие, позволяющее подниматься над барьерами и границами, над всем, что разделяет людей.

Искра эта теплилась в нас веками, мерцала, звала вперед, выводила на передовые рубежи. Но теперь пришло время зажечь от нее пламя, растопить сердца. И показать всему миру пример доброго, открытого, равного общества, которое умеет решать любые проблемы по-взрослому, без обид.

Если бы об этом Нетаниягу заявил с трибуны ООН, если бы представил рабочую программу такого государственного проекта или хотя бы декларацию намерений, он взорвал бы настоящую бомбу. Бомбу позитива.

Ведь сегодня, в отличие от древности, все уже созрели и безотчетно ждут лишь импульса, почина с нашей стороны. Человечеству нужно именно это — руководство по процветанию в глобальном, взаимосвязанном мире, избавление от угроз, уверенность в завтрашнем дне. А мы все еще чего-то ждем.

Нет, дело не в политике! Или я это уже говорил?