1. Вот уже несколько месяцев различные части общества, пострадавшие из-за карантинных ограничений, требуют от правительства позаботиться об их интересах, несмотря на угрозу здоровью населения.

  2. Психологам известно: я – это то, что, по моему мнению, другие думают обо мне. Но как быть, если другие обо мне не думают?

  3. Когда журнал для людей с ограниченными возможностями предложил мне написать статью в номер, я подумал: когда же, наконец, наше общество разглядит свою моральную инвалидность? Разглядит до таких "мелочей", чтобы взвыть и оторваться от иллюзий.

  4. Когда на насилие полиции отвечают насилием, это уже не протест – это уже война. Американские города стали ареной ненависти.

  5. Недавнее групповое изнасилование несовершеннолетней в Эйлате взбудоражило всю страну.  Сможет ли наше общество справиться с сексуальным насилием? Или мы способны только на патетичные акции протеста?

  6. Нужен ли Израилю договор о нормализации отношений с Объединенными Арабскими Эмиратами? Чтобы ответить, нужно мыслить не интересами сегодняшнего дня, а стратегически.

  7. Когда-то сегодняшние дедушки и бабушки готовили нас к жизни, но, перестав в них нуждаться, мы отодвинули их в сторону, оттеснили на обочину. Удивительно, как семья и государство сходятся в этом вопросе.

  8. Настоящую истину не надо доказывать. До нее надо дозреть вместе.

  9. Представьте себе: мы сидим семьей. Нет плохих и хороших, далеких и близких, важных и неважных. Все хороши, все близки, все важны. Не ангелы, не паиньки – просто родные люди. Родные души. Это растраченное, забытое многими чувство – наше единственное будущее.

  10. Сколько же раз мы проходили этот путь до конца, до пропасти, до лютой ненависти друг к другу и полного краха. За тысячи лет мы все уже перепробовали. Остается только одно – отчаяться.