1. Помню летний вечер далекого 1980-го года. Я стою на балконе и смотрю, как по проспекту бежит человек. В его руке факел, зажженный в далекой греческой Олимпии. Факел надо донести до Москвы, где должны произойти Олимпийские игры. Особое, радостное событие, в котором главное не победа, а участие. Эти игры я вскоре буду смотреть по телевизору, завидуя тем, кто сидит там, на трибунах, и гордясь, что видел “вживую” хотя бы эстафету.

  2. Когда человеку пишут письмо, оно предназначено для него самого. Когда пишут открытое письмо, оно предназначено для всех, для того чтобы привлечь внимание к якобы адресату, к его словам и делам.

  3. Третий день я в Белоруссии. Третий день серое небо, низкие тучи, то мелкий, то крупный дождь. Местные жители жалуются: весны не было и лета тоже нет.

  4. Мы собрались в пристройке. Там было прохладно, гудел кондиционер. Было нас человек пятьдесят и мы ждали Мэтра, приехавшего из далекой страны, бывшей когда-то нашей родиной.

  5. День Победы

    В фашизме поражает открытость зла. Всё делалось явно.

  6. Эльор Азария

    Итак, это случилось. Эльор Азария, солдат бригады «Кфир», выстреливший в обезвреженного террориста, официально обвинён в убийстве.

  7. В споре рождается истина. Всегда ли это утверждение справедливо? И что вообще означает породить истину?

  8. Я не Брюссель

    Не секрет, что израильтяне отнеслись к событиям в бельгийской столице довольно прохладно.

  9. На днях я прочитал интервью с Натаном Щаранским, приуроченное к 30-летию того дня, как его обменяли на советских шпионов и вернули на Родину, в Израиль.

  10. Мне надоело писать о сирийских беженцах и палестинских подростках. Всё это мрачно и отдает безысходностью, а потому противно. Поэтому напишу я о... светофоре.